«идет война народная, священная война!»

1 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 209

Ближний Восток, ставший колыбелью земных цивилизаций,
щедро подарил миру
во второй половине XX века столько борцов, бойцов, солдат, мстителей, воителей, моджахедов, душманов
и других свихнувшихся
на стрелковом оружии личностей, что без сомнения ставится на первое место.

Мученическая смерть открывает дорогу в рай
Бывает, совсем маленькая группка фанатиков или накурившихся дури юнцов вдруг заявляет о себе дерзким взрывом, захватом заложников, нелепым побоищем в людном месте. В 1972 году, например, невесть откуда взявшаяся «японская красная армия» руками трех своих полоумных активистов устроила грандиозную кровавую мясорубку в Тель-Авивском аэропорту «Лод». Пострадали совершенно посторонние люди, в частности пуэрториканцы. Это дало повод одному из участников событий глубокомысленно заметить: «Странное дело: японцы убивают пуэрториканцев, потому что арабы ненавидят евреев». Странно, да не очень.
Наш рассказ не о японцах. Есть на Ближнем Востоке настоящие тяжеловесы. О них речь.
Международные справочники определяют «Хезболлах» – «партию Аллаха» – как организацию исламских фундаменталистов шиитского толка. Первым ядром организации была группа священников-шиитов, занимавшихся изучением опыта иранской революции. Лидером пытливых учеников стал шейх Сейед Мухаммед Хусейн Фадлалла.
Свои цели и задачи «Хезболлах» сформулировала четко и понятно для сторонников, противников и нейтральных обывателей. Во-первых, перманентный джихад сионизму и империализму. Во-вторых, изгнание израильских интервентов из Ливана (цель, между прочим, достигнута, как считают члены партии). В-третьих, установление исламского контроля над Иерусалимом. В-четвертых, уничтожение Израиля. В-пятых, создание в Ливане исламского государства по образу и подобию Ирана.
Хусейн Фадлалла, после того как израильские спецназовцы физически здорово его припугнули в 1985 году, сдал пост генсека своему коллеге Аббасу Мусави. Но до этого успел сильно и кроваво сам пошуметь в Ливане. 23 октября 1983 года смертники, сев за руль начиненных взрывчаткой грузовиков, хладнокровно подкатили к казармам миротворческого контингента и взорвали машины. В казармах располагались американцы и французы. Погибло около 300 человек. Через год аналогичным способом камикадзе «Хезболлаха» взорвали ливанское посольство США и записали в свой кровавый актив еще 24 убитых и около сотни раненых и покалеченных.
Израильтяне начали жестокую охоту за верхушкой «Хезболлаха». Ее нового лидера, господина Мусави, они просто расстреляли из вертолетных пушек вместе с женой и ребенком. Случилось это в феврале 1992 года. Во главе «Хезболлаха» стал 32-летний шейх Хасан Насрулла.
Даже имея голоса в ливанском парламенте, «партия Аллаха» остается воюющей организацией, жестокой, опытной, безжалостной. Осуществляя свои акции, иногда, как пишут журналисты, прибегает к псевдонимам вроде «Исламского джихада», «Революционной организации правосудия» и разного рода «сопротивлений». Есть статистика, что с 1990 по 1993 годы боевики «Хезболлаха» провели около 300 боевых операций. Раз в четыре дня. Численность активных членов организации за последние примерно десять лет ощутимо уменьшилась и составляет в настоящий момент около 2200 человек. Идеологическая подготовка поставлена на высшем уровне. Один из главных тезисов, внушаемых самым отчаянным боевикам, из которых отбираются кандидаты на роль камикадзе, не нов, но весом: мученическая смерть не только откроет дорогу в рай, но и искупит все грехи родственников, ближних и дальних.
По некоторым данным, Иран отпускает на нужды своего детища до $100 млн. ежегодно. Ошибаются те, кто считает, что все эти деньги уходят исключительно на военные нужды. Официально распространенная информация гласит, что за последние несколько лет «Хезболлах» потратила на социальную деятельность в Ливане $2 млрд.
