Мы с Тамарой ходим парой

Тамара ГВЕРДЦИТЕЛИ: “Моя свадьба была так стремительна, что напоминала похищение”

11 марта 2002 в 00:00, просмотров: 916
  У нее было многое: слава, деньги, признание, любимый сын, понимающая мама. Казалось бы, что еще следует просить у судьбы. Да она, собственно, и не просила. Жила творчеством и лишь иногда во время длительных перелетов позволяла себе чуточку грусти. И вдруг эта знаменательная встреча, которая перевернула всю ее жизнь. Узнав, а потом и полюбив, она поняла, что за бесконечной чередой стран и концертов было легче спрятаться, переключиться. Ведь все эти годы ей не хватало именно его — любимого мужчины — Сергея Амбатьелло.
     Два года назад Тамара Гвердцители вышла замуж. Появление семьи многое изменило в ее жизни. И это эксклюзивное интервью с супружеской парой лучшее тому подтверждение.
    
     — В чем отличие вашей семьи от других?
     Тамара:
Наша семья совсем не похожа на другие, особенно на те, которые создают по молодости, в восемнадцать лет. Мы с Сережей встретились взрослыми, зрелыми людьми. Каждый пришел в новую семью с чем-то пережитым, со своим уже сложившимся характером. Наш брак смешанный, даже в чем-то неоднозначный.
     Кроме того, у нас с Сережей в крови намешано семь национальностей. Интернационал на дому. И это просто замечательно. Благодаря этому мы даже ворчим друг на друга на разных языках. Я — вперемешку на грузинском и русском, а Сергей — только на русском, но очень емко.
     Правда, наши эмоциональные “полиглотные” страсти быстро иссякают. Мы — люди суперэмоциональные, со своими особенностями. Мы можем любой конфликт превратить в шутку.
     — Из-за чего случаются конфликты?
     Сергей:
Вообще-то мы люди миролюбивые и неконфликтные. Редкие ссоры происходят совершенно не из-за чего, просто, как сказала Тамара, мы люди импульсивные и очень взрывные, и плюс к этому добавляются наши профессии. (Сергей — сердечно-сосудистый хирург в институте им. Бакулева.)
     Т: (Смеется.) Ара! Есть страшная проблема! Мне почему-то хочется, чтобы Сергей купил помидоры на базаре, а он покупает в супермаркете! Оказывается, помидор виноват абсолютно во всем, например, в том, что вчера у него не было операции.
     — Врачи — признанные циники, Сергей тоже?
     Т:
Да, он ко мне очень цинично относится, особенно ближе к вечеру!
     С: А с утра смотрю — надо же, какая прелесть рядом со мной! И куда вчера вечером глядели мои глаза. Если говорить серьезно, то на самом деле это утверждение неправильное. Люди из шоу-бизнеса намного циничнее врачей. А доктора вообще безобидные и добрые люди. У них цинизм в большей степени показной. Просто так кажется из-за того, что они пользуются особой медицинской фразеологией.
     Т: Это точно. Повторить то, что иногда произносит Сергей, я ну никак не могу. Из моих уст это будет звучать просто двусмысленно.
     С: Зато после апробации моей диссертации Тамара все же выучила несколько слов. Так что мы теперь можем говорить на одном языке — медицинском.
     — Вы пытаетесь друг друга переделывать?
     Т:
Иногда Сергей пытается меня немного перевоспитать. Он считает, что я слишком добрая и доверчивая, но ведь считается, что артист должен вести себя иначе. Я же очень открытый человек, такая, какая есть, я не могу насильно убрать искренность и открытость, заложенные еще в детстве. Все это, по мнению Сергея, мне мешает в работе, но ничего не поделаешь. Я не собираюсь меняться в угоду нашему шоу-бизнесу. Мне с моим характером уютно.
     С: Тамара тоже пытается на меня воздействовать. Она, например, говорит: “Ты без пяти минут профессор, а ведешь себя как ребенок”. Хочется друг друга видеть серьезными и солидными, но природная веселость и смешливость все равно пробивается.
