Африканские страсти

“Оскар” пора перекрасить в черный цвет

26 марта 2002 в 00:00, просмотров: 669
  Если раньше американское слово “политкорректность” вызывало у любителей кино лишь легкую улыбку, то после 74-й церемонии вручения “Оскаров” ирония умерла, осталась одна обреченность. Красочное четырехчасовое шоу доказало окончательно и бесповоротно: художественные достоинства, и так никогда не игравшие главной роли, задвинуты в Голливуде в самый дальний угол. Взять хотя бы награду за иностранный фильм — янки, в память о натовской операции, облагодетельствовали любимых сирых боснийцев. Еще год-два — и “Оскар” окончательно превратится в гуманитарную акцию культурной помощи под эгидой ООН.
     Началось все месяц назад с удивительной по размаху кампании в поддержку претендента на награду за главную мужскую роль Дензела Вашингтона . Ни с того ни с сего многочисленные голливудские звезды принялись расхваливать чернокожего коллегу, петь дифирамбы его актерским способностям и очень искренне удивляться, почему такой замечательный человек до сих пор не имеет в своей копилке награды Киноакадемии (что Вашингтон получил в 90-м году “Оскар” за роль второго плана, почему-то не вспоминали). Причем если учесть, что в мероприятии участвовали такие голливудские монстры, как Джулия Робертс и Анджелина Джоли , то это уже перестает быть безобидной агитацией.
     Так и вышло, призывы к патриотизму, гражданской сознательности и еще бог знает чему возымели действие — свой второй “Оскар” получил-таки Дензел Вашингтон. Чтобы не размениваться по мелочам, статуэтку за лучшую женскую роль дали черной Холли Берри . А тем, кто еще сомневался в полном торжестве политкорректности, достаточно было взглянуть на сцену — процессом награждения руководила Вупи Голдберг .
     На этом фоне совершенно незаметно прошла главная интрига церемонии — сумеет ли “Властелин колец” побить хоть какой-нибудь рекорд, если уж не удалось перекрыть достижение по количеству номинаций (13 у “Властелина” против 14 у “Титаника”). Не сумел. Более того, блокбастер был практически стерт в пыль — в итоге ему достались только четыре второстепенные награды: за операторскую работу, музыку, грим и визуальные эффекты. Столько же, кстати, получил и триумфатор церемонии фильм “Игры разума”, хотя номинаций у него было всего восемь.
     ЛУЧШИЙ ФИЛЬМ — “ИГРЫ РАЗУМА”. ЛУЧШИЙ РЕЖИССЕР — РОН ХОВАРД . Недели за две до церемонии эту картину с непонятным ожесточением стали поливать грязью. Неожиданно возникли претензии по поводу того, что в фильме были отражены не все аспекты жизни математика Джона Нэша — он вдруг оказался скрытым гомосексуалистом (что терпимо) и ярым антисемитом (а это уже серьезно). Вупи Голдберг даже пошутила, что нынче все претенденты черные — одни из-за цвета кожи, другие из-за вылитой на них грязи. Однако кампания успеха не принесла, “Оскар” ушел самой правильной и серьезной картине — надо же показать, что в Голливуде делают не только развлекательную продукцию. На таком фоне награды Дженнифер Коннелли за роль второго плана и Акиве Голсмену за адаптированный сценарий удивления не вызывают — они-то как раз считались фаворитами. Как не удивляет и победа Рона Ховарда : после вручения ему приза Гильдии режиссеров интрига с режиссерским “Оскаром”, считайте, закончилась — за пятьдесят с лишним лет победители двух премий не совпадали всего трижды. Кстати, для Ховарда это была всего лишь первая номинация.
     ЛУЧШИЙ АКТЕР — ДЕНЗЕЛ ВАШИНГТОН (“Тренировочный день”). Каким образом победил Вашингтон, вы уже знаете, остается сказать, что награду он получил за роль коррумпированного полицейского в драме “Тренировочный день”. Правда, в кино его герой оказывается проигравшим, а выигрывает белый новичок, не поддавшийся на соблазны преступного начальника.
