Между словом и делом

1 мая 2002 в 00:00, просмотров: 206

Российскую сторону на форуме представляли чиновники, ряд губернаторов, депутатов, а также сотни лидеров бизнеса. Интерес всех друг к другу был столь велик, что они даже игнорировали некоторые неудобства, испытываемые в залах, едва вмещавших более 800 человек одновременно.
В выступлениях, претендующих на инвестиционные ресурсы, просматривалось две глобальных цели. Первая – общегосударственная, направленная на коррекцию имиджа России вообще. Вторая – общекорпоративная.
Как никогда ощущая солидарность западных участников и причастность к процессам глобализации, наши бизнесмены пытались тайно и всенародно выпросить у властей некоторые преференции. Или хотя бы решить те проблемы, которые сами руководители даже транснациональных компаний преодолеть не в силах.
Например, звучали просьбы пересмотреть отношение к вывозу капитала. Поскольку вопреки общему мнению предприниматели рассматривают его как «инвестиции российских компаний за рубежом» и вообще как предмет национальной гордости. Александр ЛИВШИЦ, заместитель генерального директора компании «Русский алюминий», полагает, что России не помешали бы аналоги американского Eximbank и германского Hermes, берущих на себя страхование некоммерческих рисков.
Список «прошений» оказался велик и разнообразен. Но власти были явно озабочены совсем другим. К позитивному портрету российской экономики, скучновато нарисованному министром финансов Алексеем КУДРИНЫМ, добавилось, напротив, яркое, нескрываемо пиаровское выступление Сергея ЯСТРЖЕМБСКОГО, помощника Президента РФ. Он на неплохом английском пытался убедить иностранцев отказаться от стереотипов вроде «все, что делает Запад, морально, а то, что делает Россия, аморально». Сетовал: как трудно поддерживать хороший образ страны, когда в начале 90-х годов была разрушена созданная с этой целью еще в советские времена система СМИ, в том числе нацеленная на Запад.
Среди обилия ярких цитат и обращений ко всем понятным образам почему-то прозвучало напоминание об оруэлловском двоемыслии, хорошо понятом в стране автора знаменитого «1984». Пафос выступления помощника президента был таков: главное – это хороший имидж, а уж подтянуться к нему стране будет несложно. Стоит добавить, что форум проходил практически одновременно с обращением к Федеральному собранию Владимира Путина, также призывавшим всех ориентироваться на позитив, на более высокие экономические показатели.
На вопрос обозревателя «ДЛ», насколько реально претворять в жизнь продекларированное президентом и самим Ястржембским, помощник Владимира Путина ответил: «Если декларировать – нереально, а если работать – вполне реально. Такого рода форумы, международные конференции мы стараемся использовать для встряски аудитории. С одной стороны, есть определенные стандарты непонимания того, что происходит в России, и стереотипы восприятия хороших новостей. С другой – если бы в России не было реальных позитивных сдвигов, я думаю, нам не с чем было бы работать, у нас не было бы козырей в руках. Беда в том, что происходит закупорка информационных сосудов, и хорошие новости в слишком малой дозе доходят до международной аудитории, до бизнес-сообщества. Поэтому одна из наших задач – раскупоривать их».
Особое впечатление на участников форума произвело выступление главы «Альфа-банка» Петра Авена (см. стр. 75), также пытавшегося внушить всем, что международные кредитные рейтинги России занижены, а значит, не отражают реального состояния дел в стране. Что фундаментальные экономические показатели России превышают показатели стран с аналогичными экономическими рейтингами. Иными словами – можно смело вкладывать в нее инвестиции.
Тем более что российский бизнес на сегодняшнем этапе, как считает Алексей КОРОВИН, заместитель председателя правления «Импэксбанка», вполне понимает правила игры на зарубежном рынке инвестиций.
