Люди на болоте

В Октябрьском обнаружили вонючую кучку. В воде

25 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 234
  Уже вторую неделю Октябрьский, что в Люберецком районе, находится в осаде. Враг незрим, хитер и коварен — это целая икебана болезнетворных бактерий от дизентерии до сальмонеллы, которыми пропитан поселковый водопровод. По словам главы поселковой администрации Юрия Байдукова, за неделю госпитализирован 41 человек, 24 из них — дети. Делом уже занялись прокуратура, ФСБ. Речь идет о возбуждении уголовного дела по статье “преступная халатность”.
     Как случилось, что местные водосистемы оказались практически зараженными? На столе Байдукова канистра с питьевой водой. Он говорит, что причина эпидемии уже известна — в поселковый водопровод попали фекальные массы.
     Водозаборный узел, построенный в 1957 году, давно выработал все мыслимые ресурсы. Попросту — сгнил. На реконструкцию требуется 35 миллионов рублей. Узел этот принадлежит ЗАО “РИК”, но у него денег на капремонт нет. И пока жители пользуются привозной водой.
     — Нам здорово помогло МЧС, — делится глава администрации, — сегодня на городских улицах постоянно находится 2—4 действующие цистерны.
     Помимо обеспечения чистой водой власти закрыли все школы, детские сады, больницу и запретили пользоваться водопроводом. В самой администрации чувствуется атмосфера революционного штаба, и создается впечатление, что ситуация находится под полным контролем.
     На самом деле первые недомогания жители Октябрьского почувствовали не 13 февраля, как было объявлено официально, а 11-го. Именно тогда все обратили внимание, что вода не только откровенно воняет свежим дерьмом, но и что это самое дерьмо в ней преспокойно плавает. Первыми заболели дети. Уже тогда чуть ли не во всех домах по улицам Ленина, Фабричной, Дорожной и другим у малышни началась рвота. Некоторые теряли сознание. Ночью “созрели” и взрослые, многие начали вызывать “скорую”.
     Только через четыре дня в поселке появились автоцистерны с привезенной чистой водой. А ведь до этого в этой воде мылись, чистили зубы, готовили пищу...
     Очередь у цистерны выстраивается мгновенно. Здесь в основном женщины и дети. Они приходят сюда с пластиковыми канистрами и ведрами.
     — Власти хотели скрыть происшедшее, — убеждена Галина Матвеевна Копнева, — нам говорят, что заболели 100—200 человек, а мы считаем, что пострадали не меньше трех тысяч октябрьцев. Просто многие не стали обращаться к врачам.
     — Этого следовало ожидать, — вступает в разговор Николай Бачурин, — еще 13 лет назад у нас была вкуснейшая и чистейшая вода. А вот уже три года мы пьем отравленную фекалиями воду. Она постоянно воняет.
     Кстати, не пострадали от болезнетворных микробов те из жителей поселка, кто давно отказался от местного водопровода. В сороковом доме по улице Ленина живет Валерий Молев. Он водитель микроавтобуса. Уже больше года привозит воду в пластиковых флягах из дальней деревни.
     — Как местную пить? — спрашивает он и открывает кран на кухне. Оттуда льется черная вонючая жидкость.
     Попутно выясняется, что и водозаборная станция на сегодняшний день эксплуатируется с нарушениями. По закону вокруг станции должно быть два природоохранных пояса на 50 и 150 метров. На самом деле — с одной стороны от станции в 20 метрах расположено мазутное хозяйство, в 15 — стоит фабричный корпус, еще в 15 — здание управления швейной фабрики. Это — прямое нарушение закона. Кто же виноват? Приватизация? Перестройка? Реформы?
     Заместитель директора ЗАО “РИК” Владимир Фомин на просьбу прокомментировать случившееся сказал лаконично: все давно сгнило — удивляюсь, как раньше не рвануло.
     Но что же получается? Только официально едва не отдали Богу душу 262 человека. Неофициально — несколько тысяч. А виноватых нет?
    


Партнеры