Игры патриотов

19 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 455
  В России сейчас модно призывать журналистов: “Не надо грязи!” Пора, мол, обратить внимание на что-нибудь светлое и чистое... Вот мы и обращаем. Радостная новость: оказывается, Россия еще не самая коррумпированная страна в мире. В рейтинге международной организации “Transparency International”, которая под микроскопом изучает разномастных коррупционеров, мы заняли 81-е место из 91 — между Пакистаном и Танзанией (чем ниже строчка рейтинга, тем больше коррупции). Россия неуклонно движется вверх: в 2000 году, например, наша страна стояла на 83-й позиции...
     И не надо унывать, узнавая о новых махинациях российских чиновников, — в развитых западных государствах VIP тоже активно воруют. Читаешь — и сердце радуется: не нас одних Бог наказал!
ПЕСНЯ РЫБЬЕЙ ГОЛОВЫ
Национальные особенности борьбы с коррупцией
     Время от времени что-то такое случается, как-то по-особенному ложатся звезды, и начинается у нас бескомпромиссная борьба с коррупцией. Как правило, обострения этой борьбы случаются ближе к очередным выборам. Но дальше заклинаний и намеков на какие-нибудь делишки каких-нибудь важных людей (из лагеря политических конкурентов) дело не идет. И вот на недавней коллегии Генпрокуратуры Владимир Устинов заявил, что опять все неудовлетворительно в сфере борьбы с коррупцией. Оперативные структуры, получив достоверную информацию о коррумпированности сановных особ, даже не пытаются реализовать эту информацию в громкое уголовное дело, сказал прокурор. Менее 1% среди привлеченных к уголовной ответственности взяточников — представители органов госуправления, причем лишь 7% от этих несчастливцев привлечены за особо крупные взятки... Генпрокурор, к сожалению, ничего не сказал о причинах столь неприятного явления.
     Борьба с коррупцией по-российски имеет национальные особенности — как рыбалка, охота и празднование Нового года.
     Особенность №1: первые лица в государстве, как жена Цезаря, вне подозрений. То ли потому, что они чисты, как ангелы, то ли потому, что подозревать их нельзя. Причем если даже в бытность их еще не президентами, премьерами и прочая ходили кой-какие слухи, о них следует немедленно забыть. Вы можете возразить: вот, была же тогда история про банковские карточки, якобы выписанные на имя самого Бориса Николаевича и членов его замечательной семьи, и на карточках этих якобы лежали деньги, полученные от фирмы “Мабетекс”, так славно отреставрировавшей Кремль... Но история эта (впоследствии не подтвердившаяся — по крайней мере официально) стала достоянием гласности лишь потому, что Борис Николаевич был в конце 90-х уже очень слаб, народ вокруг него распоясался и позволял себе неслыханные вольности.
     Опять можно возразить: а генпрокурор Скуратов, которому та же фирма “Мабетекс” пошила в ателье якобы 14 костюмов за свой счет? Но дело против Скуратова появилось лишь тогда, когда президентская администрация весной 99-го окончательно решила убрать его с дороги, уничтожить политически. Сначала в ход пустили “человека, похожего на генерального прокурора”, показав всей стране кассету о его своеобразном для чиновника досуге, но Скуратов не сдался, уходить не захотел. Тут-то и всплыли 14 костюмов.
     Отсюда — еще одна особенность национальной борьбы с коррупцией на высоком уровне: тебя тронут, если ты кого-то сильно тронешь, а этот кто-то настолько силен, что может организовать уголовное дело. Скуратов замахнулся на самого Пал Палыча Бородина, нынешнего исполнительного секретаря исполкома Союза России—Белоруссии, а тогда всесильного управделами президента, начав всерьез заниматься тем самым делом о реставрации Кремля швейцарской фирмой “Мабетекс”...
     А помните, как мы осенью 97-го дружно боролись со “скрытой коррупцией”? Когда несколько чиновников через подставные фирмы получили от одной крупной финансово-промышленной группы неоправданно высокие (около 100 тысяч долларов) гонорары за коллективную книгу по истории российской приватизации? Никогда не узнали бы мы об этой занятной истории, если бы влиятельный олигарх Владимир Гусинский не проиграл конкурс на покупку пакета акций “Связьинвест” и не обиделся бы за это смертельно на наших приватизаторов...
