Тайны Зимнего дворца

Александр II: “Как я мог поступить иначе?”

15 мая 2002 в 00:00, просмотров: 1072
  Древние римляне определяли культурный уровень нации по состоянию кладбищ и отхожих мест. С тех стародавних времен многое изменилось. Появились новые критерии, впрочем, не отменяющие старых. Например, состояние библиотек и архивов. Сегодня Государственный архив Российской Федерации отмечает свое десятилетие. Созданный указом от 29 мая 1992 года, сегодня он насчитывает около 5 с половиной миллионов дел. Больше всего по истории Советского Союза — 3 миллиона. Миллион относится к истории России. Сюда входят коллекции документов Рукописного отделения библиотеки Зимнего дворца, Царскосельского и Мраморного дворцов. В этих фондах — уникальные документы императорской династии Романовых: грамоты XVII и XVIII веков, указы, манифесты, рескрипты, письма, записные книжки, дневники, мемуары русских императоров и императриц.
     Наш собеседник — директор Государственного архива РФ, доктор исторических наук профессор Сергей Мироненко.
    
     — Сергей Владимирович, архив постоянно пополняется. Какие новые поступления вы хотели бы отметить?

     — В первую очередь архив княгини Юрьевской, который мы получили в обмен на архивы семьи Ротшильдов. Напомню, что княгиня Юрьевская (Екатерина Долгорукова) была морганатической супругой императора Александра II. После его гибели 1 марта 1881 года покинула Россию вместе с тремя детьми и умерла в 1922 году. Ее судьба крайне интересна, поскольку помогает глубже понять личность императора Александра II. Он вошел в историю как реформатор. Достаточно вспомнить, что именно он отменил в 1861 году крепостное право. Уже в 1864 году появился суд присяжных, были созданы земства — то есть местное самоуправление. Была проведена военная реформа, университетская и реформа образования. Незыблемым оставалось только самодержавие. Еще Ленин укорял императора, что он не завершил реформ — как бы получилось здание без крыши. В архиве княгини Юрьевской хранится дневник императора. Когда я ознакомился с ним, я понял, что Владимир Ильич недооценивал Александра. Он понимал, что вслед за экономическими и иными реформами необходимо реформировать и самодержавие. Для этого важно было ввести Конституцию, которая бы ограничивала права самодержца.
     — Известно, что в 1880 году тогдашний министр внутренних дел Лорис-Меликов работал над созданием Конституции. Наверняка по распоряжению императора?
     — Безусловно. Трудно назвать подготовленный Лорис-Меликовым проект Конституцией в настоящем смысле этого слова. Однако, если бы он был тогда реализован, в политическую жизнь России вошло бы выборное начало. Планировалось создать орган, где с участием представителей населения страны обсуждались основные законы. Александр II был убит народовольцами за несколько дней до подписания указа. Император был волевым человеком, и он подписал бы его...
     — Трагедия для страны, которая вступила на путь реформ. Постоянные разрывы, отсутствие преемственности...
     — В нашем архиве хранится конверт с надписью сына императора — Александра III: “Слава Богу, преступный и спешный шаг к Конституции не был сделан, и весь этот фантастический проект был отвергнут”. В этом конверте текст лорис-меликовской Конституции. Историки до сих пор размышляют, как сложилась бы судьба страны, если бы Конституция была все же введена. Но никто не мог даже и предположить, каким путем Александр II хотел провести в жизнь задуманную реформу. Дневники дают ответ на этот вопрос. Император к этому времени уже 25 лет находился на престоле. 22 мая 1880 года скончалась его супруга. В этот же день он записывает в дневнике: “Императрица тихо скончалась. Господи, прими ее душу, отпусти мои вольные и невольные грехи”. А вечером того же дня продолжает: “Сегодня кончилась моя двойная жизнь. Буду ли я счастливее в будущем? Я очень опечален, а Она не скрывает своей радости; Она говорит уже о легализации ее положения; это недоверие меня убивает! Я сделаю для нее все, что будет в моей власти, но я не смогу пойти против интересов Родины”.
     — Получается, что окончание реформ непосредственно связано с романом императора и Екатерины Долгоруковой?