В 1996 году, когда израильтяне еще не перестали гордиться своей военной операцией с драматическим названием «Гроздья гнева», лидеры «Хезболлаха» заявили о начале реализации масштабной программы по восстановлению разрушенного жилья и инфраструктуры страны. Она включала возведение 5 тысяч зданий, прокладку трасс и реконструкцию поврежденных коммуникаций. Около двух с половиной тысяч крестьян, пострадавших во время боевых действий, получили компенсацию. Что ж после этого удивляться поддержке и одобрению действий активистов и сторонников «Хезболлаха» со стороны общества? Все естественно. Одни разрушают, другие восстанавливают. Кого любить – ясно, кого ненавидеть – очевидно. А в тонкости простой народ не вникает.

Конфронтацию прекратить,
джихад продолжать
Удивительная структура ХАМАС, а особенно ее глава – шейх Ахмед Ясин. Господь не дал ему богатырского здоровья. Однако увечный, слабый и больной, сильно пожилой шейх умел держать своих ребят в такой боевой форме, в таком тонусе, что черной завистью завидовали не только враги, но и друзья.
ХАМАС – Исламское движение сопротивления (аббревиатура от арабского «Харакят аль-Мукаввама аль-исламия») родилось в 1987 году на волне знаменитой «интифады» – восстания палестинцев в секторе Газа. Шейх Ясин и основал движение, которое именно ему обязано львиной долей своей славы в регионе, а не дерзким и кровавым актам террора и даже не постоянной (многим думается, что показной) усобице с Ясиром Арафатом и Организацией освобождения Палестины в целом.
Израильтяне, грубо говоря, проглядели Ахмеда Ясина. Увлеченные идеей найти достойного спокойного, и главное, мирного оппонента ООП, они поддержали «Исламское общество» и даже всячески его поощряли. А Ясин критиковал Арафата, но не забывал о собственном авторитете и сторонниках. В 1982 году он провел молниеносную «антиалкогольную кампанию», разгромив руками и камнями своих единомышленников массу магазинов Газы, где продавалось спиртное. В это же время стал потихоньку вооружаться, что не прошло незамеченным.
В 1984 году шейха арестовали по строгой не только у нас статье «незаконное хранение оружия». Ясин получил 13 лет, но через год вышел на свободу: его и еще более тысячи палестинцев обменяли всего на троих израильских солдат, захваченных в Ливане террористами.
Еще через два года, так и не приняв участия в «интифаде», шейх создает ХАМАС. Появилась организация, родилась и программа. Главная идея формулируется так: «Освобождение всей Палестины от моря и до Иордана – наша стратегическая цель, и нет цели более святой и важной. После освобождения от израильского господства Палестина станет центром арабского и мусульманского мира».
Структура ХАМАС достаточно сложна, на первый взгляд – громоздка, однако никто не жалуется. Руководящим органом является консультативный совет (Мажлис аш-шура), объединяющий наиболее известных лидеров движения. Одной из ключевых структур считается политбюро. Оно вырабатывает общую стратегию, определяет сферу деятельности и функции каждого из подразделений движения. Четыре главных секции движения, каждая со своим звучным, но функциональным названием, осуществляют вербовку новых членов, сбор и распределение средств, организацию и координацию уличных выступлений, сбор информации о подозреваемых в сотрудничестве с израильскими властями, а также распространение листовок и другой печатной продукции.
В рамках этих секций действуют еще несколько подразделений. Например, «Святые палестинские бойцы». Их основное предназначение – теракты против израильтян. С конца 70-х годов эта группа ощутимо выросла. Есть еще «Джихаз аль-Аман» («Аппарат безопасности») с небольшим, но очень эффективным подразделением «Маджд». Его называют также «Группой ведения священной войны и проповедей». Это – исполнительный, в смысле экзекуторский орган, так как занимается организацией и осуществлением убийств людей, подозреваемых в сотрудничестве с израильтянами.
