ВОЗБУЖДЕННЫЙ член ПАРТИИ

14 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 448
  Все, кто ворчит на Запад, обвиняя его в тлетворном влиянии на нашу молодежь, кто ругает его за половую распущенность, не знают истории. Французы, шведы и прочие басурмане в своей “свободной” любви были лишь жалкими эпигонами большевиков. Россия и здесь была впереди планеты всей. Сексуальная революция в ней произошла одновременно с Октябрьской.
    
     Сто лет назад в России вопрос с сексом решался просто: мужчина отправлялся в дом терпимости, где в культурной обстановке получал необходимую услугу, более рисковые находили на улице какую-нибудь Сонечку Мармеладову.
     “Революция, — писал в шестом номере за 1931 год журнал “Культура и быт”, — стерла с советской земли публичные дома, где содержались одичавшие от пьянства и разврата женщины”.
     Сонечкам тоже приходилось несладко. “В заметке “Скверное наследие капитализма” говорится о необходимости борьбы против предоставления общежитий Цветного бульвара проституткам для их позорного ремесла. Борьба с ними ведется. На прошлой неделе было взято до тридцати человек проституток и прочих подозрительных лиц в концентрационный лагерь”. (Газета “Труд”, №28, 1921 г.)
     Не жаловала советская власть ни публичных домов, ни проституток. Зачем они ей, когда новый революционный взгляд на семейные отношения заменял и то, и другое...
     “Революция внесла в семью кое-что новое, и быт последней изменился. Вернувшись с фронтов Гражданской войны, крестьянские сыны, напитавшись революционного духа, внесли в деревню кое-что новое. Очень много совершалось браков чисто гражданских, без хождения в церковь. Все такие браки совершались быстро и живо. Зачастую такой брак расторгался так же быстро, как и создавался. Были случаи, что некоторые женились по три, пять и более раз. Жен меняли, как цыгане — лошадей. С женщинами такие случаи — тоже частые”. (Газета “Красная деревня”, №2, 1924 г.)
     А почему бы и нет, когда даже член ЦК компартии Александра Коллонтай в 20-м номере журнала “Огонек” за 1923 год в статье “Семья и быт” их всех наставляет:
     “Революция представляет собой опытное поле, на котором выявляются в самых разнообразных формах брачные отношения, ближе отвечающие идеалам пролетарского класса и будущего коммунистического общества.
     Многих пугает та свобода, которая намечается во взаимоотношениях между полами. Но при всех уклонах и временном извращении новой пролетарской правды во взаимоотношениях между полами чувствуется свежее здоровое веяние, говорящее о том, что прежний мещанский взгляд на семью и брак бесповоротно отмирает, нарастает и создается новая половая мораль, отвечающая интересам трудового коллектива”.
     Например, такая, о которой поведала в 1924 году газета “Вятская правда”:
     “В деревне Осетровской Иван Иванович Осколков с Иваном Павловичем Шитовым переменились женами. Кроме бабы Шитов получил от Осколкова корову в придачу”.
     Совершенно ясно, что первыми откликнулись на призыв члена правительства комсомольцы. Вот что писала газета “Молодой ленинец” (так назывался в те годы сегодняшний “МК”) в своем номере от 10 мая 1924 года:
     “В нашей среде замечается определенная распущенность в вопросах взаимоотношений между парнем и девушкой. У нас считается признаком хорошего тона расходиться после небольшого промежутка времени”.
     13 мая 1924 года газета продолжает эту тему в статье “Обыкновенная история”:
     “В ячейке стеклозавода имени Воровского в Нижегородской губернии в прошлом году не было ни одной комсомолки. Взяли курс на девчат и втянули одну девушку. Но, как только она попала в комсомол, ее обманул один комсомолец и бросил. Потом за ней стал ухаживать один партиец. Она доверилась ему, и они сошлись. Через полтора месяца он выгнал ее...”
