“ЖИРАФ” БЕЗ КОПЫТ

Немецкая разведка купилась на русскую “липу”

19 марта 2002 в 00:00, просмотров: 361
  Это было недавно, это было давно — десять лет назад, когда доблестные войска нашей Западной группы войск спешно рвали подметки из Европы вообще и из Германии в частности. С собой отступающая “непобедимая и легендарная”, прихватила, как сказал бы О.Генри, “нечто не самое ценное”, а именно — завербованного среди российских офицеров немецкой контрразведкой БНД шпиона под кодовым именем “Рюбецаль”.
     Судьба ласкает молодых и рьяных: “Рюбецаль” попался на крючок двух энергичных, молодых (в ту пору) и рьяных агентов БНД Курта Маузера и Ганса Люггера (изобретение мое. — А.П.). Признаюсь честно: на мой звонок в мюнхенскую генеральную прокуратуру, которая вынуждена сейчас разгребать грязное белье БНД десятилетней давности, ответ был никакой — подлинные имена фигурантов уголовного дела там назвать, разумеется, отказались. Всплывут они только на суде. Если таковой состоится, что еще не факт. А пока БНД, да и прокуратура, стыдливо прячет концы в воду, так что в этом рассказе придется поставить вымышленные имена. Все остальные факты — подлинные: их изложили на днях влиятельный “Spiegel” и другие издания. Итак...
     Агент “Рюбецаль” имеет сообщить...
     В те достопамятные времена, на шумных проводах ЗГВ, немецкие спецслужбы работали по двум направлениям: склоняли наших к разворовыванию и продаже военной техники, особенно наиболее секретных ее узлов, и вербовали будущих резидентов среди пакующих вещички офицеров высшего и среднего звена. Операция получила кодовое название “Жираф”. Голодного русского “жирафа” активно помогало пасти ЦРУ. Американо-немецкие агенты выменивали у готовившихся к встрече с нищей родиной российских военных секретную документацию, узлы и приборы от боевой техники и даже целиком танки “Т-80”, бортовые компьютеры истребителей “МиГ-29”, опознавательные системы вертолетов “Ми-24”. Все это добро приобреталось зачастую по дешевке, “бартером”, в обмен на дефицитную у нас в ту пору бытовую электронику, автомобили “Лада”...
     Как потом писали в своих секретных рапортах Курт Маузер и Ганс Люггер, “Рюбецаль” был завербован именно таким образом — на одном из частных автомобильных рынков, куда явился сбыть кое-что из краденых военно-технических излишков. Этот “русский офицер высокого ранга” оказался подлинным кладезем информации. От него, в частности, к БНД перекочевали ценные шифры, с помощью которых словно орешки удалось расколоть коды радиосвязи Западной группы войск. В баварском Пуллахе, где находится штаб-квартира БНД, не могли нарадоваться такому источнику. Курт и Ганс пошли на повышение и получили крупные суммы на финансирование их резидента. “Рюбецаль”, со своей стороны, щедро поставлял секретные сведения, а когда отбыл-таки в Россию, не только не залег на дно, но даже активизировался.
     Все это время вплоть до последних месяцев, когда разразился скандал, в руководстве БНД не подозревали, что таинственный “Рюбецаль” — миф. Он никогда не существовал. Был призраком, сотворенным из ничего Куртом Маузером и Гансом Люггером. А гонорары, щедро отстегиваемые на подкормку столь ценного кадра, на самом деле оседали в карманах неразлучных Курта и Ганса. Поначалу, правда, сладкой парочке пришлось попотеть: от имени несуществующего резидента они сплавили начальству реальную информацию, выменянную, должно быть, у кого-то из российских военных на кухонный комбайн или “ВАЗ”. А когда БНД заглотила наживку, от имени “Рюбецаля” потекла чистая “липа”.
     Засланный “казачок”
     “Рюбецаль” трудился не покладая рук. Летом 1995-го он передал шифровку, которая посеяла в БНД настоящую панику. Резидент сообщал, что в руководство самой БНД пробрался российский шпион. Мало того, чекисты в Москве распатронили списки резидентуры восточногерманской секретной службы “Штази”, вернув в строй бывших гэдээровских шпионов в высших эшелонах власти и спецслужбах объединенной Германии. Что тут началось...