Среди нелегальных структур отмечают также «отряды шахидов». В них вербуют, как правило, малограмотную молодежь в возрасте от 18 до 30 лет, принадлежащую к маргинальным слоям населения, обиженных или пострадавших от израильской оккупации, потому люто, до обмороков ненавидящих евреев.
Ответственность за большинство крупных терактов с 1992 года лежит на так называемых бригадах «Изз эд-дин аль-Касем». Спектр действий их боевиков исключительно широк – захваты заложников, убийства, организация и проведение взрывов, казни.
Израиль, словно решив второй раз наступить на те же грабли, поначалу долго присматривался к активистам и лидерам движения: слишком привлекательной казалась их непримиримая антиарафатовская позиция. Но когда полным ходом начались взрывы и убийства, причем и палестинцев, и израильтян, когда стали широко формироваться отряды «шахидов» – одноразовых боевиков-смертников, а вооруженная деятельность вообще перешла всякие границы, Ясина по-быстрому снова арестовали и посадили. Срок определили – пожизненный. Шел 1989 год.
В 1997 году Ахмед Ясин был выпущен из тюрьмы и сразу уехал за границу, где, по слухам, собрал уйму денег для укрепления пошатнувшихся позиций движения. Вернувшись из круиза по арабским странам, подлечившись немного, он снова начал давать интервью, где стал позволять некие двусмысленности. Был эпизод, когда шейх заявил, например, о необходимости прекращения конфронтации с Израилем и даже встретился с раввином Менахемом Фруманом, в свое время известным посредником на арабо-израильских переговорах. Одновременно Ясин говорит о необходимости продолжать джихад. Пытаться совмещать вещи абсолютно несовместимые – любимое занятие восточных философов, мыслителей и филантропов.
А реальность такова. 22 января 2002 года ХАМАС объявил о начале «тотальной войны» с Израилем. Очередной войны, заметим. В мире хамасовцы так никогда и не жили с израильтянами, хотя, конечно, периоды затишья наблюдались. Опять в ход пошли самопальные ракеты, с непоколебимым упорством называемые прессой «катюшами», взрывчатка, снайперские засады и другие атрибуты. Число жертв – только убитых – за последние полтора года уже превысило тысячу человек. Палестинцев же погибло в три раза больше, что, похоже, не смущает ни одну из воюющих сторон.
«Священная война»: исламский вариант
Арабское слово «джихад» переводится на русский язык именно как «священная война». Таким звучным именем обозначила себя в начале 70-х годов палестинская организация исламских фундаменталистов. Получился «Исламский джихад».
Никаких умеренных режимов среди арабов представители «Исламского джихада» не признают. Поэтому и цели свои формулируют максималистски: «Наша конечная и стратегическая цель – мобилизация исламской нации на освобождение нашей земли и руководство священной войной против сионизма. Вооруженная борьба – единственный способ нанести поражение Израилю на земле Палестины».
Структурно «Исламский джихад» часто рассматривают не как одну организацию, а как несколько группировок, связь между которыми подчас очень эфемерна. Старейшей из них считается египетский «Джихад», организованный еще в начале 60-х годов активистами, отколовшимися от «Братьев-мусульман».
Наиболее структурно сложной организацией является, по мнению экспертов, палестинский «Исламский джихад». Предполагается, что именно палестинский «Джихад» имеет ячейки или небольшие группы не только в большинстве стран Арабского Востока, но и во многих государствах Европы и Америки. Есть косвенная информация, что, например, во время вторжения чеченских экстремистов в Дагестан палестинский «Исламский джихад» не сидел сложа руки, а подключился ко всей этой кампании очень активно и с финансовой, и с военной точек зрения.
Когда говорят о численности этой организации, называют совершенно разные цифры. В справочниках, в том числе достаточно авторитетных, можно встретить иногда категоричное утверждение на сей счет: «численность отрядов боевиков неизвестна». Иногда с не меньшей убедительностью заявляют: боевиков несколько тысяч.
