ПЕРЕКУР В ИНТИМЕ

Побыть калифом можно и на час

12 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 667
  “Сигарета горит три минуты и почти не отвлекает от дел. Трубка располагает к беседе на полчаса. За кальяном же можно провести всю жизнь, не замечая, как вместе с дымом улетучивается и время”, — гласит арабская мудрость.
     Окутанный полумраком восточный зал и сладкий дурман благовоний — здесь собираются ближе к полуночи. Под мерные арабские песнопения и неспешные пируэты полуобнаженных танцовщиц происходит главное действо — мужчины курят кальян. Лежащие на мягких подушках тела, глубокие вздохи и томные взгляды — это не притон наркоманов в темных закоулках Багдада. Тысяча и одна ночь, протекающая под дурманящий дымок, — таковы нынче пристрастия неспящей московской богемы.
    
     ода на кальян (“аргиле” по-арабски) пришла к нам с берегов Персидского залива совсем недавно. Еще в начале 90-х робкие попытки арабских коммерсантов “подсадить” в своих ресторанах москвичей на “булькающие трубки” нещадно “мочились” правоохранительными органами — кальян ассоциировался с опиумом и гашишем. На самом деле, как утверждают курильщики со стажем, эта восточная забава наиболее безобидна для них (нашей медициной сей вопрос не больно-то изучен, хотя Минздрав уже устал предупреждать). Дым кальяна, слегка опьяняющий, заметно мягче сигаретного: обычный листовой табак мешают пополам с фруктовой стружкой или травами. К тому же специально отведенные места и “кусачие” цены (300—500 рублей растворяются за одну порцию примерно за час) — и эффект привыкания практически исключен. Кальян состоит из трех частей: стеклянная колба, трубка с мундштуком и керамическая чашка для табака. Сама процедура приготовления экзотического курева выглядит так. Сначала в сосуд заливают воду, которая охлаждает жаркий дымок, затем табачно-фруктовую смесь в горшочке плотно пакуют фольгой, а после этого официант из котелка достает пару горящих дубовых угольков и кладет поверх чашечки. С первой затяжки понять что-либо невозможно: привычному горлу сигаретного курильщика кажется, что вдыхаешь воздух, и лишь минут через 15—20 легкий дурман с яблочным или виноградным привкусом дает о себе знать.
     Рестораны и ночные клубы, где подают это неведомое доселе курево, буквально ломятся от любителей “испить дым” на фоне персидских ковров и танцующих “шахерезад”. Кроме многочисленных работников посольств арабских стран наиболее популярно сие занятие, по словам ресторанных работников, у так называемых “теневых лидеров” и массовиков-затейников от поп-эстрады. За ловлей кальянного кайфа были замечены, но не пойманы с поличным “на-найцы” Левкин и Политов, частенько забегает раскуриться “иванушка” Олег Яковлев. Засветились Николай Носков, Александр Панкратов-Черный, а также девчушки из “Стрелок”. Даже пролетарский вожак Виктор Анпилов отдыхает от сугубо партийных дел, предаваясь тлетворному влиянию Востока. Но особо преуспел в освоении водяной трубки любимый клиент кальянщиков Сергей Пенкин.
     Наиболее популярны среди молодых курильщиков легкие яблочные смеси, а также более крепкие — мятные или анисовые, из Египта и Бахрейна. Те, кто постарше, предпочитают еще более крепкие сорта турецкого табака. Особый шик — заливать в сосуд вместо воды вино (божоле или мерло). Наибольшее удовольствие для гурманов — запивать клубы табачного дыма абсентом. Впечатления, говорят, незабываемые. Сопровождается подобное застолье традиционной арабской кухней (бараньи мозги, обжаренные с яйцами в сухарях, или биточки из теста, фаршированные курдючным жиром), сказочной музыкой Востока и танцем живота пышногрудых красавиц. Поначалу, правда, столичная публика любовалась не только танцующими животами, но и остальными прелестями девичьих тел, но впоследствии пришлось прикрыть это, с точки зрения арабов, “безобразие”. Так что теперь посетители иногда засыпают, разложившись на диване, не вынимая трубки изо рта.
     — У нас, конечно, кальян-кафе сильно отличаются от здешних, — поведал администратор одного из арабских ресторанов в Москве Саад Хуссейн Фахри, сириец по национальности. — Не подают алкоголь, только черный чай с тмином или кофе. В таких местах люди проводят по целому дню. Каждые несколько часов мусульмане молятся во славу Аллаха, а между молитвами играют в нарды или шахматы. Если бы в таком месте устроили стриптиз, то подобное заведение правоверные обходили бы за километр.
     — А есть ли еще какие-нибудь правила этикета курения кальяна, к которым в России относятся с прохладцей?
     — Да, конечно. Нельзя, например, прикуривать сигарету от угля “аргиле” — считается признаком дурного тона. Передавать трубку кальяна из рук в руки можно, только сложив ее пополам. Если же человек ставит свой “аргиле” на стол, он этим принижает достоинство всех остальных. Кальян должен стоять только на полу.
     Пик популярности кальяна последний раз был отмечен в Европе во второй половине XIX века. Предложение выкурить “водяную трубку” считалось высшим знаком доверия, а отказ — серьезным оскорблением. Так, в 1841 году разразился дипломатический скандал между Османской империей и Францией только из-за того, что султан отказался предложить французскому послу выкурить с ним вместе кальян. В XX веке сигареты вытеснили кальян с европейского материка.
     Вопрос о вреде кальяна поставил в тупик сотрудников НИИ пульмонологии. Доктора и профессора института, как оказалось, и не подозревали, что экзотическое курево пользуется в Москве повышенным спросом. Вопрос, говорят, не изучен, хотя для легких, конечно, вредны любые продукты горения.
    