     БНД спешно начала контроперацию под кодовым названием “Казак” по выявлению предателей родины в собственных рядах. Точной информации, как выглядит предатель, “Рюбецаль” не сообщал, но дал наводку: “высокий темноволосый мужчина с животиком и густыми бровями...” Под эти приметы попадали несколько человек, но больше всего описание подходило к высокому, бровастому, склонному к полноте тогдашнему министру финансов ФРГ Тео Вайгелю. Его, ни о чем не подозревавшего, немедленно взяли под колпак, а “Рюбецаль” получил задание: раздобыть более точные сведения.
     И “Мухтар постарался”: в октябре российский резидент передал два негатива с копией секретного досье ФСБ на российский источник в германской разведке. Или, как говорят в этих кругах, “крота”, которого пока безуспешно пыталась выловить БНД. В досье ФСБ “крот” был закодирован как агент 000-20/081. И, к своей радости, БНД получило более полную информацию об агенте: “сын умер, супруга тяжело больна, сам он постоянно живет на нервах, опасаясь провала”. В своей переписке с ФСБ “крот” просил отозвать его, поэтому, не желая “международного резонанса”, наша разведка уже готовилась переправить своего верного агента 000-20/081 в Россию, где его ждала пенсионная премия в $100000.
     Описание было настолько точным и детальным, что не оставалось никаких сомнений: “крот” есть не кто иной, как Фолкер Фертч, руководитель отдела безопасности БНД! В начале 90-х он тоже участвовал в операции “Жираф”, контактировал с офицерами ЗГВ. Получалось, что в то же самое время, как германская разведка завербовала “Рюбецаля”, русская завербовала своего агента 000-20/081.
     В кабинете Фертча негласно установили несколько “клопов” и две микровидеокамеры. Объектив одной нацелился на его рабочий стол, другой — на бронированный сейф. Дело дошло до того, что в марте 1998 года, после заседания в ведомстве федерального канцлера, было принято решение о передаче документов на Фертча в прокуратуру. Спасло мнимого “крота” заступничество тогдашнего шефа БНД Гансйорга Гайгера. Состав преступления со стороны Фертча не был установлен, и следствие потихоньку прикрыли. А в 1998 году Фолкер Фертч с чистой совестью, но с черным пятном в биографии ушел на заслуженный отдых.
     Тут Штирлиц понял, что это — провал!
     Только тогда в БНД зародилось подозрение, что “Рюбецаль” их водит за нос, что досье с подробным описанием российского “крота” — подделка чистейшей воды. Посему федеральная прокуратура, прекратив дело на Фертча, завела другое. Подняли досье на “Рюбецаля”, бухгалтерию на его гонорары: всего виртуальный резидент получил 440000 марок ($198000). Припомнили, что еще в 1997 году мюнхенская прокуратура уже проводила следствие по поводу трех сотрудников БНД в связи с растратой, мошенничеством и взяточничеством. Им вменялась перепродажа образцов военной техники, выменянных у российских солдат на кофеварки, “конкурирующей фирме” — британской разведке МИ-6. Дело тогда прикрыли из-за недостатка улик, но дурной запашок еще не выветрился. Неужели и “Рюбецаль”?..
     Увы, внутреннее расследование ввергло руководство БНД в краску: десять лет немецкая разведка кормила себя дезой собственного производства, да еще платила за это! А тут и пресса, почуяв запах жареного, стала гнать волну — история “Рюбецаля” и его творцов, Курта Маузера и Ганса Люггера, пошла гулять по страницам немецкой печати. Пресса уже пишет, что теперь и БНД, и ведомство федерального канцлера будут пытаться замять дело, не допустив судебного процесса. Ведь если суд состоится, то разом посыплется сор из избы: повестки свидетелям на судебные заседания будут разосланы и Гансйоргу Гайгеру, ныне заметной фигуре немецкой юстиции, и бывшему координатору спецслужб при ведомстве федерального канцлера во времена Гельмута Коля Бернду Шмидтбауэру, и многим другим. А они такое могут порассказать о внутренней кухне немецких спецслужб...
     Кстати, уже подал голос мнимый российский “крот”, которого по наводке “Рюбецаля” поперли из рядов БНД. Фолкер Фертч обвинил в клевете своих бывших коллег и требует восстановить честное имя контрразведчика. То ли еще будет...
    



Партнеры