Армейская ЗЕНИТка

В финале Кубка России ЦСКА не мог проиграть

14 мая 2002 в 00:00, просмотров: 273
  ...А помните, что еще совсем недавно вопрос стоял буквально так: быть или не быть Кубку России? В переносном, конечно, смысле — трофей-то разыгрывали, но вроде как по инерции. Значимость свою он, казалось, утратил. По той, во-первых, причине, что избалованный внутренними победами “Спартак” утратил к этому турниру всякий интерес. Во-вторых, выходившие в финал команды уже имели, как правило, гарантированное место в еврокубках: мотивация уже, сами понимаете, не та. Ну и, в-третьих, рекламировался турнир слабо, из числа прочих событий прессой не выделялся. Да и финальную игру могли сослать куда угодно: то на “Динамо”, а то и вовсе на крохотный зиловский стадион.
 
    И в таком вот положении изгоя пребывал наш Кубок на протяжении целого десятка лет. За исключением игры 98-го года “Спартак”—“Локомотив”, ни один финал больше 25 тысяч зрителей не собирал. Казалось, что без “Спартака” он Москве как-то даже и не нужен. Во всяком случае, до последнего воскресного вечера у противников этого турнира аргументов было более чем достаточно. Но вот они получили достойный ответ — 48 тысяч человек на трибунах олимпийского стадиона “Лужники”! Стоит ли говорить о том, что это рекорд всех кубковых финалов. Да и в чемпионате России к такой цифре те же “Лужники” подбирались раз, два и обчелся... Нежданно-негаданно наш Кубок превзошел по своей привлекательности почти все события футбольной жизни, за исключением, быть может, серьезных матчей Лиги чемпионов и национальной сборной.
     В чем причина такой метаморфозы? Самое простое объяснение — математическое. Стадион “Петровский” в Санкт-Петербурге традиционно собирает около 20 тысяч зрителей. На волне успехов “Зенита” в прошлом чемпионате и очень приличного выступления в нынешнем сезоне почти каждый из завсегдатаев “Петровского” счел, видимо, необходимым преодолеть 650-километровое расстояние от одной столицы до другой. И к началу игры пятьюдесятью автобусами, переполненными поездами и самолетами в “Лужники” съехались аж 18 тысяч питерцев. ЦСКА, второй по популярности клуб России, всегда собирает на матчи такого калибра не менее чем 20-тысячную армию поддержки. Еще десяток тысяч москвичей пришли потому, что погода стояла солнечная и футбол обещал быть веселым...
     Впрочем, не ради простых математических действий я так подробно разъясняю 48-тысячный рекорд сезона. На самом деле интерес возрос не только к Кубку России, но к собственному футболу вообще. Когда после 8-летней паузы ты опять причастен к чемпионату мира, ноги сами несут на стадион. Не только у нас. Вот во Франции, скажем, после победы на мировом первенстве посещаемость национального первенства возросла в полтора раза. Хотя Париж к тому моменту считался отнюдь не футбольной, а скорее политической и культурной столицей. И теперь Франция, как, впрочем, и Англия, запросто отстаивает престиж двух Кубков — национального и Лиги. Хотя там тоже порой вызревает желание упразднить хотя бы один из них. Нам два Кубка, наверное, ни к чему, но и единственного лишаться негоже.
     Во всей этой эпопее с невиданным стечением публики я вижу и человека, косвенно повлиявшего на внезапно возросший имидж нашего Кубка. Экспансивная манера Газзаева может нравиться или не нравиться, но кто поспорит с тем, что он делает событием любое соревнование, в котором участвует сам. Со свойственным большинству тренеров эгоизмом он более умело, чем кто-то другой, отстаивает престиж всяких соревнований. Начиная с чемпионата и заканчивая незабываемыми международными турнирами, собиравшими когда-то во Владикавказе клубы из числа мировой элиты. Газзаев умеет привлечь внимание к себе и к своей команде, хотя все его заявления осторожны, взвешенны и с некоторых пор лишены скандальных оттенков. Зато на каждой пресс-конференции не преминет с металлом в голосе уточнить, что победила его команда исключительно по игре, потому что была просто сильнее. И точка.