     Кстати, до этого года первым и единственным чернокожим обладателем “Оскара” за главную роль был Сидни Пуатье . В 1963-м он принимал свою статуэтку со словами о торжестве расовой справедливости, превратившейся за сорок лет в фарс. В воскресенье Сидни тоже получил свой “Оскар” — ему выдали почетную награду за достижения в течение жизни.
     ЛУЧШАЯ АКТРИСА — ХОЛЛИ БЕРРИ (“Бал монстров”). Однако главной героиней церемонии безо всяких оговорок следует признать Холли Берри. Она стала первой чернокожей актрисой, получившей “Оскар” за главную роль, и всего лишь второй цветной номинанткой. Естественно, девушка посвятила свою награду всем черным женщинам, вытерпевшим сотни унижений на своем пути в Голливуд. Между прочим, Холли победила тоже благодаря политкорректности — она сыграла любовницу расиста, посадившего на электрический стул ее мужа.
     Были ли подобные моменты в жизни самой Берри, неизвестно, но сейчас ей жаловаться на судьбу грешно: все последние проекты актрисы проходят с большим успехом, а уж о будущем можно и вовсе не беспокоиться — Холли стала девушкой агента 007 в юбилейной, двадцатой серии бондианы.
     ЛУЧШИЙ ИНОСТРАННЫЙ ФИЛЬМ — “НИЧЬЯ ЗЕМЛЯ” (Босния). По этой категории политкорректность ударила больнее всего. Давно было понятно, что фаворитов здесь двое — французская “Амели” и боснийская “Ничья земля”, причем было совершенно ясно, что в дуэли победит именно последняя. Почему? Ну как же, ведь боснийцы по гроб жизни обязаны американцам за свое счастливое будущее, о чем янки забывать не желают. А “Амели” и без того собрала уже слишком много призов, так что прокатить французский хит во всех пяти номинациях было священным долгом каждого патриота.
     ЛУЧШАЯ МУЗЫКА (ПЕСНЯ) — Рэнди Ньюман (“Корпорация монстров”). О том, что музыка в кинематографе занимает далеко не последнее место, известно давно, и доказательством тому служит факт безумной популярности саундтреков в хит-парадах. Поэтому последние несколько лет такие номинации на “Оскар”, как “лучшая песня” и “лучшая музыка”, вошли в категорию чуть ли не главных. Агентства, освещающие “Оскар”, назвали победу легендарного пианиста Рэнди Ньюмана в категории “песня” чуть ли не главной сенсацией прошедшей в уик-энд церемонии. И это несмотря на то, что он проиграл за общий музыкальный фон Ховарду Шору во “Властелине колец”.
     58-летний Ньюман 15 раз номинировался на главную награду Киноакадемии и только в этом году получил свою первую статуэтку за песню “If I Didn’t Have You” из мультика “Корпорация монстров” (к сожалению, россияне ее так и не услышали, ибо в титрах при выходе из зала она звучит почему-то на русском языке). Кстати, 15 предыдущих “прокатов” номинанта на “Оскар” являются до сих пор абсолютным рекордом Голливуда. Последней неудачей Ньюмана стал его проигрыш в 1996 году за песню “You’ve Got a Friend” из мультика “История игрушек”.
     ЛУЧШИЙ ПОЛНОМЕТРАЖНЫЙ МУЛЬТФИЛЬМ — “ШРЕК”. Впервые введенная категория анимации во всей красе показала проявляющуюся уже не первый год тенденцию — закат эры Уолта Диснея и то, что XXI век теперь принадлежит компании DreamWorks. (Кстати, один из ее основателей — Джеффри Катценберг — долгое время возглавлял департамент анимации в Walt Disney.) Итак, без особых сенсаций компьютерный шедевр “Шрек” одержал победу над двумя другими номинантами (“Корпорация монстров” и “Джимми Нейтрон”), доказав столь достойное преимущество еще и кассой в $269 млн. только в пределах родных Штатов.