     И уголовное дело против депутата Владимира Головлева (в начале 90-х — главного по приватизации в Челябинске) едва ли было бы реанимировано в конце прошлого года, если бы неосторожный депутат не перестал быть соратником Немцова и Кириенко по СПС и не вошел в связанную с именем опального Березовского “Либеральную Россию”. По крайней мере, никто в Думе не сомневается, что дело именно в этом.
     Ни один громкий коррупционный скандал не завершился столь же громким приговором. Что вы, большинство из того скудного списка следственных дел, ставших достоянием гласности, не дошло даже до суда. Бывший и.о. генпрокурора Алексей Ильюшенко был обвинен в 96-м в получении взятки и злоупотреблении служебным положением. Два года просидел в СИЗО, заработав там туберкулез. Потом два года лечился на воле с подпиской о невыезде. Знакомился с делом, готовился к суду... И в апреле 2001-го Генпрокуратура прекратила уголовное дело: нет состава преступления — и все... В тот же день было прекращено дело и в отношении бывшего генпрокурора Юрия Скуратова...
     У недоброжелателя Скуратова, Пал Палыча Бородина, проблемы с нашей прокуратурой закончились еще в декабре 2000 года: тоже никакого состава преступления, оказывается, в его отношениях с фирмой “Мабетекс” нет. Только женевская прокуратура от Бородина так и не отстала, но там признают: без помощи российских коллег им трудно будет выжать из швейцарского суда обвинительный приговор.
     Любопытно, что все без исключения высокопоставленные “привлеченные” во время следствия намекали или прямо угрожали какими-то разоблачениями в зале суда, от которых мало никому не покажется. Но разоблачений не было — как, впрочем, и залов суда. Конечно, бывшего министра юстиции Валентина Ковалева судили — по обвинению в получении взятки, незаконном хранении оружия и хищении денежных средств. Но приговор оказался удивительным: девять лет лишения свободы условно!
     Еще интересно, что губернаторы у нас как на подбор — просто ангелы. А вот вокруг них — черт знает что творится, вице-губернаторов привлекают пачками. В Петербурге уже двое яковлевских вице-губернаторов (один ушел в отставку) привлечены. Когда Александр Руцкой был главой Курской области, всех почти вокруг него повырубили — и заместителей, и родственников... А губернаторы — нет. Разве что после отставки. Почти единственный приходящий на память случай — бывший тульский глава Николай Севрюгин. Обвинен во взятке в особо крупных размерах еще в 97-м, в тюрьме пережил инсульт, став инвалидом I группы, потом суд начался, но так и не закончился: совершенно больного Севрюгина амнистировали в 2000 году из сострадания...
     В такой обстановке совершенно невозможно понять: а есть ли вообще коррупция в высших и близких к высшим эшелонах власти? Может быть, сплошные наветы конкурентов и недоброжелателей, банальные наезды с использованием правоохранительной системы?
     Но не может быть, чтобы ее совсем не было наверху, потому что внизу-то мы все прекрасно знаем: цветет это зло пышным цветом. А рыба гниет с головы...
ОТ СУММЫ ДО ТЮРЬМЫ
дорога длинна, коли ты — премьер
     В Италии на скамье подсудимых побывали два виднейших в недавнем прошлом политика: рекордсмен по премьерству, христианский демократ Джулио Андреотти и бывший лидер социалистов и тоже бывший премьер-министр Беттино Кракси, а также многие другие их коллеги. Не стал исключением и нынешний премьер-министр и основатель правящей партии “Форца, Италия” Сильвио Берлускони, которого не раз обвиняли в коррупции, мошенничестве и в финансовых махинациях...
  
   Но как было посадить человека, который являлся трижды депутатом: итальянского и европейского парламентов и еще Евросовета? В 1994 году этот богатейший в Италии человек, медиамагнат и владелец популярного футбольного клуба “Милан” все-таки схлопотал два года и девять месяцев. Берлускони признали виновным в том, что он способствовал выдаче взяток в 380 миллионов лир офицерам финансовой гвардии в обмен на послабление при проверке его компаний “Медиаланум”, “Мондадори”, “Видеотайм” и “Телепью”. В то время Берлускони уже сидел в кресле премьера, а потому не отправился после суда прямиком на цугундер, а немедленно подал апелляцию.