«Эти правила в общем-то не изменились за последние годы и даже в какой-то степени распространились на наши межбанковские связи и отношения между предприятиями внутри страны. Очевиден джентльменский набор любой российской корпорации или финансового института, заинтересованного в получении зарубежного финансирования: достаточность капитала, диверсифицированность и прозрачность бизнеса, компетентность руководства, аудит по западным стандартам, международные рейтинги. В то же время в оценке любой российской структуры неизбежно присутствует макроэкономическая составляющая, и рейтинги российских компаний обычно на одну или несколько ступеней ниже суверенного, который пока невысок. В этом смысле Россия находится где-то между Перу и Боливией. Нам нужно пройти еще не менее трех ступеней до ближайшего рейтинга инвестиционной шкалы. Поэтому у российского бизнеса и государственных структур сейчас общая задача – повысить инвестиционную привлекательность России».
Не сомневается в высоком экономическом потенциале России и Андрей КЛИШАС, генеральный директор, председатель правления ХК «Интеррос». Хотя и замечает: «Иногда политики, декларируя некоторые вещи, загоняют себя в угол. Особенно если хорошо представляют себе, что воплотить в жизнь обещанное по объективным причинам не смогут. Многие политические и экономические декларации так ими и остаются.
Но некоторые из них оборачиваются реальными делами. И тогда происходит улучшение налогового режима, появляется кодекс корпоративного управления, отчетность компаний переводится на международные стандарты, происходят прочие позитивные перемены. Поэтому мне кажется очень важным, чтобы сегодня политики произносили вслух правильные, нужные для страны вещи и брали на себя обязательства, наговаривали некую программу действий».
Впрочем, наверное, дело не в словах. В итоге важно другое: чем руководствуются западные инвесторы – презентационными заявлениями наших политических лидеров или объективными данными своих аналитиков?
По мнению г-на Клишаса, скорее иностранцы будут прислушиваться к своим экспертам. «Хотя я убежден: в нынешней ситуации экономический блок правительства готовит более качественную аналитику и для себя, и для президента, и лучше разбирается в ситуации, чем западные эксперты, советующие властям, как им проводить экономическую реформу. Тем более мы знаем немало примеров, когда советы западных гуру, оказывавшие положительное влияние в краткосрочный период, в масштабах более крупных, долгосрочных реформ приводили к плачевным результатам».
В эксклюзивном интервью «ДЛ» Борис БЕРЕЗОВСКИЙ, которого участники форума не особенно жаловали вниманием и даже посоветовали экс-олигарху не являться на заключительный прием, оценил заявления властей как «декларацию в области экономики, которую пытаются политизировать совершенно неразумным способом. Практически все вопросы были поставлены в выступлении Петра Авена. Но там не было главного, не было ответа. И не было по той причине, что ответ лежит не в экономической области. Авен спрашивает: почему рост ВВП в этом году – 3%, совсем недавно было 6%, а еще раньше было 8%? Почему не удается обеспечить стабильный экономический рост?
Дело в том, что основное, в чем сегодня нуждается Россия, – это исполнение политических приоритетов. И все они лежат в области экономической либерализации. Власть, которая разрушает политическую либеральную модель, хочет она этого или нет, неминуемо разрушает рыночную модель экономики. Ярчайший пример – механизм банкротства предприятий. Как только управляющих начинает назначать государство, а не кредиторы, тут же заканчивается рыночная экономика».
Александр ШОХИН, недавно сменивший депутатскую должность на место в руководстве компании «Ренессанс Капитал», наоборот, с подчеркнутой легкостью относится к энергичному выстраиванию положительного имиджа страны.
«В принципе, смысл в этом есть. Любая компания стремится представить себя в свете более выгодном, чтобы привлечь инвестиции. Если за этим не стоит коварных планов – завлечь деньги и сбежать после этого, то это нормальный процесс. Потому что любой инвестор, естественно, все проверит, прежде чем вкладывать деньги.