БЕН ЛАДЕН В ГОЛЛИВУДЕ
     “Оскара” взяли под колпак

     “Непонятно, что здесь происходит: то ли дают “Оскаров”, то ли принимают президента”, — шутили зеваки. Обычно оскаровские церемонии проходят под надзором частной детективной компании “Интер-Консекьюрити системс, Инк.”, международных пинкертонов со штаб-квартирой в Пасадене, штат Калифорния. Но на сей раз семьсот охранников “Интер-Кон” были лишь деталью антитеррористической лихорадки, охватившей Голливуд в “Ночь “Оскаров”.
     “Ночь “Оскаров” была новосельем для “Кодак-театра”, построенного специально для Американской академии киноискусства. Многие считали, что храму искусства не место в торговых рядах, и без того нахально вторгшихся в самую сердцевину Бульвара Голливуд, неподалеку от знаменитого “Китайского театра” Грумэна, где когда-то проходили роскошные премьеры фильмов и где актеры, занятые в них, оставляли в цементе отпечатки своих рук и ног.
     Подвергались критике и акустика “Кодак-театра”, и его вертикальная архитектура, слишком уж отдаляющая верхотуру от сцены. Но создатели подчеркивали то, что и акустика, и вертикальная архитектура служат “драматике телекадров”. Дело в том, что “Кодак-театр” — не для зрителя, а для телезрителя. Поэтому он и “Кодак”, а не Большой.
     “Кодак-театр” рассчитан на 3500 мест, но даже его размеры оказались малы для ярмарки голливудского тщеславия. Одних лишь членов Академии киноискусства 6400, включая не голосующих. Руководство академии хранило в глубокой тайне имена тех, кто не получил билеты, щадя их самолюбие и свое спокойствие. “Отказные письма” стали поступать за десять дней до церемонии и вызвали целую Ниагару возмущенных телефонных звонков. Билеты, естественно, получили все номинанты. Но если раньше они получали еще кучу дополнительных билетов для своих чад и домочадцев, то сейчас им выдали лишь один “лишний билетик”. По два билета достались сорока управляющим Академии киноискусства. Десять билетов — бывшим президентам академии. (“Не могу же я сказать “нет” Грегори Пеку”, — объяснял это решение Брюс Дэвис.) По два кресла были зарезервированы для спонсоров оскаровского шоу, заплативших один миллион долларов за тридцать секунд телевизионного рекламного времени. По билету получили владельцы, архитекторы и дизайнеры “Кодак-театра”. На этом пасьянс заканчивался. Оставшиеся билеты стали добычей состязательности и блата.

* * *

     Но один безбилетник даже не просил их о приглашении. Звали его Усама бен Ладен. Его образ незримо витал над Голливудом. Хотя почему незримо? Витал он очень даже зримо, воплотившись в драконовских мерах безопасности. В почетный караул перед золотыми статуэтками встали тысячи сотрудников местных и федеральных правоохранительных органов. Они опоясали тремя кольцами весь центральный Голливуд, создав специальную зону, свободную от городского транспорта. Поезда подземки проскакивали станцию “Голливуд” не останавливаясь. То же самое происходило на автобусных линиях. Было закрыто и воздушное пространство над Голливудом. Вертолеты полиции Лос-Анджелеса прочесывали холмы, окружающие его, опасаясь, что там могут засесть террористы-безбилетники и бомбисты-камикадзе. На “ланче номинантов” продюсер нынешнего оскаровского шоу Лаура Зискин специально предупредила звезд, чтобы они прибыли в “Кодак-театр” загодя, уже в полдень, за несколько часов до начала церемонии, ибо проверка и частокол охраны могут занять много времени. Всех участников, включая “оскаропросцев”, пропускали сквозь стальное детекторное чистилище. Охрана копалась в сумочках дам и проверяла удостоверения личности у мужчин, даже у тех, лица которых известны всему миру.
     Открытые трибуны вдоль красного ковра, по которому струятся знаменитости, всегда были элементом демократии на оскаровских шоу. Очередь за билетами на эти трибуны, называемые бличерс, устанавливалась за много дней до начала карнавала. Люди разбивали палатки перед кассами, чтобы оказаться первыми в момент их открытия. Старушенция Сэнд Страттон, домохозяйка из Эскундидо, побывала таким макаром на 32 оскаровских церемониях. Но 24 марта у нее и других зевак этот номер не прошел. Полиция запретила разбивать палатки и приносить спальные мешки. Все желающие должны были сделать заявки, после чего полиция проверила их подноготную. Из четырех тысяч “нечистых” были отобраны четыреста “чистых”, и им были проданы билеты. Мисс Страттон оказалась в числе “чистых”, но того удовольствия, что в прошлом, не получила. “Рай в шалаше” не состоялся. А ведь фан для фанатов именно в нем.
     Но, несмотря на все драконовские меры безопасности, бен Ладену все-таки удалось нанести значительный ущерб Голливуду. Из-за страха перед террористами большинство магазинов вдоль Голливуд-бульвара и внутри нового шопинг-центра было закрыто. Были закрыты и рестораны, и ночные клубы. По словам исполнительного директора Академии киноискусства Брюса Дэвиса, “мы не могли разрешить все эти послеоскаровские вечеринки в нашем комплексе. В противном случае сюда нагрянуло бы в три раза больше транспорта, и нам пришлось бы проверять на безопасность целую армию официантов и прочей прислуги, а также приставить к каждой звезде и VIPу по телохранителю”.
     Торговый люд, естественно, взревел. Он рассчитывал нагреть руки на “Оскарах”, а получилось, что обжегся. Главный голливудский меняла Лерон Гублер, президент местной торговой палаты, заявил: “Какая ирония! Но будем надеяться, что после нескольких дней агонии наступит время долгосрочных прибылей”. Богатые плачут, публика рукоплещет — каждому свое.