     Состоялось повторное рассмотрение дела. Одно из ключевых обвинений с Берлускони, который уже перестал быть премьером, сняли, однако два других еще оставались. Их отменили совсем недавно, когда наш герой стал премьером во второй раз. Решение суда гласило: не виновен, потому что “преступления не совершал”.
     Однако на Апеннинах есть скептики, которые полагают, что миллиардер Берлускони потому-де так и стремился снова попасть в неспокойное кресло премьера, чтобы не сесть на железную койку совсем в другом месте. Ведь посадить действующего главу правительства все-таки куда труднее. А для таких опасений были все основания: те, кто получал взятки — офицеры финансовой гвардии, все-таки угодили за решетку. Их признали виновными в том, что они взяли деньги, чтобы оказать незаконные услуги. Но кому? На этот вопрос так никто и не ответил...
     Уже накануне выборов, на которых Берлускони победил, против него возбудили новое судебное дело, на этот раз в далекой Испании. Тамошние прокуроры обнаружили, что, завладев испанской телекомпанией “Телесинко”, группа Берлускони “Фининвест” выкачала из нее 240 миллиардов лир, которые перешли на счета неких офшорных фирм и в черную кассу “Фининвеста”. Но пока непотопляемый миллиардер стоит у правительственного руля, вряд ли можно ожидать, что это дело дадут раскрутить..
ТАЙНА ГРЕЧЕСКОГО ЗОЛОТА
Зачем президенту игорный дом?
     Буквально горят кресла под высшими начальниками на родине демократии, в солнечных Афинах. Не так давно там судили неоднократного премьера и основателя правящей партии ПАСОК Андреаса Папандреу. Его подозревали в коррупции и в незаконном подслушивании телефонов своих политических соперников. Однако ныне уже покойному политику удалось выпутаться, а после этого, как и Берлускони, снова благополучно сесть в кресло премьера.
     А последний скандал такого рода вспыхнул в Греции буквально на днях. В коррупции обвинили, так сказать, витрину местной демократии — самого президента Константиноса Стефанопулоса, славящегося своей принципиальностью и неподкупностью. Один частный телеканал раскопал, будто родной дом главы государства используется под нелегальное казино! Скандал оказался таким громким, что стали уже поговаривать, что президент вот-вот уйдет в отставку и стране грозят досрочные выборы в парламент. Но за 75-летнего Стефанопулоса горой встали депутаты правящей партии и правительство. “Такого не может быть, потому что не может быть никогда!” — раздался дружный хор защитников чести и достоинства.
     Впрочем, дыма без огня и на этот раз не оказалось. Особнячок в городе Патры, о котором шла речь, у президента и в самом деле имеется. Когда он переселился в президентский дворец, то действительно сдал его одному тамошнему бизнесмену в аренду. Ну чего пустовать недвижимости? А нехороший арендатор возьми и устрой под крышей президентского дома ресторан, кафе и нечто вроде центра развлечений. Но играли ли там в задних комнатах на самом деле в рулетку или в другие азартные игры, что в Греции закон разрешает делать только в специально отведенных для этого местах, то бишь в казино? Этого пока никто не доказал... Ну а на нет и суда нет.
     Редкий большой политик даже в условиях полного разгула западной демократии может похвастаться тем, что не сидел или не подозревался в коррупции. Но что ж тогда делать, господа? Оказывается, оригинальный способ борьбы с такими нехорошими делами нашли в той же Греции еще до нашей эры. Мудрый Ликург распорядился делать деньги из больших кусков железа. Его поливали уксусом, металл становился хрупким, и его нельзя было использовать для других целей. А сами деньги приходилось перевозить на телегах, их нельзя было спрятать. Какая уж тут коррупция! А в древней Спарте заставили всех граждан обедать вместе. Чтобы лишить коррупционеров соблазна вкусно покушать...
ДЕЛО “ЧЕРНОГО КАНЦЛЕРА“
Колю простили подпольные миллионы
     В конце 1999-го в Германии разразился скандал с “черными кассами” Христианско-демократического союза — партии Гельмута Коля. Его политические противники отбыли первый, не слишком удачный год своего четырехлетнего срока правления и нуждались в отвлекающих маневрах. Вот тут-то и грянул весьма удачный для властей предержащих скандал, связанный с их конкурентами...