     В воскресенье ЦСКА действительно был сильнее “Зенита”, хотя всякое могло случиться, забей питерцы в первом тайме еще до того, как Соломатин открыл счет. Об этом парне, перенесшем за свою футбольную жизнь столько травм, сколько не выпадает на иную команду, обязательно скажу несколько добрых слов. Соломатин был и остается настоящим бойцом. Но сейчас к своей несгибаемой воле и перманентной вере в успех он добавил еще и тактическую мудрость, и умение использовать партнеров по назначению. А главное — забивает решающие голы: “Спартаку”, теперь вот “Зениту”…
     ЦСКА, наверное, не мог проиграть. Есть матчи, результат которых предопределяешь подсознательно. ЦСКА было нужнее, потому что “Зенит” уже в Кубке УЕФА, а красно-синим дорогу в Европу открывала только победа. Да и мощь армейская не дает развернуться противнику. “Зениту” сыграть красно-синие не дали, особенно во втором тайме. Поэтому он и получился скучноватым: верхи уже ничего не хотели, а низы не могли.
     Удивительно, но это был первый российский трофей, завоеванный ЦСКА. Последний чемпион СССР ждал этого события больше десяти лет!
* * *
     Приятно, что болельщики ЦСКА, пришедшие в воскресенье на стадион, не забыли о том, кто не меньше игроков, вышедших на поле, заслужил эту победу. В честь трагически погибшего в прошлом году в результате столкновения на футбольном поле вратаря Сергея Перхуна армейские фанаты-интернетчики растянули на трибуне огромную желтую футболку с 16-м номером...
* * *
     Один раз армейцы с “Зенитом” уже встречались в финале Кубка страны. В 1944-м (это, кстати, был единственный футбольный турнир всесоюзного масштаба, состоявшийся в годы Великой Отечественной войны). Среди почти 50 тысяч зрителей, пришедших в минувшее воскресенье на матч ЦСКА и “Зенита”, был и один участник той игры.
     Удивительно: с тех пор прошло 58 лет, а заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР полковник Валентин Александрович Николаев прекрасно помнит не только эпизоды встречи, но и составы команд, участвовавших в финальном матче Кубка СССР-44...
     — За нас, за ЦДКА, играли Никаноров, Прохоров, Кочетков, Лесковский, Виноградов, Щербаков, Гринин, Николаев, Федотов, Щербаченко, Демин, — вспоминает Валентин Александрович. — За “Зенит” — Иванов, Копус, Куренков, Пшеничный, Яблочкин, Бодров, Левин-Коган, Смирнов, Чучелов, Ларионов, Сальников... В первом тайме мы переиграли ленинградцев, создали много голевых моментов, но лишь на 35-й минуте Гринин забил мяч в ворота отменно игравшего вратаря соперников Иванова. И второй тайм начался беспрерывными атаками ЦДКА. Но вот на 58-й минуте центрфорвард гостей Чучелов обыгрывает нашего центрального защитника Кочеткова и сравнивает счет. А через 10 минут в сутолоке в нашей штрафной Сальникову удается протолкнуть мяч в ворота. Беспрерывный штурм в оставшееся время, десяток ударов в створ ворот, но “Зенит” выстоял, да и, повторюсь, Иванов сыграл блестяще.
     Запомнился эпизод, который, конечно же, повлиял на результат. Наш тренер Аркадьев считал, что Федотову играть было нельзя: трещина кости голени — травма настолько серьезная, что удар по мячу отзывался мучительной болью. В запасе был отличный центрфорвард Саша Дьяченко, но когда высокое армейское начальство вмешивается в дела футбольные — жди неприятностей. Так оно и случилось. От начальника Главного политического управления пришел приказ: Федотов должен играть, без него ЦДКА не может выиграть. К сожалению, в той игре великий Григорий Иванович помочь команде не мог. А “Зенит” не только отобрал у нас Кубок, но и лишил каждого ордена Красной Звезды, который нам обещали за победу в финале. Обидно было вдвойне, потому что мы были на две головы выше “Зенита”. Ну что же: собрались потом за столом, выпили по рюмке, погрустили...
     А что до воскресного финала, то ЦСКА был намного мощнее, мобильнее, злее соперника. Сказалась и верно выбранная Газзаевым тактика — армейцам удалось плотно прикрыть нападающих “Зенита” Аршавина и Кержакова. Так что через 58 лет мой ЦСКА отыгрался!
    


Партнеры