Ирина Слуцкая: Пусть им будет стыдно...

26 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 699
  Не смогли наши чиновники отстоять Ирину Слуцкую. Хоть она, как и канадцы, проиграла из-за единственного голоса. А протест не приняли... исключительно из-за неграмотной формулировки.
     — Этого следовало ожидать, — говорит Ира. — Правильно-неправильно — какая уже разница?! Был бы правильно составлен — нашли бы что-нибудь другое... Потому что мы — Россия. Россию почему-то очень сильно не полюбили на этой Олимпиаде. Знаете, что я хочу сказать? Второе место — это тоже хорошо. Обидно, что не первое, но... Видать, мы очень сильные. А сильных — боятся. И делают все, чтобы от нас избавиться.
     — Ира, ты помнишь, что кричала после выступления?
     — Чего, плохо кричала, да?.. “Уроды” — а дальше я не могу сказать... Ну, если они уроды, то кто же виноват? Нет, понимаете, я считаю, что это все просто несолидно уже. Ну ладно, один раз... Но постоянно такое делать!.. Действительно, я себя чувствую уже не знаю как кто: “Ой, Ир, ты должна быть первая, но ты почему-то вторая...” Люди подходят и говорят: “Ты все равно выиграла!” А что мне от этого? Вот на мне висит эта серебряная медаль... Я знаю, что я выиграла, я знаю, что была лучше. Сейчас приеду домой — там, говорят, Дума уже обсуждает, как меня задвинули... Приеду — вообще буду звездой.
     — Это же наша первая олимпийская медаль у одиночниц (после Киры Ивановой в 84-м году), и первая — серебряная...
     — Знаете, олимпийская медаль даже рядом не стоит с медалью чемпионатов мира. По правде говоря, посмотрела я на эту медаль — и решила, что она у меня не серебряная, а платиновая.
     — Во время выставления оценок ты продолжала улыбаться...
     — Я когда увидела оценки за технику, у меня молнией в голове пронесся Ванкувер, прошлогодний чемпионат мира. Поэтому у меня и не было явных эмоций — я уже представляла, что буду вторая-третья. Конечно, в глубине души верила в “золото”, но... В таких ситуациях просто руки опускаются. Столько работаешь, а от тебя ничего не зависит...
     — Не было желания не выходить на награждение?
     — Мелькнуло. Но я же не могу потерять чувство собственного достоинства — пусть им стыдно будет. Мне вообще кажется: в США идти против кого-то — нереально. Я на чемпионате мира в Канаде очень тяжело переживала второе место. И не то чтобы была готова к проигрышу, но могла предположить, что все получится именно так. Посмотрим, что будет, когда мы будем выступать в Европе...
     — Ты остаешься на следующее четырехлетие?
     — Не будем загадывать. Загад не бывает богат.
     — Ваша борьба с Кван носит принципиальный характер. Когда борются двое, всегда выскакивает третий... Может, вы слишком были сконцентрированы друг на друге?
     — Не знаю, я не увлекалась никакой борьбой — боролась сама с собой. Выходила и делала то, что надо. А выиграть могла любая фигуристка из шести-семи девочек. Сара Хьюз — не открытие: она давно в группе сильнейших.
     — Что обидно, она ведь и не открытие для фигурного катания. О таких быстро забывают... Ира, а ты видела, как упала Кван?
     — Я как раз выходила в этот момент на лед, смотрю: чего-то она исчезла там, за бортиком... Честно говоря, я ничего не почувствовала, настолько была сконцентрирована на самой себе. Потому что очень сложно выступать было, очень сложно. Я даже не предполагала, что так будет.
     — Ты хорошо держала удар на пресс-конференции, правда, чуть дрогнула, когда прочитала какое-то сообщение по мобильному телефону... Признайся, известие-то было от мужа?
     — Да, он прислал сообщения, трогательные такие... Все, конечно, понимают, что “золото” уплыло... Все это знают и поэтому пытаются поддержать, найти нежные слова для любимого человечка...
     — Некоторые упрекают тебя за то, что ты не усложнила программу...
     — Я знала, что нужен чистый и безошибочный прокат, — не хотела рисковать, иначе, если бы была ошибка, могла стать и четвертой. Я допустила лишь одну помарку. Но за нее снимают одну десятую балла. А не четыре, как это сделал итальянский судья. Меня попросту убрали, поставив 5,6, — это равносильно тому, если бы я споткнулась и упала...
     — Как получается, что фигуристка, занявшая четвертое место после короткой программы, обыгрывает второе место при почти равных выступлениях в произвольной?
     — У нас была одинаковая сумма баллов. Кто выигрывал произвольную, тот и... Вот тут итальянец и пригодился. Я бы вообще давала медали отдельно — и за короткую, и за произвольную. А то некоторые спортсмены могут стать пятикратными чемпионами Олимпийских игр, а мы два дня сражаемся за одну медаль. А еще хочется, чтобы наши девочки последними не катались. Почему-то все отыгрываются на нас...
     — А если ты вдруг уйдешь, кто, кроме Вики Волоковой, останется?
     — То есть я не имею права на уход, что ли?.. Не могу сказать, что если продолжу кататься, то буду выигрывать, — это же спорт, правильно? Вика — сильная девочка и составит конкуренцию всем американкам. У всех бывают провалы. В Нагано я тоже не шикарно откаталась... Я не буду насильно себя заставлять кататься, если захочу заняться чем-то другим, правда? Пока, слава богу, мне это нравится, и я катаюсь.
    


Партнеры