СТАРЫЙ ГВАРДЕЕЦ ПОДДАЕТ ЖАРУ

10 марта 2002 в 00:00, просмотров: 522
  Джо Линн Тернер не первый год в рок-н-ролле, а точнее — с конца 70-х, когда он попробовал создать свою первую группу “Filet of Soul”. Хотя потомок американца и итальянки вовсе и не собирался заниматься вокалом: закончив университет, он работал учителем английской литературы, а потом и вовсе засел за написание исторических книг. Но однажды на вечеринке он услышал “Deep Purple” и поставил перед собой новую цель — стать однажды вокалистом этой легенды хард-рока. Забегая вперед, скажем, что эта мечта в конце концов осуществилась, а затем судьба свела его и с Ричи Блэкмором.
     Но путь к мечте, по выражению поэтов, был долог и тернист. Второй группой стала “Ezra”, которая играла перепевки песен (т.н. каверы) “дипперпловских” композиций. Следующим после Яна Гилана кумиром Тернера (или, как он сам ныне себя называет, JLT) стал Пол Роджерс, и тогда им была создана еще одна команда “Fandango”. С 1977 по 1980 г. они записали четыре альбома, выдержанных в стилистике от блюза до кантри. Помимо вокала JLT играл там еще и на гитаре.
     В 80-х годах на его вокальные способности обратили внимание многие известные тогда люди и стали просить поработать на подпевках. Он никому не отказывал и успел засветиться на двух дисках Майкла Болтона, Шер, группы “TNT”, Бонни Тайлер (“Notes From America”), Билли Джоэла (“Storm Front”), Литы Форд (“Dangerous Curves”), Ли Аарон и Пола Каррака.
     В 1980 г. Ричи Блэкмор, покинувший “Deep Purple”, лично позвонил JLT и пригласил заменить Грэхема Боннета в его группе “Rainbow”. Дебют Тернера в “радужном” составе состоялся год спустя на LP “Difficult to Cure”. За четыре года работы в “Rainbow” он солировал на 5 альбомах и прославился как исполнитель таких хитов, как “I Surrender” и “Stone Cold”. Распад “Rainbow” особо не расстроил Джо Линна, и в 1984 г. он пел уже в “Rising Force” у Ингви Мальмстина. Тогда же он сказал, что ему везет на великих гитаристов, без звуков которых его вокал просто бы не звучал в полную силу.
     В 1985 г. он рискнул записать первый сольник “Rescue You”, который полностью оправдал название. Ему помогал клавишник из “Foreigner” Эл Гринвуд и “квиновский” продюсер Рой Томас Бейкер.
     И снова Мальмстин. После записи альбома “Odyssey” (1988) годом позже “Rising Force” оказались в России, и тогда же состоялся исторический визит Ингви и Тернера в редакцию газеты “Московский комсомолец”. Кстати, это был первый визит рок-музыкантов в стены “МК”, и с тех пор лохматые гости в коже и потертых джинсах появляются у нас регулярно.
     Концерты в Москве и Питере прошли настолько успешно, что один из них был запечатлен на пластинке “Trial By Fire — Live in Leningrad” (1989). В тот же год пресса впервые назвала Джо Линн Тернера рок-звездой, и это было (по его словам) мечтой его жизни после прослушивания пластинки “Deep Purple” (см. выше).
     В 1990 г. мечта еще более материализовалась. Круг как бы замкнулся, и он заменил своего кумира Яна Гиллана у стойки микрофона в “Deep Purple”. Для публики это все ассоциировалось с неким возрождением “Rainbow”, поэтому LP “Slaves and Masters” и одноименный тур были более чем успешными. Но неуживчивость JLT и его тяга к чему-то новому дала о себе знать, и в августе 1992 г. он покинул “Deep Purple”, а после годового молчания летом 1993 г. создал проект “Mother’s Army” вместе с басистом “Rainbow” Бобом Дейсли и клавишником Джеффом Уотсоном из “Night Ranger”. Но эта затея провалилась, и альбом был встречен холодно. Рождение дочери Ливианы побудило Тернера создать лиричный и строгий альбом, и так на свет появился второй сольник “Nothing Changed” (октябрь 1995-го). И все-таки про “Deep Purple” Джо Линн не хотел забывать и охотно участвовал в записи двух трибютов — “Deep Purple Tribute” (‘95) и “Black Night Tribute” (‘95).