     Искру, из которой возгорелось скандальное пламя, высекла газета “Зюддойче Цайтунг”, сообщив, что 26 августа 1991 года в одном из швейцарских торговых центров финансовый эксперт ХДС Вейраух в присутствии партийного казначея Кипа получил чемодан с миллионом дойчмарок от торговца оружием Шрайбера. Он, как выяснилось, незаконно продавал, с негласного ведома тогдашнего правящего кабинета, немецкие танки Саудовской Аравии (которой продажа немецкого оружия запрещена). Пришедшие после шестнадцатилетнего правления Гельмута Коля к власти социал-демократы организовали специальный парламентский комитет по расследованию аферы... Прокуратура выдала ордер на арест казначея, и Кип покорно сдался Фемиде. В качестве свидетеля тут же призвали Вейрауха, рассказавшего, что Кип деньги не прикарманивал, но перевел их на “черные счета” ХДС...
     Кипа выпустили из-под стражи под залог в 500000 марок. А на следующий день после того, как он “пил за свободу”, бывший бундесканцлер Гельмут Коль поклялся, что он о подобных пожертвованиях не ведал ни сном, ни духом. Но к концу того же месяца Кип неожиданно сдал Коля, заявив, что об этих финансовых операциях было известно в высших эшелонах его партии. Колю пришлось взять на себя политическую ответственность за “чемодан с марками”.
     Перед лицом фактов “личный друг Б.Н.” сознался, что в период с 93-го по 1998-й в качестве анонимных пожертвований получил около 2 млн. марок от пожелавших остаться неизвестными благодетелей (а это уже само по себе правонарушение, поскольку доноры при пожертвованиях свыше 20000 марок должны быть названы в обязательном порядке) и перевел их на тайные счета. Предположительно — в Швейцарии...
     Дальше — больше. Помимо темного дела с проданными “мирным арабам” танками Колю стали приписывать махинации с приватизацией крупных государственных предприятий бывшей ГДР. Один из самых громких скандалов — продажа за символическую сумму французскому концерну “Elf Aquitaine” крупного нефтеперерабатывающего предприятия бывшей ГДР — “Leune”. В этом деле всплывали имена и Коля, и Миттерана, и многих других могущественных людей. Однако в следствии по делу с “Leune” до сих пор сам черт ногу сломит, а председателя той самой приватизационной комиссии восточногерманских предприятий застрелил один из бывших членов левацких организаций якобы из идейных соображений. Но кто его знает... На сегодняшний день его убийство и его мотивы остаются одним из самых загадочных происшествий в истории послевоенной Германии.
     Но вернемся к господину Кипу. В конце прошлого лета журнал “Шпигель” сообщил о том, что одним из доноров “черных касс” был всемирно известный концерн “Сименс”. Тогда журнал писал, что в конце восьмидесятых партийный казначей ХДС обсуждал с руководством ГДР возможность модернизации “Сименсом” восточногерманских телефонных линий. Это предложение поддержал и тогдашний канцлер Гельмут Коль. Перед парламентской комиссией Кип оправдывался, что “речь шла лишь о проектах”. Однако выяснилось, что на самом деле казначей действовал с ведома “партии и правительства”, а также менеджера концерна “Сименс”. При этом планы были конкретные и далеко идущие. Вскоре после падения Берлинской стены концерн действительно подписал с правительством ГДР контракт на 80 миллионов марок. Фатальный конец ему, правда, положило скоропостижное объединение Германии...
     Генеральный поверенный казначейства ХДС Уве Лютье утверждает, что электронный концерн в период с 1981 по 1992 гг. перевел в партийную кассу христианских демократов восемь или девять миллионов наличными, которые позже тоже оказались на “черных счетах” в Швейцарии. А что же Коль? Из “черных пожертвований” 100000 марок, например, он перевел окружной организации ХДС в своем родном городе Людвигсхафен. Как признал ее председатель Йозеф Келлер, эти деньги были пущены на избирательную кампанию во время выборов в бундестаг в 1998 году...