Но его нужно приманить. Приманить можно демонстрацией не только успехов, но и демонстрацией намерений. Владимир Путин в ежегодном послании довольно жестко, несмотря на очевидные успехи реформирования российской экономики, несмотря на относительно устойчивые, более высокие, чем в третьем мире, темпы экономического роста, жестко оценил эти результаты и наметил широкую программу действий.
Даже перечень предложенных им мероприятий показывает, что не все хорошо в России. В частности, коррупция, судебная система, которая генерируют эту коррупцию, бюрократия, использующая законы непрямого действия, по-своему интерпретирует эти законы и т.д. Как раз западной стороне для восприятия имиджа это важнее, чем любые самые красивые слова о том, что у нас много сделано, стабильность обеспечена, темпы высокие.
Амбициозный перечень задач, которые должны быть решены, совпадает с оценками, дававшимися на многих форумах иностранными и российскими участниками. Взять ту же судебную систему. Слово в слово оценка Путина совпадает с оценками, которые я слышал на многих международных форумах.
Говорит ли это, что до президента, что называется, дошло? Возможно. Но, к сожалению, не дошло еще до более низких уровней: до законодателей, до правительства и т.д. К сожалению, получается, что гарантом реформ у нас является президент. С одной стороны, это хорошо, что есть надежный гарант, который не отказывается от своих слов. Предыдущий президент часто лавировал: шаг вперед, два назад. Но, с другой стороны, это пирамида, поставленная вверх основанием. Такая конструкция, как известно из физики, крайне неустойчива.
Поэтому, конечно, устойчивость, стабильность системы в России еще не обеспечена. Полпреды президента должны по духу быть такими же реформаторами, не угадывать желание начальства, верховного вождя, а работать с ним в единой команде. Некоторые из полпредов отвечают этим требованиям, другие – не способны быть приводными ремнями.
Поэтому самое главное – уклон делать не на усиление вертикали власти, а на раскрепощение местного уровня власти, местного самоуправления, как это происходит в Европе. Когда на вышестоящий уровень передаются только те функции, которые не могут быть эффективно использованы на нижестоящем уровне. У нас местное самоуправление в последние десять лет исчезло как понятие, поскольку у него нет ни финансовых ресурсов, ни реальной власти.
Другого способа, кроме как передать реальную власть на местах, но одновременно создать законы прямого универсального действия и строго спрашивать за неисполнение закона, – нет. Более простых рецептов мир не придумал».
Не считает невыполнимыми обязательства, которые берет на себя правительство, и Андрей МЕЛЬНИЧЕНКО, председатель совета директоров «МДМ-банка». «А почему невыполнимые? Что мы не выполнили? Мне кажется, что все обязательства, которые мы на себя берем, мы выполняем.
У меня на этот счет своя теория. Факты абсолютно не важны: что насколько растет или что где будет хорошо или плохо – совершенно неважно. Любые цифры можно не только исказить, используя разные методы, их можно по-разному интерпретировать. Можно смотреть на одни и те же факты и убеждать людей в том, что это хорошо. А можно говорить, что плохо. Все зависит от того, кто убеждает и какую цель он преследует. Вспомните, как по-разному трактовали кризис 1998 года.
На мой взгляд, опеделяющими являются не факты, а тенденция. Что хотят участники процесса, то и происходит в будущем».
К тому времени, когда казалось, что положительный образ страны в глазах иностранцев уже практически сформирован, и Ястржембский с чувством выполненного долга отправился к выходу, благодушную обстановку форума нарушил лидер Союза правых сил Борис НЕМЦОВ, подвергнув сомнению факт существования стабильности в России и даже причастности власти к экономическому росту в стране: последнее произошло лишь благодаря усилиям бизнесменов и высоким ценам на нефть. Переключившись на «управляемую демократию» и коррумпированность российского государства, Немцов свою саморекламную речь завершил все тем же воззванием: «Мы просто обязаны приложить максимум усилий для того, чтобы строить свободную и демократическую Россию. Тогда и с имиджем у нашей страны все будет в порядке».
Лондон–Москва



Партнеры