Когда хочет женщина,

мужчины уходят с поля...

5 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 443
  Любой нормальный мужчина сразу представил бы ее в вечернем декольте и туфлях на высоких шпильках. Но она почему-то предпочла бутсы и футбольные трусы. Впрочем, мужчин не смутило даже это. Их не смутила и судейская повязка на ее запястье. Чего хочет женщина — того хочет Бог, подумали мужчины. В данном случае Бог захотел, чтобы она судила футбольные матчи...
    
     Если вы любитель абсурда — вам это понравится. Место действия — футбольный стадион.
     Начало игры.
     Зритель (соседу): Ничего себе, глянь — баба на поле! С ума сойти — судья! Ну дожили, блин...
     Сосед: На мыло ее! (Свистит.)
     Второй тайм.
     Футболист (только что получил желтую карточку, цедит сквозь зубы): Лучше бы телефончик оставила...
     Зритель (соседу): А девка-то — огонь. Правильно защитника на место поставила!
     Сосед: Защитника на мыло! (Свистит.)
     Финальный свисток.

     Тренер проигравшей команды: Да она нас просто сплавила! Ей там точно чемодан денег сунули!
     Боковой судья (мечтательно прикрыв глаза): Ах, Наташа, если б не семья... Ну ладно, хоть в раздевалке полюбуюсь...
    
