“Черный квадрат” не продан

Но все довольны. Особенно Церетели

16 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 560
  В аукционном доме “Гелос” завершились торги по распродаже скандально известной коллекции “Инкомбанка”. Как мы и предполагали, “Черный квадрат” Малевича на аукционе так и не появился — он до сих пор находится на экспертизе в Эрмитаже. Однако имелась в наличии его точная копия, которая в результате была куплена за $1000 Музеем современного искусства.
     Впрочем, все, кажется, остались довольны. И “Гелос”, и комитет кредиторов “Инкомбанка”. И Зураб Церетели, главный покупатель “музейной” части инкомбанковской коллекции. Его агенты купили два других “хита” Малевича: “Автопортрет” — за $600 тысяч, что превысило стартовую цену в два раза, и “Портрет жены” — за 90 тысяч (при стартовой цене в 50 тысяч). В Музей современного искусства ушло и большинство картин русского авангарда — двухсторонняя работа Роберта Фалька (48 тысяч при старте в 12), Древин, почти вся Надежда Удальцова (одна из ее работ — “Алтай. Всадники” — неожиданно вызвала ажиотаж и в результате со старта в 5 тысяч долларов была продана за 55 ) и Аристарх Лентулов. Совершенно никакого интереса не вызвали произведения западноевропейской живописи. Как, впрочем, и предполагалось — среди 15 лотов, в большинстве своем картин неизвестных художников, лишь несколько были с фамилиями авторов. В результате куплены были две работы малоизвестных французских художников — “Мать и дитя” Фанни Флери (середина XIX века) и “Девушка с кошкой” Шаплена Шарля. А вот русская классика была распродана вся, даже несмотря на инкогнито авторов картин. Некоторое удивление вызвала успешная продажа двух работ совершенно нераскрученного пейзажиста начала прошлого века — Николая Дубовского. Его “Рассвет” и “Туманное утро над озером” были проданы соответственно за $20.000 и $24.000. Лоты с более предсказуемой судьбой — семнадцать фотографий с видами Москвы 1880 гг. — шли на ура. Некто купил снимок, изображающий храм Христа Спасителя, за 1300 долларов (при старте в 200). Балагуры из публики тут же предположили, что фотографию купил Церетели — чтоб сравнить, а то ли он построил.
     Что же касается современного искусства, то на последних торгах купили почти все — кажется, только кроме литографий Шемякина. И то лишь потому, что подобных шемякинских произведений на рынке очень много. На субботнем аукционе современное искусство уже продавалось по своим реальным ценам. Чего не скажешь о предыдущих торгах, где с молотка шла так называемая товарная масса и произведения некоторых современных художников продавались за цену в пять—десять долларов, в то время как работы тех же художников стоят в десятки, если не в сотни раз больше. Сразу после аукциона президент “Гелоса” Олег Стецюра был атакован журналистами, требовавшими разъяснений, откуда взялись подобные стартовые цены. Как оказалось, всю ценовую политику определяли не люди “Гелоса”, а группа экспертов из Эрмитажа, Министерства культуры и Гильдии оценщиков.
     Впрочем, комитет кредиторов в лице его руководителя Александра Есина, кажется, был удовлетворен. Что же касается пресловутого “Черного квадрата”, то судьба его будет решаться в ближайшее время. Пока же Министерство культуры распространило письмо за подписью Михаила Швыдкого, в котором говорится, что шедевр Малевича поставлен на государственный учет как памятник истории и культуры и именно государство имеет преимущественное право на покупку этой картины.
    


    Партнеры