Жили-выли старик со старухой

В черте Москвы обитают старые “новые Робинзоны”

16 марта 2002 в 00:00, просмотров: 346
  Робинзону было проще. Жил себе дядька на необитаемом острове, кругом дичь бегает, фрукты зреют... Поселенцам маленького микрорайона-острова внутри Москвы приходится труднее. Жители десяти домов-хрущевок по улице Габричевского (район Покровское-Стрешнево) — в основном пожилые люди. Они никогда не мечтали оказаться отшельниками внутри мегаполиса. Отшельниками — потому что на этом клочке Москвы власти лишили людей всего. Здесь нет магазинов, аптек, почты, прачечных и других благ цивилизации.
     Борьбу местных стариков за выживание в каменной пустыне возглавила внучка одного из основоположников русского театра Сергея Станиславского.

    
     Ближайшие удобства в виде магазина, поликлиники и сберкассы — на Волоколамском шоссе. Кому-то — ерунда, десять минут пешком, а для бабушки 70 лет — марафонская дистанция. Когда-то магазин был рядом. Назывался “Алла”. И ассортимент всех устраивал. Но судьба у “Аллы” не сложилась. Трижды торговую точку перепродавали, трижды хозяева становились банкротами, теперь магазин пустует. Только красный фонарь украшает унылое здание.
     — Я обращалась к депутату Мосгордумы по нашему округу, — говорит жительница дома 1, корпус 2, по улице Габричевского Марина Бениаминова. — Говорю: магазина нет, зато красный фонарь висит, приезжайте, посмотрите. Он посмотрел и звонит мне: “Я не понимаю, что это такое”. А я ему: молодой вы еще, голубчик, потому и не понимаете. Так я вам объясню! На борделях такие вешали...
     Объяснить Марина Владимировна может многое. Одному ее деду — градоначальнику Москвы Николаю Алексееву — Юрий Лужков посвятил целую главу своей книги “Дети Москвы”. А еще генеалогическое древо Бениаминовой украшает сам Станиславский (он — другой ее дед). Теперь внучка знаменитого градоначальника и гениального режиссера пишет письма нынешнему мэру. Пока безответно. Правда, замглавы управы “Покровское-Стрешнево” г-жа Сибиряева облагодетельствовала пенсионерку советом: покупайте, мол, продукты в магазинах у Волоколамки. Жаль только воспользоваться ее ЦУ может не каждый. Инвалиды, а их здесь множество, до шоссе физически не дойдут.
     Брошенные коренные москвичи, старички и старушки — именно они составляют большинство в микрорайоне — осваивают науку выживания самостоятельно. Почти в каждом подъезде есть “сами себе тимуровцы” — здоровые старики. Отправляясь в поход до магазина, они закупают еду себе и соседям. Лидер в тимуровском движении пенсионеров — Бениаминова.
     Энергии Марины Владимировны вполне хватило бы на руководство небольшим заводом. Но пока режиссерские таланты внучки Станиславского уходят на заботу о стариках и борьбу с чиновниками.
     — Два года я добивалась, чтобы к нам привозили хотя бы лотки с молоком и хлебом, — делится она. — Привозят. Раз в неделю и всегда в разные дни. И стоят мои старички по нескольку часов в ожидании. А ведь это продукты первой необходимости! О лекарствах вообще не говорю.
     Что говорить о том, чего нет? Раньше пенсионеров и инвалидов обслуживала 10-я медсанчасть. Близко и качественно. А потом микрорайон передали под крыло 139-й поликлиники. Крыло оказалось холодным. Как и во многих городских поликлиниках, в 139-й не хватает врачей. Больные и немощные подтягиваются к 6 утра, ждут приема, некоторые в лучших совковых традициях пишут номера на ладони. Недавно отстояла одна бабушка длинную очередь, потом несколько часов просидела перед кабинетом врача — и увезли старушку на “скорой”. А еще в поликлинике острая нехватка бланков для бесплатных рецептов. Они почему-то бывают только с 5 по 15-е число каждого месяца.
     Или еще пример заботы о стариках. Стояли во дворах фонарные столбы, а света не было. А когда Марина Владимировна начала “пробивать” уличное освещение, выяснилось, что дом 1, корпус 2, по улице Габричевского... нигде не числится. Если дома нет, что, спрашивается, освещать? Но Бениаминова научилась разговаривать с “компетентными лицами” в духе времени и на их языке.
     — Просили мы это освещение, просили, в конце концов перед самыми выборами в гордуму я одному кандидату сказала: если в субботу фонари не загорятся, в воскресенье никто на участки не придет. И что вы думаете — появился свет! Знаете, в чем чиновники ошибаются? Они думают: раз пенсионерка, значит, в маразме. А если она общественной деятельностью занимается, статьи и книги пишет, тогда все — пора в Кащенко. Ну, уж если я туда попаду, то по блату — эту больницу мой дед строил...
     Первую в Москве психлечебницу действительно основал Николай Алексеев. А более далекий предок после войны 1812 года пожертвовал огромные суммы на восстановление Москвы. За что был награжден приказом царя: “считать всех его потомков почетными гражданами столицы”. Наверняка каждый из этих людей нашел бы свой способ борьбы с административной тупостью и наплевательским отношением к старикам. Но яснее всего представляется реакция на жизненную драму маленьких людей Станиславского. Так и слышится его громовое: “Не верю!”
    



Партнеры