Тело Ленина живет и побеждает

7 премий “Ника” взял фильм про вождя

29 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 209
  Эх, и сколько ни стращали нас накануне вручения премии “Ника” кознями неких “недоброжелателей”, сколько ни запугивали отключенным в день церемонии в Доме кино электричеством и прорванной канализацией, а также ОМОНом и шмоном, а правы оказались г-да Гусман и Шабдурасулов, на манер заядлых спортсменов утверждавших: “Матч состоится в любую погоду!”. И он состоялся.
 
    Впрочем, ради объективности надо сказать, что церемония несла на себе отпечаток легкой нервозности. Охраны было больше, чем обычно, в здание Дома кино пускали теперь не только по пригласительным, но и требовали предъявить удостоверение личности. “Опасаются провокаций”, — понимающе кивали номинанты и их гости.
     Условно говоря, церемонию вручения “Ники” можно разделить на две части. То, что можно в слегка сокращенном виде увидеть во время телетрансляции, и то, что происходит за ее пределами. То есть долгие репетиции бурных аплодисментов, просьбы отключить мобильники и пейджеры, переговоры телеоператоров. Последние в прошлые годы из толпы не выделялись. А в этот раз, видимо, сказалось отношение к показу “Ники” со стороны канала ОРТ.
     Вот представьте себе картинку. Гусман объявляет очередную номинацию, названы имена номинантов, в зале все затаили дыхание, ждут, когда прозвучит фамилия счастливчика... и тут раздается громкий голос человека с камерой и в наушниках: “Вась! Тебе чья физия нужна-то?” Или, например, следующий тест: “Петь, а кого мне снимать-то? Я их что, в лицо, что ль, знать обязан?”
     Ладно, мелочи. И не такое бывало. Со всеми натяжками юбилейная “Ника” прошла удачно. С легким стебом по поводу сто раз описанного в прессе конфликта между “Никой” и “Золотым орлом”, веселенькими эстрадными номерами и шуточками-прибауточками от Гусмана.
     Больше всего зал, наверное, порадовали видеоролики с поздравлениями в адрес “Ники” от аналогичных зарубежных премий — английской и французской. Когда Гусман сообщил, что свое поздравление прислали и коллеги с “Золотого орла”, гости слегка напряглись... Но “Ника” не была бы “Никой”, если бы не отказала себе в удовольствии подшутить над собственными проблемами. Потому как поздравление “Золотого орла” оказалось не поздравлением от Киноакадемии Никиты Михалкова, а поздравлением от одноименной, существующей порядка шести лет польской кинопремии.
     Еще и мэр Лужков, как всегда в последнее время, проявил завидное чувство юмора. Спрашивают его со сцены Ширвиндт с Державиным:
     — Юрий Михайлович, а чему не верит Москва в общеизвестном фильме?
     Мэр моментально нашелся:
     — Москва не верит слезам Гусмана, чтобы я в Доме кино свет заменил!
     Хорошая вышла шутка. Гусман, кажется, так ничего и не смог на нее ответить.
     Праздничное настроение омрачает трагическая весть. Юлий Гусман сообщает, что накануне погиб соискатель “Ники” в номинации “Лучший игровой фильм”, постановщик картины “В августе 44-го...” Михаил Пташук ... Как?! Почему?! Каким образом?! Даже после окончания церемонии никто толком не может дать ответ на эти вопросы. Даже на банкете находятся люди, которые узнают эту страшную новость из уст корреспондента “МК”. Строятся разные версии. Вроде бы Пташук погиб на родине, в Белоруссии... Вроде бы погиб уже в Москве... Якобы его сбила машина... Якобы он сам находился за рулем... Со временем выясняется, что Пташук в Москве действительно был. Встречался с коллегами, продюсерами, обсуждал планы новых робот...
     Во время церемонии, когда Юрий Майоров получает “Нику” в номинации “Лучшая работа звукорежиссера”, Гусман объявляет минуту молчания.
     ...Символом второго отделения церемонии стала крошечная, лет пяти, не больше, девчушка, потерявшая в шумной толпе родственников. Малышку взял на руки кто-то из кинематографистов и, высоко подняв над собой, вынес к сцене:
     — Баба Катя! А, баба Катя?! Кто тут внучку потерял?!
     Зал реагирует с пониманием. То есть аплодисментами. На самом деле все уже изрядно утомились. В зале духота, конца церемонии не видно. Между рядами идет Клара Лучко. С доброй улыбкой всем кивает, даже незнакомым людям. И спрашивает при этом: “Не знаете, когда кондиционер включат?” На помощь приходит Гусман и дает соответствующую команду.
     Легче от этого не становится. Кинематографисты разделились на три лагеря. Первым церемония уже по барабану. Поскольку в перерыве творцы запаслись спиртным, теперь им хорошо и спокойно. Вторые то и дело бросают взгляды на часы. Кому-то не терпится попасть на банкет, кто-то спешит на вокзал, на ночной поезд. К третьей же категории относятся те, чьи номинации пока не объявлены. А они во втором отделении самые-самые важные.
     Надо сказать, что прогноз “МК” по части распределения наград практически попал в точку. По количеству розданных “богинь” уверенно лидировал “Телец”. Картина Александра Сокурова забирает семь наград в номинациях: “Лучший фильм года”, “Лучшая режиссерская работа”, “Лучшая сценарная работа”, “Лучшая операторская работа”, “Лучшая работа художника”, “Лучшая мужская роль” и “Лучшая женская роль”.
     Из прочих наград стоит отметить Владислава Галкина (Таманцев из “В августе 44-го...”), который стал “Открытием года” и которого снова спутали с отцом: Вадим Абдрашитов назвал героя Борисом.
     “Лучшая мужская роль второго плана” и “Лучшая женская роль второго плана”, соответственно, у Михаила Ефремова и Евгении Добровольской .
     Все довольны, все счастливы. Всем — спасибо, все — свободны. Около полуночи, даже не дождавшись, пока певец Витас пропоет со сцены гимн “Ники”, гости церемонии устремляются к выходу. На банкет, конечно же, на банкет. К всеобщему сожалению, в зале уже нет Александра Сокурова, он даже не вышел на сцену, когда вручали “Нику” за лучший фильм. Вместо него награду из рук главы Минкульта Михаила Швыдкого и главы Службы кинематографии получал продюсер ленты, экс-директор “Ленфильма” Виктор Сергеев . Сокуров не дождался номинации потому, что опаздывал на поезд в Санкт-Петербург. Александр Николаевич плохо себя чувствует и в ближайшее время ложится в больницу.
     Да, вот еще что. На банкете в “Праге” получил справедливый упрек от знакомой актрисы: “Почему в вашей газете не перечислены все номинации, а только самые основные?” Виноват, каюсь. В рамках одной статьи перечислить всех поименно не представляется возможным. Но ведь статуэток тоже на всех не хватает, правда? Это и на церемонии справедливо было отмечено. Так, лауреат “Ники” артист Мозговой, исполнитель роли Ленина в “Тельце”, прежде чем выйти на съемочную площадку, не менее шести часов тратил на грим. Ау, академики! Где же “Ника” за лучший грим года?..
     Но одну просьбу я не могу не выполнить. В номинации “Лучший анимационный фильм” награда досталась режиссеру-аниматору Алексею Демину , автору картины “Кошки под дождем” (на фото). Не так давно Алексей осчастливил в браке мою коллегу, корреспондента отдела культуры “МК” Машу Костюкевич . Выходя за “Никой”, Алексей так и сказал: “Видимо, это для нас с Машей такой свадебный подарок!”
    


    Партнеры