Основные террористические акции возложены на боевиков бригад «Аль-Касем». В основном это фанатичная молодежь – пушечное мясо. В 1994 году лидер «Исламского джихада» Фатхи аш-Шакаки, видимо, чтобы пугнуть общественность, заявил, что набрал 70 смертников, готовых во имя Аллаха на все. Конкретный адрес использования столь солидного отряда камикадзе арабской крови тоже был назван – Израиль. Во всем мире напряглись, а отреагировал Израиль. Отреагировал не сразу, но результативно: через год аш-Шакаки был убит на Мальте. Активисты «Джихада» ответили новыми терактами на Западном берегу Иордана, в секторе Газа и в самом Израиле.
Свой «Исламский джихад» зафиксирован в Ливане, причем не одна группа, а как минимум две. Одна имела очень дружеские отношения с палестинской организацией «Фатх», другая почти срослась с «Хезболлахом».
Как и в других арабских странах, группы «Исламского джихада» в Иордании «высшим приоритетом» считают освобождение Палестины, подчеркивая, что арабо-израильский конфликт есть не «национальная дискуссия по вопросу о территориях, а религиозный конфликт».
Представить себе «всеобщую арабскую революцию» психически здоровому человеку трудно. Однако именно это явление (и только оно), по мнению одного из известнейших романтиков терроризма Абу Нидаля, должно привести к освобождению оккупированной Палестины. Вот такая точка зрения. Из-за нее весь сыр-бор.
Настоящее имя нашего героя – Сабри Халиль аль-Банна. Абу Нидаль – псевдоним, вещь очень распространенная в кругах революционных и бандитских. Он не желторотый юнец, ищущий приключений на свою голову, а опытный, умный, коварный и умудренный жизнью пожилой мужчина, отмечающий в нынешнем году – в мае – свое 65-летие. Возраст солидный. Есть что вспомнить.
Боевая биография господина Сабри Халиля аль-Банны началась в 1973 году непосредственно в год создания самой организации, именовавшейся сначала «группа», а позже – Организация Абу Нидаля (ОАН). Боевики ОАН захватили посольство Саудовской Аравии в Париже и потребовали как всегда массу благ для себя, своего революционного промысла и своих «товарищей по оружию». Международный скандал такого уровня болезненно был воспринят Ясиром Арафатом, который волевым решением исключил своего единомышленника Сабри Халиля из рядов ООП. А тот, проглотив обиду, создал свою «группу».
С 1974 по 1983 годы руководство ОАН находилось в Ираке. В 1984 году Нидаль переезжает в Сирию, еще через три года – новая прописка, в Ливии. К 1990 году отношения между ОАН и официальным Багдадом улучшаются настолько, что большая часть организации снова перемещается на берега Тигра, где остается и сегодня.
В послужном списке его Организации – захваты заложников, нападения на посольства, угоны самолетов и кораблей, убийства высокопоставленных деятелей – евреев, арабов, европейцев, покушения, диверсии, ракетные обстрелы, взрывы синагог, автотранспорта, офисов, ресторанов, расстрелы. Список весьма исчерпывающий, ну, или почти исчерпывающий. Да и точка в конце его не поставлена.
В одном из интервью Абу Нидаль заявил: «Моя мечта – единый арабский народ, живущий свободно и равноправно». Мысль достойна уважения, только идет к своей мечте господин Сабри Халиль аль-Банна очень своеобразным путем.

Дядюшка Ладен
дышит на ладан
Говорят, что всесильный глава «Аль-Каиды» Усама бен Ладен тяжело и необратимо болен: почки, а с ними не шутят. Но лечиться ему негде и некогда ввиду постоянного прессинга по всему миру со стороны американцев и лично их президента. Став с подачи США «террористом №1» в мире, Ладен, словно Вечный жид, вынужден теперь скитаться по белу свету в поисках хоть временного пристанища. А его давать боязно. Приютишь, а тебя бомбить станут. Точность? Никакой точности, на кого Бог пошлет! Сначала бомбы, которые делают воронки со стадион средних размеров, а потом – сухпайки с кукурузой и финиками: угощайтесь, кто цел.
