Гонки по вертикали

СЕРГЕЙ СТЕПАШИН ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АУДИТОР

1 мая 2002 в 00:00, просмотров: 219

Борьба Минфина и Счетной палаты за контроль над бюджетными потоками страны, судя по всему, близка к развязке. В апреле ведомство Сергея Степашина заметно укрепило свои позиции.
Глава Счетной палаты предпринял конкретные шаги по созданию «вертикали» государственного финансового контроля, тогда как концепция, разработанная Минфином, так и осталась на бумаге.

9 апреля Сергей Степашин и Сергей Кириенко поставили свои подписи под соглашением о взаимодействии между Счетной палатой и полпредом президента в Приволжском федеральном округе. 15 апреля аналогичный документ был подписан с представителем президента в Южном округе Виктором Казанцевым. Присоединиться к новому альянсу готов и Санкт-Петербург. Москва же еще в январе поддержала инициативу Сергея Степашина.
Выстраивать «вертикаль» глава Счетной палаты начал, не дожидаясь, когда будет принят законопроект о создании ее региональных подразделений.
– Поправки к Закону «О Счетной палате», внесенные президентом, пролежали в Госдуме почти два года без движения, – отметил в интервью «ДЛ» Сергей Степашин. – К сожалению, правительство очень ревностно относится к этому документу. На встрече с главой государства я открыто сказал: «Владимир Владимирович, мы пошли другим путем». Президент ответил, что это абсолютно правильное решение, поскольку задача и цель у нас одна: контроль бюджетных средств и государственной собственности. Делить здесь, кто главнее, кто важнее, совершенно неуместно.
«Добро» от президента Сергей Степашин получил 11 апреля. А 12-го представился случай лишний раз убедиться, что он имеет серьезного союзника в лице спикера Совета Федерации Сергея Миронова. Вручив руководителю контрольного ведомства орден Содружества, присуждаемый Межпарламентской ассамблеей СНГ, Миронов заверил аудиторов в том, что их партнерство не временное, а стратегическое. Как известно, именно сенаторы с подачи Сергея Степашина выступили с законодательной инициативой о расширении контрольных полномочий Счетной палаты. Речь идет не только о создании «вертикали» контрольных органов. Аудиторы рассчитывают получить доступ к ранее закрытым документам Центробанка и усилить контроль над Минфином. В ответ на инициативу Счетной палаты Минфин представил свой вариант системы финансового контроля, суть которой сводится к усилению контрольно-ревизионных функций самого министерства, и не преминул обвинить Сергея Степашина в желании «узурпировать» контроль над бюджетом.
– Не следует думать, что представленные поправки призваны кардинальным образом изменить статус Счетной палаты, превратить ее в новое силовое ведомство, – заявил «ДЛ» Сергей Степашин. – На наш взгляд, функцию высшего органа государственного финансового контроля должен выполнять независимый от исполнительной власти орган внешнего государственного аудита, свободный от ведомственных пристрастий. Такой подход является общепринятым в тех странах, которые называются цивилизованными. Собственно говоря, Счетная палата и создавалась по образу и подобию высших органов государственного финансового контроля демократических государств. Только при этом она изначально не была наделена соответствующими полномочиями. В концепции Минфина предлагается закрепить приоритетную роль в этой системе за внутриведомственными органами, и прежде всего за департаментом финансового контроля и аудита самого Минфина. При таком подходе может сложиться абсурдная, неестественная для демократического государства ситуация, когда правительство сосредоточит в своих руках функции и исполнителя, и контролера. Понятно, что в этом случае не сможет быть объективной и беспристрастной по определению.
Что же касается Центробанка, то не случайно в конце апреля 2002 года всплыла история о кредите МВФ в размере $4 млрд., таинственно исчезнувшем в 1998 году. Она призвана наглядно продемонстрировать необходимость в расширении аудиторских полномочий в Центробанке.