     Продажные буржуазные газеты тут же ухватились за эти истории, чтобы опорочить славную советскую молодежь. Одна немецкая газета писала:
     “Крупные юношеские союзы, среди которых первое место занимает так называемый комсомол, являются с одной стороны политическими дискуссионными клубами, в которых развивается склонность к болтовне, и с другой стороны дают возможность беспрепятственных половых сношений подрастающей молодежи. ЦК КСМ совершенно открыто одобряет принцип, по которому каждая девушка обязана отдаваться каждому парню, так как половое воздержание считается запрещенным”.
     Резкую отповедь продажным писакам дает корреспондент газеты “Комсомольская правда” Б.Глан в номере от 7 ноября 1925 года:
     “Не отрицаем, что годы революции с их ломкой старых норм и старой бытовой морали внесли известную неустойчивость в вопросы половых отношений. Это было реакцией на ханжество буржуазных отношений, где прилично иметь одну официальную жену и десять “по секрету всему свету”.
     В Стране Советов ханжества в вопросах секса не было. Мы шли прямым путем, ничего не скрывая. Так прямо об этом и писали:
     “Под многогранностью любви понимается сожительство одного мужчины с несколькими женщинами и наоборот. Мы отнюдь не думаем выступать против такой многогранности любви. Но одно необходимо сказать: потребность в сожительстве одновременно со многими есть, прежде всего, дело темперамента, продукт чисто субъективных свойств и вкусов человека, но возможность широкого осуществления таких личных вкусов зависит раньше всего от экономики, от того, насколько далеко шагнуло вперед строительство социализма”.
     Вот так, все четко, как при дворе восточного эмира: можешь прокормить трех—пять Гюльчатай — имей их себе на здоровье. Главное, чтобы это не мешало строительству социализма и общественной работе. А то ведь как бывает, писалось в той же статье:
     “В родственной нам коммунистической партии один товарищ, сильно любящий свою жену, часто отнекивался от поездок в провинцию, не желая расставаться с женой. Товарищи решили настроить его в духе новой коммунистической морали, и им удалось его сагитировать насчет преимущества с коммунистической точки зрения любви ко многим — они надеялись, что любовь ко многим рассеет любовь к одной. Но “пациент”, к сожалению, сильно привязался сразу к девяти, к тому же живущим в разных городах, и теперь, когда его посылают в провинцию, он ездит охотно, но вместо одной провинции объезжает все девять”.
     Так-то! Советская власть экспортировала сексуальную революцию, а не наоборот, как считают некоторые граждане.
     Однако не все было так просто у тогдашней молодежи в половом вопросе, как можно подумать, прочитав вышенаписанное. Свободная любовь принималась не всеми. Были и несознательные элементы. Так, например, сообщает журнал “Бегемот” в №15 за 1925 год, “председатель села Криницы Тульчинского округа (Харьковщина) выпорол на площади крестьянку и ее сожителя за незаконное сожительство”.
     Или вот комсомолке Гавриковой, работнице 1-й ростовской Госхромлитографии, как пишет в своем номере от 11 ноября 1925 года “Комсомолка”, тоже не все нравилось: “Ребята, — говорит она, — не умеют быть нашими товарищами. Им нужна женщина. Если бы комсомолец подошел ко мне и спросил: “Гаврикова, как ты смотришь на половую проблему?”, я бы ему ответила, как серьезному товарищу. Но он норовит вместо этого цапнуть. И тогда я ему говорю: “Отвяжись, или в рожу плюну”. Если он не перестает, наберу слюну и — в рожу. Ничего. Утрется и пойдет”.
     Не права комсомолка Гаврикова. Кто же станет обращаться за советом к дилетантке? Серьезные молодые люди по поводу половых проблем обращались к специалистам. Например, в журнал “Путь к здоровью”, который не призывал пролетариев всех стран объединяться, а честно предупреждал их, что “здоровье трудящихся — дело рук самих трудящихся”.
     Вот, например, спрашивает трудящийся: “Какой вред приносит онанизм? Какие венерические болезни могут возникнуть от онанизма? Можно ли узнать человека, который занимается онанизмом, и по каким признакам?”
     И журнал ему честно отвечает: “Занятия онанизмом расшатывают нервную систему. Венерические болезни вызываются микробами. От онанизма заболеть венерической болезнью нельзя. Внешних признаков того, что данный человек занимается онанизмом, нет”.
