Боевое драпство

В армии разрастается эпидемия побегов с оружием

4 марта 2002 в 00:00, просмотров: 367
  В армии творится черт знает что. Недели спокойной не проходит — сплошные ЧП. В “черном списке” лидируют самовольные оставления частей. Но если раньше дезертировали главным образом молодые солдаты, то теперь пускаются в бега и бывалые вояки. Уходят не с пустыми руками — прихватывают оружие...
 
    Такого рэмбо задержали в Минераловодском районе Ставрополья. Рядовой внутренних войск Алексей Хозеев воинскую часть в городе Зеленокумск покинул почти три недели назад, а поймали его в поселке Левокумский. Группе захвата оружие применять не пришлось — украденного автомата у Хозеева уже не было: солдат спрятал его до поры до времени: без уже использованных патронов таскать “ствол” не имело смысла. Следователям военной прокуратуры дезертир признался в убийстве двух военнослужащих — сразу после побега в районе поисков были обнаружены тела расстрелянных им офицера и прапорщика.
     В минувшие выходные список дезертировавших с оружием пополнил сержант Геннадий Силин. Он служил в российском миротворческом батальоне в Гудауте (Абхазия). Каким образом 22-летнему уроженцу Псковской области удалось завладеть автоматом Калашникова и 60 патронами и беспрепятственно дать деру? Что именно толкнуло не зеленого юнца — взрослого парня — на преступление? Ответов на эти вопросы пока нет. Допросы командиров и сослуживцев Силина не внесли ясности: те недоуменно пожимают плечами. Уверенно твердят об одном: “дедовщиной” в этом случае не пахнет. Информация о ЧП в Абхазии крайне скудная. Известно лишь приблизительное время побега — около часа ночи. Скорее всего, в это время сержант находился в наряде и имел при себе оружие и боеприпасы.
     В местных правоохранительных органах считают, что дезертир попытается перейти на российскую территорию через реку Псоу, поэтому на границе усилены милицейские посты. По просьбе командования миротворческих сил к поискам Силина подключились абхазские спецслужбы. Кроме того, по всей республике разосланы патрули российских солдат.
     Отбор военнослужащих в миротворческий контингент особенно тщательный, и ЧП, подобные нынешнему, случаются исключительно редко (за последние 5—7 лет в Абхазии такого не было вообще). “Ну, теперь жди оргвыводов”, — обреченно вздыхают офицеры, памятуя о наказании командиров после трагедии под Ульяновском.
     Как и следовало ожидать, за преступления десантников Алмаза Шагеева и Михаила Сухорукова (они расстреляли в общей сложности девять человек и поплатились собственными жизнями) ответили офицеры 31-й отдельной бригады ВДВ. Роль главного “стрелочника” досталась начальнику штаба 2-го артиллерийского дивизиона майору Юрию Онищуку: с формулировкой “за серьезные недостатки в организации работы с личным составом” министр обороны досрочно уволил его из армии. Строгий выговор “повесили” на комбрига полковника Николая Никульникова и целый ряд других офицеров Ульяновской бригады ВДВ.
     После таких ЧП офицеров наказывают обязательно. Но, как свидетельствуют новые громкие происшествия, это не отбивает охоту у солдат к побегам. Выходит, одними наказаниями делу не поможешь...
    


    Партнеры