МУЖ ДРЮ БЭРРИМОР — ВЕСЬ В “МАЛИНЕ”
     Том Грин — самый худший-2001

     По традиции за день до “Оскара” вручают “Золотую Малину” — призы за самые провальные картины года и худшую актерскую работу. Комик и актер Том Грин, бывший муж актрисы Дрю Бэрримор, собрал целый букет призов — за худший фильм, худшую режиссуру, самого плохого актера, самый плохой сценарий и самую плохую актерскую пару. Картина, удостоившаяся такого признания, — “Пошел ты, Фредди!” (Freddy Got Fingered).
     Грин стал единственным из номинантов, приехавшим на церемонию лично. “Обмалиненные” Сильвестр Сталлоне, Мэрайя Кери, авторы “Перл-Харбора” и “Планеты обезьян” почему-то присутствовать не захотели. Но Грину мероприятие понравилось, и был он, судя по его собственным заявлениям, в отличном настроении. Грин приехал на белом “Кадиллаке” и лично для себя развернул красную ковровую дорожку. Оделся он во фрак, оставшийся со свадьбы с Дрю.
     Недостатка в критических замечаниях, понятное дело, не было. “Перл-Харбор” назвали “трехчасовым занудством”, а для Сильвестра Сталлоне, сыгравшего в фильме “Гонщик” (Driven) главную роль, организаторы “Малины” объявили сбор средств — для выхода на пенсию. Досталось ветерану — главному защитнику американских пистолетов Чарльтону Хестону — за его роли в картинах “Планета обезьян” (Planet of the Apes), “Кошки и собаки” (Cats and Dogs) и фильме “Город и деревня” (Town and Country). “Планета обезьян” получила также титул худшего римейка года, а одну из сыгравших в фильме актрис — Эстеллу Уоррен — назвали худшей актрисой второго плана.
     Мэрайю Кери, дела у которой в последнее время вообще идут неважно, удостоили звания худшей актрисы за роль в фильме “Блеск” (Glitter).

ТУФЛИ СТОИМОСТЬЮ $1 000 000

     Церемония вручения “Оскара” всегда была еще и своеобразным парадом моделей. Причем чем ниже статус кинодеятеля, тем большую ставку он делает на внешний вид. Если не талантом поразить, так хоть голыми плечами и космическими суммами, выложенными за платье или колье с изумрудами. А если кошелек не потянет на какой-нибудь баснословно дорогой аксессуар, именитые ювелирные фирмы всегда с готовностью предложат взять его напрокат. На фото: актриса Лора Хэрринг (“Малхолланд-драйв”) на 74-й церемонии “Оскар” в открытых босоножках из платины и бриллиантов стоимостью 1 млн долларов.
     Свое мнение о туалетах гостей церемонии высказывают российские модельеры Виктория Андреянова и Елена Макашова.
МОДЕЛЬЕР ВИКТОРИЯ АНДРЕЯНОВА (В.А.):
     — Очевидно, что это главное событие для звезд в этом году. Видно, что кроме Гвинет Пэлтроу все хорошо подготовились. Хотелось бы, чтобы наши звезды так же ответственно относились к своему внешнему виду и старались понравиться публике. И очень надеюсь дожить до того момента, когда буду делать платье сестре Кате Стриженовой для церемонии “Оскар”.
МОДЕЛЬЕР ЕЛЕНА МАКАШОВА (Е.М.):
     — Наряды голливудских звезд на церемонии “Оскара” из года в год меня поражают только одним: верностью традиции вечернего наряда, которая появилась еще на заре прошлого века, — русалочий силуэт с оголенными плечами. Из год в год — одно и то же. Коррективы вносятся лишь физиологией моделей и выбором цветовой гаммы. “Оскар-2002” — розово-красный. Ну что ж, вполне в духе модных тенденций.

