Что такое хорошо и что такое “Локо”

Семин выиграл у Романцева за столом

25 марта 2002 в 00:00, просмотров: 321
  Хотя в заголовке — перефразированная цитата из Маяковского, начать позвольте с Пушкина. “Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой…” — еще не так давно противостояние “Спартака” и “Локомотива” вполне соответствовало строкам из “Евгения Онегина”. В России не было команд, более непохожих друг на друга — по игровому почерку, темпераменту, футбольным традициям. Да и руководители их частенько не ладили. До дуэлей дело, конечно, не доходило, но обмен колкими репликами случался довольно часто.
    
     Сложно сейчас назвать момент, когда все изменилось. Процесс был гибким, долгим и не столь заметным. Но к шести часам вечера 22 марта можно было констатировать максимально возможное сближение двух московских суперклубов. Олег Романцев и Юрий Семин друзьями, быть может, еще не стали, но их отношения потеплели. К тому же “Спартак” совсем скоро будет проводить домашние матчи на новеньком стадионе “Локомотива”. Холодная война закончилась...
     Но куда любопытнее, что, двигаясь все эти годы абсолютно разными путями, команды вдруг стали похожи друг на друга по игровой манере. Поэтому поединок в “Лужниках” не представлялся уже идейным противостоянием, какими были когда-то игры романцевского “Спартака” с семинским “Локомотивом”. Или, если взять более сильный пример, — “Спартака” Константина Бескова и киевского “Динамо” Валерия Лобановского. Но это была встреча двух российских представителей в Лиге чемпионов, анализируя которую всегда делаешь сравнение с лучшими европейскими образцами. Встреча двух фаворитов сезона, после которой есть повод для прогнозов. И самое главное: это была борьба тактических нюансов, изысков. Из них все, собственно, и складывается, когда различий в игровой манере остается все меньше.
     Теперь объясню, что имел в виду, говоря о схожести стилей, с чем, быть может, многие и поспорят. Еще полтора года назад “Спартак”, готовясь к очередной Лиге чемпионов и перестраивая свои ряды, принялся сочетать излюбленный короткий пас с более длинным, продвижение по центру — с фланговыми атаками. Стал быстрее, сильнее, выносливее... “Локомотив”, чему способствовал сначала приход Лоськова, а потом взлет Измайлова, напротив, добавил к своим мощи и напору игру в общепринятом понимании более осмысленную и тонкую. И в пятницу я не увидел какой-то пропасти в мировоззрении тренеров. Пусть спартаковская схема 4-4-2 неизменна уже несколько десятилетий, а “Локомотив” играет пока с расстановкой 5-4-1, даже в тактике можно найти определенное сходство.
     Футбол, предлагаемый тем или иным тренером, принято с недавних пор определять построением защитной линии. Играешь в линию — значит, современно, с либеро — старомодно. Пожалуй, так оно и есть, но существуют нюансы. Я бы сказал, что сейчас и “Спартак” и “Локомотив” находятся на промежуточном этапе к этому тактическому ноу-хау. Возможно, Романцев и сопротивляется всеми фибрами души, но умом понимает, что рано или поздно придется играть по-новому. Действия Митрески способствует приближению этого момента. Македонец располагается так, как его научили на родине, — очень близко к центральному кругу, на минимальном расстоянии от остальных полевых игроков. Прежде что Бушманов, что Ананко, что другие спартаковские “чистильщики” действовали намного глубже. Временами спартаковская оборона обретает даже вид линейной, но только внешне, поскольку лишена главных ее атрибутов — диагональной и вертикальной страховки.
     Романцев, увидев год назад, как грамотно варьирует Митрески глубину обороны, пошел в какой-то степени на поводу у своего центрального защитника. Но что получалось в матчах с “Факелом”, “Черноморцем” или “Ростсельмашем”, уже не проходило в поединках с “Баварией”, “Спартой” и “Фейеноордом”, когда соперники быстрее мыслили и двигались. Если в российском чемпионате македонцу удавалось создавать по 12—13 искусственных офсайдов за игру, то в Европе большинство этих попыток оборачивались провалами. Нечто похожее мы увидели и во встрече с “Локомотивом” — Пименов с Измайловым не раз запутывали Митрески и других спартаковских оборонцев. В какие-то моменты я лично вообще не понимал, по какому принципу закрываются спартаковцами те или иные зоны.
     И оборонительные редуты Юрия Семина обретают порой линейные очертания. Игнашевич тоже выдвигается вперед, создавая большую плотность на ограниченном участке поля. Это еще не линия, поскольку есть один страхующий игрок, но какое-то ее подобие. В помощь такой схеме — насыщенность центральной зоны. Обороняются не только пять защитников, но еще как минимум два хавбека — Дроздов и Маминов. Я мог бы сказать, что Семин излишне осторожничает, но победителей не судят. Как бы ни сыграл Деметрадзе, вышедший во втором тайме и довольно скоро замененный, именно пока он был на поле, “Локомотив” выиграл этот матч. Так или иначе, а свою отвлекающую роль на переднем рубеже сыграл, что позволило Пименову дважды освободиться от опеки.
     Выходит, Семин с этим не совсем понятным на первый взгляд ходом угадал и тактическое противостояние выиграл. Выжал из “Спартака” все соки в первом тайме, убаюкал некой пассивностью, а потом нанес два удара, от которых чемпион так и не оправился. Очень хитро это было придумано, прямо-таки по-суворовски или в духе других полководцев-стратегов, заводивших противника в тупик.
     Сражение, как известно, выигрывается за столом. Чтобы сочинить достойный ответ Семину, у Романцева есть еще полгода. 12 сентября они встретятся вновь.
    


Партнеры