     Иногда мы пишем шутливые стишки. Я позапрошлой ночью целый блокнот эпиграмм написал. На следующее утро к нам в гости пришел поэт Юра Рыбчинский, и я устроил ему литературные чтения. Мне очень легко это делать, ведь я не профессионал и ни в коей мере не претендую на это почетное звание. Он выслушал и сказал: “Только выпил двести грамм, выдал двести эпиграмм”.
     — Как вы общаетесь со своими детьми?
     С:
У нас отличные отношения. Как-то мой Миша (сын Сергея от первого брака. — Прим. авт.) сильно повредил ногу. Когда мы выходили из поликлиники, вдруг звонит Тамарин Сандрик и сообщает, что повторно вывихнул плечо. Я был в шоке от этих юных спортсменов и сказал: “Сандрюх, ты подожди, я сейчас с Мишей здесь разберусь, а потом займусь тобой”. Сандро отвезли в травматологическую больницу, где ему наложили временный гипс, а Мише наложили временную лангету. Я понял, что теперь мы с ними измучаемся, поехал на фирму и купил два пластиковых гипса. Взял эти пакеты с гипсом и каждый из них подписал “Миша” и “Сандро”. А потом развез пакеты по разным больницам, где мальчишек загипсовали, и мы поехали в Жаворонки на дачу к моей маме и бабушке. Погрузили эти два организма с гипсами, костыли сложили в багажник и отправились. Они взяли с собой магнитофон, засунули туда кассету с рэпом, предварительно распечатав из Интернета слова...
     Т: Мальчишки включили музыку на полную мощность, посчитав, что временным инвалидам все разрешено. Шум, крик, они сидят подпевают. Я смотрю на Сережу и вижу, что сейчас он их просто разорвет на части.
     С: Тамара, чтобы разрядить эту ситуацию, срывает у одного из них кепку, надевает ее на себя, козырьком назад, и выдает во всю мощь своего голоса синхронный рэп со всеми необходимыми негритянскими интонациями. Парни на некоторое время затихли, а Тамара вдруг резко замолчала и отдала им кепку обратно со словами: “А теперь все выключите, будем ехать по-человечески!” Самое интересное, что ровно через минуту после этого Тамара заснула.
     Т: Когда мы приехали, бабушки начали проводить с парнями воспитательную беседу на тему того, что надо читать французскую и английскую литературу, духовно обогащаться, а не слушать рэп. Они слушали все это с одухотворенными лицами, а мы с Сергеем пошли прогуляться. Возвращаемся и видим такую картину: все молча сидят и слушают рэп, включая бабушек.
     — Как вы познакомили Мишу с Сандро?
     С:
Они у нас почти ровесники. Сандро — 16 лет, Мише — семнадцать. Сначала это было сделано не ради каких-то “политических” целей. Мы никогда не говорили специально им всякие общие фразы типа “вы должны общаться”, все получилось очень естественно.
     Сандро тогда только вернулся из Америки, в которой прожил вместе с бабушкой пять лет, и ему было непросто адаптироваться в Москве. Мы решили привлечь к этому делу Мишу. Он показал ему, где находится “Макдоналдс”, “Кодак Киномир”, и самое важное — Горбушка, где можно купить рэп.
     — У сыновей в общении друг с другом возникают проблемы?
     С:
Нет. Им вместе интересно. Правда, у Миши сейчас очень сложное время, через год ему надо поступать в университет на факультет математики и кибернетики. Поэтому он усиленно занимается, а у Сандро пока жизнь гораздо свободнее. Он учится в Британской школе. У них даже каникулы наступают в разное время. Это мешает им встречаться чаще.
     — Как Сандро называет Сергея?
     С:
Сережа, Серега и, естественно, обращается только на “ты”.
     Т: Он еще называет Сережу “мистер Франция”. Сергей — большой поклонник Франции и всего, что с этим связано, так как несколько лет прожил в этой стране. Он совершенно серьезно считает, что все буквально придумали французы, все хорошее, что есть на земле, происходит именно от них. Первый человек, по его мнению, был французом!
     — Сандро советуется, как вести себя с девочками?
     Т: Для него этот вопрос пока еще находится в разведывательном состоянии.