Впрочем, дополнительные полномочия Совет Федерации предусмотрел и лично для главы ведомства. Речь идет о возможности председателя Счетной палаты представлять кандидатуры на должности аудиторов и влиять тем самым на кадровую политику. Известно, что Сергей Степашин на любой должности предпочитает работать со своими людьми. Назначение на пост одного из руководителей аппарата Белого дома Мстислава Афанасьева было одним из первых во времена его премьерства. Теперь он возглавляет аппарат Счетной палаты. До Афанасьева этот пост занимал Геннадий Батанов, тоже человек из окружения председателя. Ныне он аудитор, контролирующий расходы на социальную политику и СМИ. Друг Степашина и другой аудитор – Александр Пискунов, которому поручен военный бюджет. Если эта поправка будет принята, Сергей Степашин сам возьмется за формирование аудиторского корпуса и обеспечит палату верными ему кадрами.
Ведомство под руководством Степашина приобрело больший политический вес, а он сам – большую независимость. Достаточно вспомнить, как в декабре 2000 года Счетная палата выступила с ошеломляющим заявлением о том, что правительство чуть ли не на половину недофинансировало расходы на восстановление Чечни, то есть саботировало задания руководства страны. Потом у правительства вышла неувязочка с долгами Парижскому клубу, как и предупреждала Счетная палата. В начале 2001 года страна жила в ожидании отставки Михаила Касьянова, а Сергею Степашину пророчили возвращение в Белый дом. Затем под давлением Счетной палаты Минфину пришлось отозвать и переписать проект бюджета на 2002 год. Осенью прошлого года по результатам контрольных мероприятий в МПС Генеральная прокуратура возбудила несколько уголовных дел, и Николаю Аксененко пришлось распрощаться с должностью. В итоге напряженность в отношениях Михаила Касьянова и Сергея Степашина переросла в открытый конфликт. Премьер тогда заявил, что Счетная палата выходит за рамки своих полномочий, ее задача «сводить дебет с кредитом».
Однако довольствоваться «сведением дебета с кредитом» Сергей Степашин не собирается. Сегодня его ведомство претендует не только на контроль за бюджетными расходами. Ему важно влиять на бюджетный процесс в целом. Отвечая на вопрос «ДЛ», действительно ли положение российской экономики по результатам исполнения бюджета в первом квартале можно назвать стабильным, он ответил:
– Те оценки, которые высказал премьер-министр, а до этого Алексей Кудрин, докладывая главе государства, соответствуют тем данным, которые есть у нас. У нас нет расхождений. – Но тут же добавил: – Мы в начале года высказали два замечания. Первое – по поводу той коррекции выделения средств на исполнение доходной и расходной частей бюджета, которую правительство и Минфин проводят в конце года. И второе: нас тревожит ситуация с выплатой заработной платы бюджетникам, а также с повышением зарплаты в соответствии с теми поручениями, которые были даны президентом. По нашим данным, сегодня для реализации этой программы не хватает порядка 4,6 млрд. рублей. Это очень серьезный вопрос. Я докладывал об этом главе государства, сформулировал конкретные предложения, Владимир Владимирович их поддержал и дал поручения правительству. Полагаю, надо сделать соответствующие выводы и при подготовке проекта бюджета на 2003 год. Кстати, в том же ключе работает и профильный бюджетный комитет Совета Федерации. Сенаторы изменили тактику: они уже сейчас вместе со Счетной палатой, вместе с Минфином смотрят, что получится с бюджетом 2003 года, не дожидаясь, пока правительство пришлет проект и поставит их просто-напросто перед фактом. Я очень горячо приветствую именно такую инициативу верхней палаты.
Председатель Счетной палаты не разделяет и опасений правительства насчет секвестра бюджета в связи с падением цен на нефть:
– Я не вижу здесь никаких тревожных симптомов, – признался он «ДЛ». – Цены на нефть укладываются в те рамки, которые планировало правительство. Более того, сегодня военно-политическая ситуация на Ближнем Востоке такова, что мы не видим серьезных опасений по поводу резкого падения цен на нефть.
Судьба преобразований в Счетной палате во многом зависит от того решения, которое примет нижняя палата по законопроекту сенаторов.
– Нельзя назвать логичной ситуацию, когда соответствующие законодательные инициативы не находят должного отклика в Государственной думе, – считает Сергей Степашин. – Чем эффективнее и результативнее будет работать Счетная палата, тем больше рычагов получат законодатели для воздействия на бюджетный процесс.



Партнеры