Оливковая смерть

Палестинский снайпер поставил точку на переговорах о мире

5 марта 2002 в 00:00, просмотров: 297
  Оливковая ветвь, символ мира и весны, стала в эти дни в Израиле символом смерти. Палестинский снайпер, засевший среди ветвей оливкового дерева с карабином времен Второй мировой, не был ни героем-мучеником, ни патриотом-одиночкой. Он просто совершил заказное убийство. На задание его послали те, ком у даже робкие намеки на переговоры, наметившиеся неделю назад, оказались поперек горла.
     Все минувшее воскресенье Израиль оглашали грохот взрывов, автоматные очереди и крики раненых. Словно в ответ на попытки при посредничестве Саудовской Аравии наладить переговорный мост, на снятие израильской блокады с резиденции Арафата, непримиримые террористические группировки нанесли удар. Начало кровавой вакханалии положил камикадзе, взорвавший себя в людном пригороде Иерусалима. Теракт унес девять жизней, включая женщин и детей. Всего за кровавое воскресенье погиб 21 человек. На фоне всех этих смертей бойня, разыгравшаяся на шоссе Рамалла—Наблус, выглядит подлинным кошмаром. За 25 минут снайпер выпустил по израильскому блокпосту 25 пуль, убив десятерых и еще четверых ранив. Хроника трагедии сейчас, спустя более суток, восстановлена буквально по минутам.
     Блокпост разместили на этом участке дороги, где еще сохранилось здание старого британского полицейского кордона, в 1,5 км от поселка Офра, два года назад. Тогда, в ноябре, на этом месте террористами были убиты школьный учитель Сара Лейша и два израильских офицера. Пост не был оборудован стационарным укрытием, и министерство обороны хотело вообще упразднить его, но по просьбам жителей Офры, которых обнадеживало присутствие солдат, его оставили.
     Снайпер облюбовал себе позицию на одном из холмов, скрываясь в ветвях оливкового дерева. Пост был у него как на ладони: два джипа и сарайчик на открытом шоссе. Первой мишенью убийца выбрал трех солдат, открыто стоявших на внешнем периметре. Все три выстрела нашли своих жертв. Так началась эта драма в 6.40 утра. При звуках первых выстрелов спавшие в сарайчике солдаты бросились наружу, без бронежилетов,только с оружием в руках. Снайпер буквально косил их на выходе. Командир блокпоста получил пулю, когда пытался оказать помощь одному из своих людей и оттащить его с линии огня. Тут же погибли Сергей Бутаров и Вадим Балагула, двое безоружных гражданских из соседнего городка Ариэль. Они просто оказались не в том месте и не в то время — ехали на работу. Из бойцов те, кто еще уцелел, залегли прямо на открытом месте, начав отстреливаться. Но эхо играло на руку киллеру — солдаты открыли огонь в противоположную сторону, и снайпер продолжал бить им в спины. Тревога поднялась уже по всей округе, а стрельба у блокпоста продолжалась. Поспешивший на место глава регионального совета безопасности Авигдор Шатц сам получил четыре пули в бронежилет и тоже был ранен.
     Когда наконец снайпера засекли и пули стали срезать ветви оливкового дерева, а одна заклинила его карабин, он спустился и скрылся безнаказанным “в зоне палестинского контроля”. За массовое убийство 7 солдат и 3 гражданских наперегонки уже взяли на себя ответственность две террористические группировки: “Отряды возвращения” и “Батальоны Аль-Акса”, обе из радикального крыла арафатовской военной организации “ФАТХ”. Это и другие события “кровавого воскресенья” буквально обрубили на корню планы мирного урегулирования.
     В Израиле больше уповают на другой план — создание 11-километровой стены, разделяющей восточный (арабский) и западный (еврейский) Иерусалим. План, поначалу казавшийся фантастичным, претворяется в жизнь. Уже идет разметка “Иерусалимской стены”. Она не будет сплошной, бетонной, как Берлинская, частью из легких заграждений с электронными системами слежения, частью монументальной, закрывающей от обстрела и обзора. Стоимость каждого километра этого сооружения, символа нынешнего ближневосточного противостояния, в среднем составит $400.000.
    


Партнеры