     Бари Алибасов:
     — Одно время месяца три не вылезал из таких мест. Необычайное удовольствие! Вот есть мерзкий процесс — поглощение еды, а можно быть гурманом, эстетом. Так же и в курении. Кальян — это верх блаженства. Спасибо Свете Конеген. Именно она познакомила меня с ним. Света вообще специалист по подобным штучкам — знает, куда сходить, что где попробовать. А как приятно развалиться рядом с прелестным тельцем Светы, положить подушки под себя и ни о чем не думать.
    
     Павел Соколов, “НА-НА”:
     — У нас в группе это фенька номер один. Володя Асимов даже прикупил себе домой кальян. Правда, сперва мы не знали, как его зарядить. Всю ночь промучались. А когда все-таки получилось, то покурили-то всего минут пять-десять. И в клубах иногда бывали казусы — постоянно уголек с кальяна сваливался. Прожигали ковры, кресла. Но ничего, нам прощали. Кальян мы курим только фруктовый и только с вином. И главное, запах после него приятный — как будто жвачки обжуешься. Вот я не люблю курящих женщин, а своей девушке кальян курить разрешаю.
    
     Сергей Пенкин:
     — Я вообще-то человек некурящий. Терпеть не могу сигаретного дыма. А вот кальян с фруктовым табаком понравился — люблю необычные ароматы. Впервые попробовал лет пять назад в Египте, там на каждом шагу такие курительные кафешки. И вот теперь раз в неделю, по пятницам или субботам, выбираюсь с друзьями в заведения, где подают кальян. Правда, взатяжку не курю — боюсь, что смолы могут испортить голос. Так, вберу в себя немного клубничного или персикового вкуса и выпускаю дымок. Расслабляет.
    
     Светлана Конеген:
     — Впервые самый настоящий древний китайский кальян я увидела еще в глубоком младенчестве у своего деда. Он был исписан загадочными полустертыми иероглифами, разглядывать которые я могла до бесконечности. Этот кальян настолько перевернул мое сознание, что у меня до сих пор не все в порядке с мозгами. Надеюсь, это заметно. Что же до многочисленных восточных ресторанов, которые расплодились у нас пуще тараканов, то это бутафория. Слава богу, утешает одно: в них нет решительно никакой “дури”. Нечто вроде куклы Барби или игровых автоматов. А я не играю ни в то, ни в другое. Поваляться на восточных диванах и поизображать некую раскованность иногда, конечно, приятно. Но это не мое. Я имею обыкновение вставать в семь часов утра и садиться за компьютер.
    


Партнеры