     В 1996 г. он познакомился с болгарским гитарным чудом Николо Котцевым, и они создали бэнд “Brazen Abbot” и записали LP “Eye of the Storm”. Впоследствии контакты с Котцевым продолжались, и JLT принял участие в записи рок-оперы “Nostradamus”, где он исполнил главную роль (т.е. самого Мишеля Нострадамуса). Впрочем, об этом мы уже подробно рассказывали в “Джокере” в начале года (см. “диск недели” в “МК-Воскресенье” от 6 января с. г.).
     Но вернемся в 1996 г. Третий сольник Тернера стал перепевками всех его любимых песен, поэтому Джо Линн его так и назвал “Under Cover”. Успех диска в Германии и Японии побудил его двумя годами позже записать вторую часть “Under Cover, Vol.2”.
     Период с 1997 по 1998 г. был очень плодотворным для Тернера. Он записал еще два диска с “Mother’s Army”, еще один с “Brazen Abbot”, сделал потрясающий сольник “Hurry Up and Wait”, помог близкому другу Блэкмора гитаристу Стюарту Смиту в записи его LP “Heaven and Earth”, а затем вместе с Дэвидом Розенталем (опять же из “Rainbow”) сделал диск “Niji Densetsu”, что по-японски означает “Легенда радуги”. Нетрудно догадаться, что это был трибютный альбом, посвященный его работе в “Rainbow”. То есть в течение полутора лет он отработал на 110%.
     Вообще, порой только остается удивляться, когда Джо Линн отдыхает. Не было ни одного года, когда бы его вокал молчал. В 2000 году это был очередной сольник “Holy Man”, затем уже упомянутый “Nostradamus” и наконец в конце прошлого еще один релиз — с новой группой “Slam”.
     Практически это соло-проект, хотя сам Тернер считает диск групповым опусом. На сей раз ему помогал японский гитарист Акира Каджияма (недаром JLT имеет самый большой успех именно в Японии), басист Эрик Цар, барабанщик Кенни Крамме и клавишник Пол Моррис.
     Слушая пластинку, начинаешь понимать, что рокера с 30-летним стажем, как говорится, “только могила исправит” (дай Бог ему здоровья!). Мы в смысле того, что ничего он не хочет менять. Начинается все с песни “Bloodsucker”. Ну прямо какой-то “дипперпловский” “Speed King”. Мощное хард-роковое вступление, мощнейший вокал, о котором нынешний Ян Гиллан может вспоминать лишь в романтических снах, затем гитарный проигрыш, вступают клавиши и далее все по образцу 20-летней давности. Дальше — больше. В “Eye for on Eye” — вступление а-ля “Smoke in the Water”, следующая за ней “Heart of the Nigth” — традиционная баллада, которые так любил петь Дэвид Ковердейл. Все последующие композиции, начиная от “Dark Days”, — это типичный рок-н-ролл в формате двух первых альбомов “Rainbow” 75—76-го годов.
     Но, несмотря на это, альбом не выглядит старомодным, и от него будут сходить с ума все старые фанаты “Rainbow”. Никакой ностальгии, и звучит все достаточно свежо.
     Но на этом Тернер не остановился и весь текущий февраль делал чес по Японии с новым составом. В нем три японца — все тот же гитарист Акира Каджиямо, клавишник — Тоши, барабанщик — Йошикиро (фамилии слишком сложны для передачи их на русский язык). А вот на бас-гитаре — еще один наш знакомец по “Deep Purple” Глен Хьюз. Его присутствие не случайно, ибо альбом, который появится весной, — не что иное, как проект “Hughes Turner Project” (НТР). Интересно будет послушать.
     Ну, а пока на моем CD-проигрывателе в 5-й раз звучит пластинка “Slam”.
    


Партнеры