Слово «Аль-Каида» до недавнего времени было известно только узким специалистам. Они же и перевели его на европейские языки как «база, основа». База – так база. Усама бен Мохаммад бен Ладен создал ее – официально – в 1988 году, набрав в свою шайку афганских «духов», готовившихся к тому времени окончательно размежеваться с ограниченным контингентом советских войск, засидевшимся в ту пору еще в Демократической Республике Афганистан.
Свое немалое состояние (по разным оценкам, от $200 до $300 млн.), а также спонсорские взносы со всего арабского мира Ладен тратит на войну. Тратит не то чтобы щедро: его боевики как сыр в масле не катаются, но и не скупо, потому размах действий «Аль-Каиды», вернее, приписываемых ей действий, широк. Потому в прессе и называют «Базу» господина Усамы бен Ладена «международной террористической организацией исламских фундаменталистов», делая акцент на первых двух словах.
Тяга к масштабности ярко проявилась у руководителя «Аль-Каиды» в 1998 году. Тогда, находясь в Пакистане, как всегда жаловавшийся на недомогание 45-летний бородатый миллионер заявил о создании «всемирного исламского фронта борьбы против иудеев и крестоносцев». Главная цель фронта – ведение джихада против Соединенных Штатов Америки, Израиля и иудеев в любой точке земного шара. При таких заявлениях легко искать сторонников среди радикалов на Ближнем Востоке. В один голос с Усамой выступили Айман аз-Завахири и Рифаи Ахмед Таха из Египта (соответственно «Аль-Джихад» и «Аль-Гамаа аль-исламия»), а также ряд аналогичных деятелей из Пакистана (Ассоциация пакистанских улемов и «Движение ансаров») и даже из Бангладеш (Абд ас-Салам Хан и местного «Джихада»). Во главе нового фронта встала соответствующая шура, главное кресло в которой отдали дядюшке Ладену.
Фронт – не шутка. Упомянутые террористические структуры и раньше пытались координировать свою деятельность. В новом виде управление стало жестче, оперативнее и эффективнее. В то же время стали говорить о поистине всеобъемлющих связях бен Ладена, которые докатились чуть ли не до Чечни. Мол, и финансовую помощь «старец» оказывал и оказывает Шамилю Басаеву и Зелимхану Яндарбиеву, и вообще спонсирует чеченский беспредел охотно и широко.
Ничего официально не подтверждено, между прочим. Подтверждения если и появляются, то, как правило, в виде признаний пойманных террористов. В 1995 году арестовали боевиков из египетского «Джихада», так они сказали, что все их финансовые заботы лежат на плечах бен Ладена. После взрыва бомб в Найроби и Дар-эс-Саламе арестованный боевик на допросе тоже признался, что действовал по указке шефа «Аль-Каиды». Допустим и согласимся. Однако сделаем скидку.
Известно, какие мастера задавать вопросы живут на Востоке. Среди них есть просто виртуозы диалогов с арестованными, умеющие склонить заблудших к любому нужному или «нечаянному» ответу. Надо – назовут Ладена, «попросят» – укажут хоть на имама Али, хоть на председателя МОК.
После событий 11 сентября 2001 года на его поимку или уничтожение брошены колоссальные финансовые и материальные ресурсы налогоплательщиков США. И среднестатистический американец не только не возражает, но ликует, раскупая звездно-полосатые флаги и беретики своей олимпийской сборной по цене 200 баксов (однако!) за штуку.
Ну а сама «База» притихла. Грозит откуда-то, то ли из Африки жаркой, то ли из влажной Азии, новыми терактами, напоминает о себе «сибирской язвой» по почте. Не смертельно. Мы уже научились бороться с террористами и продолжаем учиться. А «Базе» сильно прищемили хвост, и поделом!



Партнеры