     ...Увидев меня, арбитры мужского пола из раздевалки ретировались, осталась только девушка Наташа. На минуточку, первая в России женщина — судья международной категории ФИФА. Кстати, она ассистировала на боковой в одном из матчей последнего Кубка Содружества!
     Воздух в комнатке успел так плотно пропитаться духом игры, что с непривычки меня перекосило. “Я же говорила, давай лучше в другом месте встретимся!” — философски заметила моя героиня, попутно изучая протоколы...
     — Наташ, а ты что, действительно раздеваешься здесь вместе с мужиками?!
     — Господи, да мне начхать — мы ж коллеги!
     — Не обижайся, но, в моем понимании, женщина-судья — это нонсенс.
     — Это и заводит. Раньше на меня все как на оборотня смотрели, зато теперь...
     — Представляю, как футболистов бесит, когда ты их штрафуешь!
     — А мне-то что! Сколько раз бывало — команда проиграет, а тренер вопит: “Да она нас сплавила!” Но со мной лучше не связываться. Я сразу говорю: приходите, посмотрим запись... Пока никто не приходил.
     — Как тебя вообще в футбольном мире воспринимают: не говорят, что ты просто ищешь мужского общества?
     — Еще как говорят... В кулуарах сплетничают, что я чуть ли не всем отдалась, лишь бы выбиться в судьи ФИФА.
     — Почему бы тебе не уехать в другую страну, может, там тебя оценили бы больше?
     — Между прочим, в Европе действительно очень ценят рашн герл. Европейским арбитрам нравится, как мы работаем, особенно — жесты.
     — Вас что, много?
     — Четверо. Просто я была первой, мне еще в 1999 году международную категорию присвоили.
     Оказалось, международных категорий у судей — четыре. Женская — четвертая. Совершенно отдельная и к мужскому футболу ни малейшего отношения не имеет. Правда, есть и такие девушки, которые прорываются на мужские игры. Например, похожая на мальчика француженка Нинель, восхитившая нашего знаменитого арбитра Алексея Спирина : “Когда я первый раз увидел на поле женщину-судью, — признался он, — это было откровением. Она потрясающе ассистировала на отборочном матче к предстоящему чемпионату мира...”. Оказалось, у француженки фантастический “боди ленгвидж” (язык тела — мимика, жесты). Сами понимаете, тело женщины порой куда выразительней мужского. И игроки с радостью слушаются малейшего ее движения. Наверное, это приятней, чем замирать от бешеного взгляда белых глаз Коллины... Впрочем, у Нинель постоянная практика во французском национальном чемпионате. Российским девушкам в этом плане хуже. У нас в стране хватает неприкаянных арбитров мужского пола. Так что барышням пока премьер-лига не светит.
     В общем, Наташа сейчас судит второй мужской дивизион и не жалуется.
     — Я и сама в высшую лигу лезть не собираюсь. Это такая грязь.
     — Что, сплошные договорные матчи?
     — В общем, судей всегда пытаются купить. Но со мной договориться нельзя. Я взяток не беру. Потому меня и притесняют — не дают судить серьезные матчи!
     Оказалось, это правда. Бывший глава нашего судейства Сергей Хусаинов и не скрывал, что никому не нужны судьи, не способные на компромисс: “Поймите, — заметил он, — везде своя дипломатия, тем более в такой профессии, как наша...” — “Выходит, честных судей не существует?” — “Знаете, как сказал бывший президент ФИФА Стэнли Роуз, если бы существовал судья, соответствующий всем нашим требованиям, он бы давно стал по меньшей мере президентом какой-нибудь страны...”
     Но, по всей видимости, Наташа не собирается учиться футбольной дипломатии:
     — У меня характер резкий. Всегда говорю правду-матку в лицо. Поэтому моя фамилия у всех — как кость в горле.
     — В футбольном мире тебя не любят?
     — Главное, я сама себя очень люблю...
     — И принципиально не хочешь идти на компромисс?
     — Стоит один раз взять — все. Кабала. Попробуй потом не обеспечь результат. Кто-нибудь лишний гол забьет — тебе же голову оторвут! Конечно, многие все равно “подрабатывают”, зарплаты-то у нас, сами понимаете... Один судья жаловался, что ему на сигареты не хватает, у жены приходится стрелять.
     — Тебя много раз пытались купить?
     — У меня репутация: “Не берет”. С этим все считаются. А сначала подходили. Уговаривали. Когда отказала, попытались провернуть все через ассистентов, уже и суммы обсуждали. Не тут-то было: я обо всем узнала, и ничего у них не вышло!
     — А ты крутая!
     — Я росла пацанкой. Вечно с кем-то дралась. До восьмого класса был “неуд” по поведению. Школу ненавидела. А футбол мне нравился. Я же сама десять лет играла. (К слову, Наташа чемпионка страны, обладатель Кубка России и серебряный призер Международной универсиады. — Е.Ш.).
     — Тебя другие футболистки к тренерам не ревновали, вряд ли им уделялось столько же внимания...
     — Ревновали не то слово. Особенно когда меня выбрали “Мисс Футбол”, в 92-м. Девчонок это заело.
     Неудивительно, что ни в одной команде Наташа больше двух лет не задерживалась. Сначала она играла в черниговской “Легенде”, в 92-м ее переманили в Москву. В столице она сменила четыре клуба: “Интерросс”, “Русь”, “СиМ” и “Чертаново”.. В 97-м ее футбольная карьера закончилась...
     — Хочешь анекдот, — улыбнулась Наташа, — у армянского радио спрашивают, почему в нашей стране плохо развивается женский футбол. Армянское радио отвечает: “А где мы найдем одиннадцать девушек, согласных выступать в одинаковых костюмах?!”
     — Значит, ты поэтому стала судьей — чтоб в оригинальном костюме на поле выходить?
     — Какие там костюмы... Ты просто жизни моей не знаешь. Я ведь пока играла, перед каждой тренировкой — дворником работала, а вечером, после футбола, — уборщицей. За жилье-то надо было платить. Потом мне все надоело, я ушла из команды и осталась на улице. И тогда Сергей Хусаинов совершенно неожиданно протянул мне руку. Помог получить судейскую лицензию.
     Идея оказалась не так плоха. Эксперимент с футбольным феминизмом отлично сработал на чемпионате Москвы среди мальчиков. Сначала родители громко возмущались: что это такое — женщина на поле! А в итоге Наташино присутствие оказало на всех магическое действие. Маленькие игроки перестали ругаться матом, даже болельщики вели себя значительно приличней, чем обычно. После матча все признали: женщина на поле — в этом что-то есть!
     В юношеской группе наличие на поле красивой девушки вызвало обратный эффект. О футболе ребята сразу забыли и занимались исключительно тем, что рисовались перед Наташей. Зрители остались очень недовольны.
     — Ну и работа у тебя, Наташ, мужики же могут тебя раздавить, убить ненароком...
     — Ну и что! А мне все равно нравится то, что я делаю... Знаешь, какой это кайф? К тому же я люблю ездить по разным странам. Куча впечатлений. В Англии такая удивительная трава. Как нарисованная! Я однажды целый день на ней пролежала. Смотрела в небо... Вот бы всю жизнь так!
     — Признайся, футболисты заигрывают с тобой во время матчей?
     — Конечно. Иногда кто-нибудь, вместо того чтобы играть, начинает комплименты делать, телефончик просить.
     — Словом, всерьез тебя не воспринимают.
     — Помню, после какой-то игры тренер поцеловал мне руку! Забыл, что я только в жизни милая и улыбчивая. А на поле — судья. Не стоит со мной шутить.
     — Неужели у тебя ни разу не было любовного приключения с футболистом?
     — У них же режим, сама понимаешь...
    


    Партнеры