     То есть, если нервы крепкие, можно смело “передернуть затвор”.
     Следующего комсомольца беспокоит другая проблема: “Я физически здоров, так как занимаюсь физкультурой. Но с некоторых пор стал замечать у себя уменьшение полового органа”.
     “Размеры полового органа при вашем общем благоприятном физическом здоровье не должны обращать на себя ваше внимание”, — успокаивает читателя специалист.
     “Что делать, чтобы избавиться от частой половой похоти или сношений?” — вопрошает строитель социализма.
     И редакция, не колеблясь, советует ему вести здоровый образ жизни, не мучиться пустяками, а больше заниматься физкультурой и общественной работой.
     К сожалению, физкультура помогала не всем, и тогда журнал получал более пространные письма. Например, такое, опубликованное в №№8—9 за 1927 год:
     “Нас четверо молодых парней в возрасте от 18 до 20 лет. Мы работаем. Каждый имеет нагрузку по профсоюзной, заводской или комсомольской линии. Находим время и для физкультуры. Мы все кое-что читаем. Рабочий день загружен. Казалось бы, вся имеющаяся половая энергия должна превратиться в умственную. Однако у всех у нас не наблюдается полной трансформации половой энергии и остается излишек (и довольно большой) половой энергии, которая время от времени дает о себе знать в разных проявлениях. (Мешает, наверное, полностью сосредоточиться на комсомольской работе. — И.Я.) Остающаяся не переработанной половая энергия требует своего естественного применения.
     1. Половую связь со знакомыми девушками мы отвергли. Знакомых девушек (в силу характера работы) у нас мало, ухаживание требует времени, которое ограничено, и “дело” может кончиться алиментами, которые при нашем 40—60-рублевом жаловании будут ощутительны.
     2. Пользоваться проститутками отвергается из-за боязни заражения венерическими болезнями и отчасти — из-за расходов.
     3. Онанизм отвергается в силу его разрушительного действия на организм.
     Представьте себе наше положение и дайте конкретный выход из этого полового тупика. Нам нужен авторитетный товарищеский совет. О дальнейшей трансформации в умственную — не может быть и речи. Дальше некуда”.
     Судя по накалу строк, действительно — дальше некуда. Я не об уме, понятно. Просто исстрадались ребята. Сегодняшняя продвинутая молодежь, скорее всего, посоветовала бы им разбиться на пары и выпустить пар. А что же журнал? Проникся ли чаяниями комсомольцев? Дал ли конкретный совет? Судите сами:
     “Потерпите, граждане: культ желаний пролетариату чужд, он насквозь буржуазен. Мы себя во многом ограничиваем — маленькие самоограничения в половой жизни не принадлежат к числу самых трудных. Если же вам настолько невмоготу, есть четвертый выход — брак. Но почему-то он вам в голову не пришел. И почему обязательно “алименты”, когда может быть добровольная обоюдная ответственность за последствия?”
     Что ж, конкретный товарищеский совет. Особенно мне понравилось, что культ желаний насквозь буржуазен. Сразу вспомнилось письмо в 5-м номере журнала “Мухобой” за 1918 год:
     “Я тут недавно читала, что в буржуазные квартиры будут помещать красноармейцев, и до сих пор мои мечты оказались напрасными. Куда мне обратиться за помощью? Я женщина молодая и одинокая, с удовольствием поселила бы у себя двух красноармейцев”.
     Размечталась девушка. Пролетарского тела ей подавай, да еще в двух экземплярах. Правильную отповедь дала ей редакция: “С буржуйками мы ни в какие отношения не входим. А посему обратитесь ко всем чертям, может, они помогут”.
     “А вот трудящейся женщине, — писала 15 января 1925 года газета “Красный Алтай”, — нужно изучить историю партии и жизнь Владимира Ильича Ленина. Когда женщина все это изучит — тогда она будет знать, как себя беречь и вести во время беременности и будет знать правильные роды”.
     Что тут сказать: верной дорогой шли товарищи.
    


    Партнеры