Углепром – дочь или падчерица российской экономики?

В Москве прошел ежегодный Всероссийский съезд угольщиков

1 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 167

Для работы на форуме прибыли около
250 делегатов из угледобывающих регионов России. На съезде присутствовали
министр энергетики РФ Игорь Юсуфов, председатель Российского профсоюза угольщиков Иван Мохначук,
председатель Союза углепромышленников России Юрий Малышев, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, глава Республики Коми Владимир Торлопов, губернатор Тульской области Василий Стародубцев.

Были направлены приглашения Президенту РФ, председателю Правительства РФ, ряду представителей Администрации Президента РФ и министров. Однако означенные высокие персоны на форум не пожаловали и тем самым лишний раз подтвердили негласный статус угольной отрасли в российской «экономической семье» – не любимая дочь, а падчерица, которую волею судеб приходится терпеть. «Ну, что там у нее, надоевшей, опять?»
А у нее – вагон старых нерешенных проблем и тележка новых. Их озвучил в своем докладе заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский. Начал он за здравие. Как сообщил участникам форума замминистра, за последние три года угольная отрасль стала наращивать объемы добычи топлива, что было связано в первую очередь с общим подъемом российской экономики и соответственно увеличением спроса на уголь. Прирост добычи угля в целом по России составил 37 млн. тонн. По итогам 2001 года, добыча угля составила почти 270 млн. тонн и достигла таким образом уровня 1994 года. Наиболее устойчивый рост отмечался в Западно-Сибирском экономическом районе, где по сравнению с 1998 годом добыча угля увеличилась на 32%. Прирост наблюдался также в Восточной Сибири (около 20%), Дальневосточном крае (6,5%), в северных регионах (около 1,5%). Все хорошо, но… Уже в прошлом году электростанции начали снижать объемы закупок угля (в 2001 году они закупили угля на 4,5% меньше, чем в 2000 году). Доля угольной составляющей в топливно-энергетическом балансе (ТЭБ) упала в прошлом году до 28,3% (в 2000 году – 30,5%). Кроме того, нынешняя зима выдалась аномально теплой, что тут же сказалось на потреблении угля. В результате на складах на 1 января 2002 года остатки угля составили 10 млн. тонн (на 33% больше, чем год назад). Тут вообще парадоксальная ситуация: своего, российского угля – завались, а у нас в этих условиях импорт угля (в основном экибастузского) вырос до 26 млн. тонн. Кроме того, казахский уголь низкокалорийный, перенасыщен вредными серными примесями, которые при сгорании выбрасываются в атмосферу.
Но и это еще цветочки. По прогнозам специалистов, в нынешнем году потребление угля электростанциями может еще больше сократиться за счет увеличения потребления энергетикой газа.
Эту тему затронул в своем выступлении на съезде губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. «С начала 90-х годов минувшего века система энергоснабжения у нас оказалась ориентированной практически на один вид топлива, а именно – на газ. Доходило до того, что изначально спроектированные под уголь, некоторые электростанции в спешном порядке переводили на газ. В результате его доля в выработке электроэнергии составляет 69%, а на уголь приходится всего чуть более 28%. Между тем в мире уголь обеспечивает сегодня почти половину производства электро- и теплоэнергии. Например, в США доля угля в ТЭБ составляет 56%, а в Китае – целых 80%! Мы же вместо угля сжигаем в топках газ, ценнейшее сырье, которое могло бы дать нашей экономике дополнительные долларовые поступления. По сути, мы топим котлы электростанций валютой.
Сама жизнь вынуждает нас пересмотреть структуру ТЭБ, перестроить ее из нефтегазовой в газо-угольную. Энергетический уголь должен стать основным сырьем для электростанций, а газ вместе с нефтью – основным валютным донором и сырьем для химической промышленности. Это должно быть стратегией топливно-энергетического комплекса (ТЭК) России на ближайшие десятилетия. Естественно, перевод электростанций страны на уголь потребует серьезных капиталовложений, но они окупятся уже в обозримой перспективе. По расчетам экспертов, рост экспорта природного газа на 40 млрд. кубометров в год за счет его замещения углем в тепловой энергетике позволил бы увеличить бюджетные валютные поступления в размере от $2,5 до 3 млрд. Помимо этого, переход на уголь позволит увеличить надежность системы энергоснабжения, восстановить ее энергетическую безопасность. Ведь это же нонсенс, когда практически вся энергетика страны зависит от двух-трех газопроводящих ниточек».
В своем выступлении губернатор обозначил еще одну болевую точку отрасли – низкий уровень жизни шахтеров. Некогда составлявшие элиту рабочего класса (и по социальному статусу, и по зарплате), ныне шахтеры находятся на 6–7-м месте по уровню оплаты труда среди рабочих других отраслей. До сих пор в горняцких поселках и городах не решена жилищная проблема – немало шахтеров и их семей по-прежнему ютятся в бараках, построенных на заре советской власти. Кроме того, в последнее время отмечен резкий скачок количества профессиональных заболеваний среди горняков. Бывали случаи, когда шахтеры умирали прямо на рабочем месте.
Всероссийский съезд угольщиков принял целый пакет решений, который адресовал правительству. Один из основных пунктов – выработка нормативной базы, относящейся к деятельности ТЭК. Участники съезда предложили разработать программу строительства новых электростанций на угле и линий электропередачи для переброски избытка энергии из сибирских регионов страны в Европейскую часть России. Очень важным моментом угольщики считают поддержку отечественного производителя со стороны государства. Это требование звучит особенно актуально сегодня, когда США ввели 30-процентную пошлину на импорт, в том числе российской стали, что, несомненно, негативно скажется на состоянии отечественной угольной отрасли. Кроме того, необходимо облегчить долговое бремя предприятий углепрома.
Все проблемы, поднятые на съезде, в принципе разрешимы. Для руководства страны есть сейчас реальный шанс доказать, что угольная промышленность все-таки дочь, а не Золушка экономики.



    Партнеры