     — Сергей, как вы познакомились с Тамариной мамой?
     С:
Это было в аэропорту во Франкфурте-на-Майне. Мы никак не могли встретиться. Искали друг друга больше часа. А потом Сандрик дал объявление.
     Т: Он подошел в бюро информации и сказал: “Я ищу маму”. Бедные немцы никак не могли произнести мою фамилию. В конце концов мы, конечно, встретились, и произошло настоящее воссоединение семьи. До этого мама с Сережей общались только по телефону. Сейчас они очень хорошо друг к другу относятся.
     С: Инна Владимировна, Тамарина мама, — особый человек. Мы очень много с ней разговариваем вечерами на кухне. Я по натуре домашний человек, и поэтому, когда Тамара уезжает на гастроли, мы остаемся с ее мамой и очень много говорим на различные темы.
     Т: В маме есть какая-то иудейская генетическая мудрость. Она очень точно чувствует некоторые нюансы и всегда может дать хороший жизненный совет.
     — Вы рассказываете Тамаре о своих проблемах на работе?
     С:
Конечно. Если мне что-то на операции удалось, то я сажусь и рисую Тамаре, чтобы она поняла. На словах это удается сложнее.
     Т: Наконец я стала понимать, где находится сердце, где желудок, и что это совсем не одно и то же. (Смеется.) Просто раньше я никогда не интересовалась медициной и анатомией. Но и сейчас, когда Сережа что-то говорит об артериях, мне кажется это ужасным. Я каждый раз поражаюсь, как можно все это знать, мне кажется, что в строении человека ему известны такие нюансы, о которых уже не помнит даже сам Создатель.
     — Вы живете все вместе?
     Т:
Да, я, Сережа, мама и Сандро. Надо обладать исключительной культурой и очень любить друг друга, чтобы три поколения вместе жили в одном доме. Так принято у нас в Грузии, мы тоже жили одной большой семьей — дедушка, мама, папа, я и брат. У меня это заложено. И Сандро, видя мои теплые отношения с мамой, учится, как надо себя вести со старшими. Взгляды на семью у Сандро явно не самые передовые, хотя он сам очень современный. Он совершенно искренне считает, что нормальный человек должен жить вместе со своими “предками”, к которым, собственно, отношусь и я.
     С: Тамара рассказывала, что Сандро в детстве всегда говорил: “Я построю большой дом. На первом этаже буду жить сам вместе с женой. На втором будет мама, на третьем бабушка”. — “А почему ты на первом?” — “Если жена провинится, то выгнать ее с первого этажа будет намного легче”. С юмором у Сандро полный порядок.
     — Почему вы решили официально оформить отношения?
     Т:
В нашем зрелом возрасте уже хочется иметь определенный статус, и мы ответственны перед своими детьми. Если мать живет просто с мужчиной, это совершенно разные вещи по сравнению с тем, когда она замужем. По традиции инициатором похода в загс является мужчина, а в нашем случае эта самая инициатива проявилась просто молниеносно. Все это скорее напоминало похищение.
     Когда мы расписывались, то очень спешили. В результате я оказалась а загсе в черном брючном костюме.
     — Кто у вас в семье зарабатывает деньги?
     С:
У Тамары полностью отсутствует преклонение перед деньгами, она относится к этому только как к средству, на которое необходимо что-то купить. Ее очень характеризует одна фраза, сказанная как-то в машине. В дороге с нами поравнялся новенький блестящий шестисотый “Мерседес”-купе, я говорю: “Смотри, какая машина красивая”. Она спрашивает: “Сколько стоит?” — “Примерно сто сорок тысяч долларов”. — “Так дорого, и всего две двери?!”
     С:
А так мы живем неплохо — у Тамары есть рояль в центре Москвы, а у меня — дрель!
     Т: В нашей семье мы оба являемся и добытчиками, и хранителями очага. А вообще по-настоящему богатых людей характеризует то, что они строят больницы, музыкальные школы и помогают старикам. Если я смогу хоть что-то из этого осуществить, тогда я буду считать себя богатым человеком.
    



Партнеры