Такси на покое

Счастье — это когда вас не убивают

13 мая 2002 в 00:00, просмотров: 579
  Месяц назад Серпухов взбудоражило убийство 32-летнего таксиста Александра Залазина. Общественность возмутил не столько факт смерти, сколько милицейская версия: Залазин-де погиб в дорожно-транспортном происшествии. За месяц это было третье убийство таксиста в Серпухове.
 
    После этого около 200 таксистов и частных извозчиков города собрались на площади перед администрацией, чтобы хоть как-то обратить внимание властей на разгул преступности.
     12 апреля по подозрению в преступлениях оперативники задержали двух человек — жителя Серпухова и его друга с Украины. У них изъяли газовый револьвер, переделанный под стрельбу боевыми патронами, и личные вещи погибшего таксиста...
     На площади у автовокзала всегда много людей и машин. И здесь, конечно, легче всего найти такси. Подходим к стоянке, знакомимся.
     — Чего греетесь на солнышке, — спрашиваю таксиста Сергея. — Работы мало?
     — В будни “загораем” иногда, — соглашается он. — Но работа есть. Как ни странно, постоянными клиентами становятся бабушки и дедушки. Пенсию им прибавили, а автобус не дождешься. Вот они то в больницу, то еще куда такси заказывают.
     — А как после убийств? Боитесь ночью выезжать?
     — Да устали всего бояться, — отвечает он. — Выезжаем на свой страх и риск. Сажаем пожилых людей, девушку с парнем. А одних мужиков объезжаем...
     — Вообще, мы не верим, что те, кого арестовали, действительно убийцы. Что-то очень уж быстро у милиции получилось... — добавляет таксист Алексей, подошедший к нам.
     Рассказываю об этих сомнениях прокурору Серпухова Сергею Абросимову.
     — Вот так всегда, — говорит он. — Что-то сделали оперативно — и опять плохо. Следователи и опера сработали четко. Убийцы во всем сознались. Следствие продолжается.
     — Но почему так долго?
     — Их обвиняют по 105-й статье УК часть 2-я. По ней — смертная казнь, хотя она и отменена. Обвиняемым предстоит психиатрическая экспертиза, которая проходит не один день...
     Вернемся в недалекое прошлое, которое так взбудоражило таксистов. 21 марта в больницу с огнестрельными ранениями был доставлен Поляков — он в свободное время занимался частным извозом. 26-го умер не приходя в сознание. Была создана оперативная группа, которая имела две версии: первая — разборка по бизнесу Полякова. Вторая — завелась какая-то сволочь, которая не остановится на этом преступлении. К сожалению, подтвердилась вторая версия. 1 апреля тремя выстрелами убили таксиста Тарасова. Его выбросили из машины, которую оперативники нашли брошенной в другой части города. Через неделю — таксист Залазин...
     Следственно-оперативную группу возглавила следователь по особо важным делам городской прокуратуры Дина Кузнецова.
     — Почему же милиция определила, что Залазин погиб не от выстрелов, а в ДТП? — спрашиваю ее.
     — Дело в том, — отвечает Дина Анатольевна, — что преступники выстрелили в голову таксиста. Он упал на руль. Один из участников вышел из машины. В это время таксист очнулся и дал по газам. Машина срезала три дерева и врезалась в четвертое. Мимо в это время проезжала другая машина, и водитель увидел, как из врезавшегося в дерево авто вылез человек и, хромая, побежал во двор. Вызвал милицию. Думали сначала — ДТП. Даже врачи не сразу увидели отверстие от малокалиберной пули.
     Как вышли на 20-летних Николая Сомова, местного жителя, студента 2-го курса одного из московских вузов, и Владимира Дружного из Луганской области (фамилии и имена в интересах следствия изменены), мне никто не рассказал и не расскажет. Но в дело сразу включились ребята из 17-го оперативного отдела РУБОП, городского уголовного розыска и прокуратуры. Работали ровно три дня и три ночи.
     — Не производят впечатления убийц, — продолжает Дина. — Чувствуется какая-то “безбашенность”. “Остановились бы на третьем убийстве?” — спрашиваю их. “Не знаем”, — отвечают...
     Украинец начал давать показания первым. Сомов отмалчивался. Но недолго. Ведь стреляли они в таксистов по очереди. Да и улики неопровержимые: пистолет, вещи таксистов, балконная дверь с застрявшими пулями — “тренировались” они дома...
     — Знаете — мне их даже в чем-то жалко, — говорит Кузнецова.
     — А мне — нет, — отвечаю я. — Сытые, обутые, умные — и ни тени раскаяния от содеянного. Нет, не жалко их... Жалко таксистов, которые не верят милиции. Жалко потому, что ночью работать страшно. Потому что, пока искали преступников, ни один из них не приехал в прокуратуру и не спросил: “Может, помочь транспортом или еще чем?..”
    


Партнеры