С НАМИ — ДЯДЬКА ЧЕРНОМОР!

21 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 382
  Около 10000 москвичей могли в 22.15 в прошлое воскресенье смело заявить, что “жизнь состоялась”. Не буду озвучивать чужое мнение, а лучше озвучу свое: я покидал Дворец спорта “Лужники” с ощущением человека, бившегося лет 25 над решением научной проблемы и в конце концов экспериментально подтвердившего результаты, доступные теоретически. Если кому-то еще были нужны доказательства того, что Ричи Блэкмор был и остается величайшим хард-роковым гитаристом современности, то выступление его группы Blackmore’s Night в Москве подтвердило теорию практикой. И какой практикой!
    
     Давным-давно декларированный постулат гласил: Дядька Черномор может приехать в Россию хоть на палочке верхом и с балалайкой в руках и все равно обеспечить себе аншлаг в зале, гораздо большем по размерам, чем “Олимпийский”. Что, собственно, и случилось, невзирая на все неизбежные разговоры на тему “совсем уж Ричи выжил из ума” и “с кем это (в смысле — с Кэндис Найт) старик связался”.
     Московский концерт “средневекового ансамбля” подтвердил все те слухи, которыми последние пять лет полнился Интернет: альбомы Blackmore’s Night — это одно, а на концертах, в особенности в их электрической части, новая группа Ричи звучит почти как Rainbow.
     Я прекрасно понимаю треволнения организаторов — при работе с такой известной своим, мягко говоря, непростым характером персоной, как Ричи, нужно быть предельно осторожным. Отсюда — отмена пресс-конференции и неоднократно разносившееся под гулкими сводами ДС объявление с просьбой “выражать свой восторг аплодисментами, а не криками и свистом” и “не требовать старых песен”. Но может ли публика, большая часть которой в силу своего возраста ждала встречи с гитаристом №1 четверть века, а то и более, сдерживать эмоции, когда, после маловыразительного 20-минутного выступления безвестных питерских фолк-исполнителей, на зал пала тьма, и под грохот грома и вспышки сценических молний на задекорированную под лужайку замка сцену явился сам Ричи в компании молодой супруги, четверых аккомпанирующих музыкантов и бэк-вокалистки?
     Всякое я слыхал на концертах, но рев зала, приветствовавшего главную в наших краях рок-икону, был просто обескураживающий. Впрочем, публика вовремя вспомнила о дурном характере Ричи, и оттого не очень-то годящаяся на роль открывашки вокальная интродукция к “Written In The Stars”, плавно перетекшая в “Shadow Of The Moon”, воспринималась залом с настороженным молчанием — каков-то Ричи не с электрогитарой и не в составе Deep Purple или Rainbow?
     Впрочем, публика беспокоилась напрасно. Первые же тягучие псевдовиолончельные аккорды, взятые Ричи на белом полуакустическом “Телекастере”, ясно показали всем фомам неверующим, что старик Блэкмор по-прежнему, не подберу другого определения, просто крут! Велик был соблазн выискать в игре Blackmore’s Night нечто ущербное — да не получалось, а последние осколки сомнений разлетелись с исполнением совершенно новой композиции, называвшейся, кажется, “Paris Is Burning”. Что и требовалось доказать — с мужским вокалом эта вещь безо всякого утяжеления запросто могла попасть в репертуар позднего Rainbow. Да и инструментальная секция группы лишний раз подтвердила умение Ричи откапывать неизвестно откуда редкостных профессионалов, способных порадовать зрителя еще и неплохим спонтанным шоу, — особенно отличился искрометный виртуоз-скрипач, он же новейшее приобретение группы, “Эсквайр” Малкольм Ламли. И, ко всеобщему удивлению, оказалось, что и к девушке-козочке (или скорее зайчику?) Кэндис Найт придраться почти невозможно. Ну да, певица постоянно пребывала в некоем восторженном состоянии — а вы что бы делали, находясь на одной сцене с таким человеком? А все партии, знакомые по альбомам Blackmore’s Night, Кэндис выпевала очень чисто — только на высоких нотах ей несколько раз потребовалась помощь бэк-вокалистки, скрывающейся под псевдонимом Леди Рэйн.
     Кульминацией концерта стало исполнение старинного боевика Rainbow “Sixteenth Century Greensleeves”, интересно прозвучавшего с вокалом Кэндис и “средневековыми” барабанами, и бессмертной “Soldier Of Fortune” Deep Purple, хотя, конечно, из Кэндис Дэвид Ковердэйл совершенно никакой. Вот после этого хит-дубля все было прощено и забыто — неважно, что на сцене Ричи постоянно переходил от акустической гитары или мандолины к белому электрическому Fender Stratocaster, а репертуарная часть принадлежала лишь сочинениям Blackmore’s Night: позитивные вибрации, создаваемые инструментом великого музыканта, доходили до всех и каждого, заставляя умолкнуть вопли вроде “Smoke On The Water” давай!” и задерживая публику, намеревавшуюся убегать из VIP-партера.
     Благо и звук в ДС в кои-то веки соответствовал стандартам исполняемой музыки, а простое, но эффектное “огненное” шоу на сцене (да-да, те самые “огни в полночи”!) создавало в сто лет знакомом зале слегка мистическую атмосферу. Ричи же выложился по максимуму — практически во всех композициях проскакивали знакомые аккорды и целые музыкальные фразы из его электрической классики от “Highway Star” до “Lost In Hollywood”, а замыкающий “бис” — диско-обработку общеизвестной темы из “Лебединого озера” “Writing On The Wall” был исполнен группой не легче, чем кавер-стандарт Rainbow “Still I’m Sad”!
     Ровно два часа незабвенного шоу Blackmore’s Night пролетели как одно мгновение. Недовольных, похоже, не было — такова, уж извините за банальность, сила настоящего искусства. Да, послеконцертный пресс-релиз организаторов концерта совершенно правильно сообщил, что “пока властвуют эмоции, а истинное значение этого концерта мы осознаем потом”.
     А пока эмоции не улеглись, позвольте сообщить, что из отечественных профессиональных музыкантов на этом Концерте Года был замечен только Жан Сагадеев из “Э.С.Т.”, и выступление Blackmore’s Night, не будем обольщаться (как и всех остальных Монстров Рока от Pink Floyd до The Rolling Stones), ни на йоту не поможет осознанию отечественными СМИ того факта, что истинная “музыка для взрослых” — это и есть в отечественном понимании британский классический рок, а никак не блатные песни “с душой”. Событие с большой буквы вновь, увы, не станет началом музыкального переворота в душах нашей публики. И все же была, была в звуках гитары Ричи Блэкмора эта фантастическая и невероятная надежда на то, что все обязательно изменится к лучшему. Нужно только верить и ждать. Пусть даже больше 20 лет — ведь Дядька Черномор и его музыка всегда с нами!
    


Партнеры