     С подачи социал-демократов против незадачливого “отца нации” Коля запустили следствие. Колесо Фемиды буксовало и скрипело, и в конце концов остановилось вовсе — из-за “отсутствия в деле состава преступления”. Скандал с “черными кассами” заглох как раз накануне самоубийства жены экс-канцлера, Ханнелоре. Хотя Коль так и не сознался в том, кто жертвовал деньги в “черные кассы”, заявив, что не может нарушить слово. Удивительным образом “мужское слово” Гельмута Коля стало куда более убедительным для грозной боннской прокуратуры, чем горькая правда, — прокуроры не рискнули судиться с могущественным кланом Колей. Беззубость немецкой Фемиды в деле “Leune” яростно критиковал известный женевский прокурор Бернар Бертосса, тот самый, который в свою очередь тщетно пытался привлечь Павла Бородина. В итоге всех этих расследований, комиссий и разбирательств единственным, кто действительно пострадал, оказалась парламентская фракция ХДС, которую оштрафовали на 41 миллион марок. Тем дело и кончилось...
ШИРОКАЯ ЖИЗНЬ ШИРАКА
Французский глава зацепился за иммунитет
     Первым французским политиком-коррупционером считается некий Жан-Батист Тест, который в прошлом веке служил министром публичных работ. За взятку он предоставил коммерсантам право разработки месторождения каменной соли. Суд приговорил Теста к трем годам заключения и штрафу в 100 тысяч франков. В тюрьме бывший министр покончил жизнь самоубийством... Сегодня подобные душераздирающие сюжеты среди французских политиков не в чести. Самое страшное, что им грозит, — похороны собственной политической карьеры. Правда, с учетом того, что во Франции грядут скорые президентские выборы, и это уже немало.
  
   Во Франции по-прежнему популярна поговорка “шерше ля фам”. В конце прошлого года прокуратура разыскивала мадам Мари-Данель Фор, доверенную сотрудницу экс-министра внутренних дел Шарля Паскуа в правительстве Ширака. Даму подозревают в присвоении в конце 80-х годов... части выкупа (несколько миллионов долларов) за освобождение из ливанского плена французских заложников. Контрразведка утверждает, что деньги, предназначавшиеся для похитителей, могли быть украдены и осесть на швейцарских счетах братьев Сафа — двух ливанских предпринимателей, которые, в свою очередь, передали процент от выкупа Шарлю Паскуа — вероятному кандидату на участие в президентских выборах 21 апреля. Прямо “березовская” история — только уже не с чеченским, а с ливанским акцентом...
     Но Паскуа по сравнению с Шираком — просто божий одуванчик. Если верить французской прессе, нынешний хозяин Елисейского дворца замешан едва ли не в каждом втором коррупционном скандале Франции. Так, прошлым летом на свет всплыла видеопленка, разоблачающая незаконное финансирование партии Жака Ширака “Объединение в поддержку Республики”. Суть этого темного дела такова: в 1996 году один из ближайших сподвижников президента Ширака Жан-Клод Мери в присутствии адвоката Алена Бело записал на пленку признание в том, что в недрах “Объединения в поддержку Республики” был создан специальный фонд, предназначенный для дачи взяток...
     А другому бывшему министру и советнику Жака Ширака Мишелю Руссену недавно было предъявлено обвинение в коррупции. Прокуратура считает, что Руссен распределял выгодные строительные подряды и получал за это комиссионные, которые затем передавал в партийные кассы Ширака. Сам Ширак, понятное дело, ни по одному делу не желает давать показания, ссылаясь на свой президентский иммунитет.
     Прошлым летом судейская коллегия, расследующая коррупционные скандалы, связанные с именем президента Франции, отказалась от намерения вызвать его на допрос. Но радоваться еще рано: на вопросы теперь придется отвечать членам семьи президента. Почти полгода следователи пытались выяснить, почему господин Ширак оплатил все путешествия наличными (обошлось ему это в 310 тысяч долларов), если закон предписывает госслужащим выплачивать столь крупные суммы только кредитной карточкой. Кроме того, следователи возмущены: почему дочь Ширака и по совместительству его помощница летала в отпуск в Доминиканскую республику за госсчет?
     В штабе Жака Ширака подозревают во всех коррупционных злоключениях своего шефа основного конкурента на президентских выборах — премьер-министра Леонеля Жоспена. Правда, обвинить его в чем-нибудь более стоящем, чем в левацких взглядах в молодости, пока не могут...
    


Партнеры