      Гвинет Пэлтроу (c Акивой Голсменом).
     На мой взгляд, плохо. Турецкий пляж. Шнуровочка, украшения, косичка — впечатление, что ей просто не в чем было пойти. (В.А.)
     Красивое тело хочется показать. Не только на экране. (Е.М.)
    
     Вупи Голдберг.
     Ее спасают только шоколадный цвет кожи и возраст. (В.А.)
     Во-первых, ей позволено все. Во-вторых, это все же лучше прежних “титанических” усилий выглядеть “дамой”. (Е.М.)
    
     Барбра Стрейзанд.
     Звезда. Ничего случайного. (В.А.)
     Платье-шаль, из которого выскальзывают плечи и выступают ноги. Неплохо, так как позволяет что-то скрыть, что-то открыть. Вполне в духе “носи только то, что идет тебе лично”. (Е.М.)
    
     Дженнифер Лопеc.
     Беленькая и красивенькая. От настоящей Дженнифер Лопеc ничего не осталось. От нее ждешь темперамента даже в костюме. Я ее просто не узнала. (В.А.)
     Русалочье шоу в чистом виде. Розовая. В локонах. С выдвинутой ножкой и откинутыми плечами. В общем, пошлее не бывает. (Е.М.)
    
     Кэмерон Диаз и Фейт Хилл.
     Мне кажется, что они неудачно сфотографировались, потому что слишком похожи по масти. Им желательно было бы соблюдать дистанцию. Они выглядят, как близнецы-сестры: их образы уничтожили друг друга. Хотя платье Диаз мне кажется более удачным. (В.А.)
     Та, что слева (Фейт Хилл), — из области десертной кулинарии. Торт безе с кремом мне решительно не нравится. Если бы в таком была Кэмерон Диаз, ощущение сладости стало бы непереносимым. Но Кэмерон пошла другим путем — и правильно сделала. (Е.М.)
    
     Певица Эния.
     Опять в красном... (В.А.)
     Если отрезать рукава и добавить цветущую ветвь через плечо, получится платье Кейт Уинслет №2. (Е.М.)
    
     Кейт Уинслет.
     Слышала, что она сильно похудела. Видимо, платьем она пытается это продемонстрировать. Единственное смущает, что много красного вокруг и немножко как все. (В.А.)
     Даже комментировать не хочется. Все сделано по самому проверенному рецепту: цвет красный, силуэт русалочий, плечи обнаженные. А получилось невкусно. (Е.М.)
    
     Одри Тоту.
     Очень близкий для меня образ. Мне кажется, он актуальный, ранимый, тонкий. В нем есть все, что мужчина ждет от женщины — ранимость, сексуальность, мягкость, — и в то же время это остромодно. (В.А.)
     А вы ничего не перепутали? Это фото случайно не из архива 20-х годов?.. (Е.М.)
    
     Николь Кидман (с сестрой Антонией).
     У меня ассоциация с этажеркой. Плохие пропорции. Сестра выглядит натуральнее и элегантнее в простом черном платье. (В.А.)
     Блондинка в розовом, туфли, сумочка, колье... Розово до тошноты. (Е.М.)
    
     Холли Берри.
     Мне кажется, что ей можно было дать “Оскар” и за лучший костюм. Очень красиво решенный на контрасте верха и низа. (В.А.)
     Очередная русалка. Но цвет, фактура ткани, сочетание блеска и матовой прозрачности — очень удачное решение темы. (Е.М.)
    



Партнеры