     — Александр II решил разом разрубить затянувшийся узел. На следующий день он записывает в дневнике: “Похороны Императрицы назначены на 28-е. Церемониймейстеры разработали порядок процессии. Чтобы избежать шума, Катя там не появится. После долгих переговоров с ней я решил уступить ее желанию и пожениться по истечении сорока дней — срок, который она находит достаточным, а так как свадьба будет тайной, довольно будет пяти свидетелей. Правда, что они могли бы быть еще менее многочисленны и все равно вся Россия будет в курсе! Решено, что это будет морганатический брак”. А еще через день записывает: “Катя радуется, и мы говорим только о нашем будущем. Я посвятил ее в то, что через год я дам народу полную конституцию. Набоков и Лорис-Меликов думают, что эта важная мера обезоружит революционеров”.
     — Странная наивность министров. А каким образом император рассчитывал даровать народу полную Конституцию?
     — Опять-таки все связано с его женитьбой на Долгоруковой. Он хотел короновать ее. И в этот самый важный момент они должны были отречься от престола. Дарование Конституции произошло бы в этот же ответственный момент. Готовясь к этому событию, 5 июля 1880 года он делает запись в дневнике: “Я долго говорил со священником; потом молился у гроба моего отца и деда, несчастного императора Павла, убитого изменниками. Боже мой, помоги мне дать счастье Кате, которая так заслужила его; Господи, помоги мне завершить мои дела и уйти на покой, передав престол законному наследнику. Наше венчание состоится во временной церкви, где находится походный иконостас Александра I”.
     — Отрекаясь от престола, он планировал передать его законному наследнику, цесаревичу Александру. Но сын становился бы опять-таки самодержцем российским...
     — Конечно. Но его власть уже была бы ограничена Конституцией. Важно другое — император не держался за власть. Подобно его дяде, императору Александру I, он готовился отречься от престола. В дневнике есть запись от 25 мая 1880 года: “Никогда Катя не терзала меня так, как эти дни. В конце концов я обещал короновать ее, что позволит нам уйти на покой. Указ о короновании будет опубликован 23 мая 1881 года, а коронация состоится в Москве 1 августа. Я поручаю все приготовления князю Голицыну”.
     — Видимо, все же он колебался перед тем, как решиться на этот шаг. Российская история еще не знала подобного...
     — Несмотря на то что император был волевым человеком и не отступался от принятых решений, колебания все же были. Об этом свидетельствует запись в дневнике 3 октября 1880 года: “Голицын по возвращении из Москвы доложил мне обо всех приготовлениях, необходимых для коронации. Впервые Император соединяется с подданной. Несомненно, по чьему-то внушению, он со всей деликатностью предупредил меня о прискорбных неудовольствиях, которые может возбудить этот акт. Вполне возможно, что вся Россия знает уже мою тайну и осуждает меня, но как я мог поступить иначе?”
     — А как относился к планам отца наследник? Вряд ли намерения императора оставались для него тайной?
     — Безусловно, цесаревич знал о готовящейся Конституции. Не будем забывать, что воспитателем цесаревича был Константин Петрович Победоносцев, который сумел воспитать в нем уверенность в незыблемости основ самодержавия. Когда отец привез морганатическую супругу летом 1880 года в Ливадию, наследник демонстративно встал из-за стола и ушел. Зная об этом эпизоде, я поначалу полагал, что в цесаревиче говорили прежде всего оскорбленные сыновние чувства. Теперь, благодаря дневнику императора, становится ясно, что таким образом цесаревич продемонстрировал отцу и свое отношение к готовящейся реформе. В самодержавном государстве самый благоприятный момент проведения реформ — передача власти. Именно так и намеревался поступить Александр II...
     — Вернемся к юбилею архива. Почему он так молод?
     — До революции архивы хранились в различных ведомствах. Каждое министерство имело свой архив. Существовал до революции и государственный архив, доступ в который открывался только по личному распоряжению императора. Существовали другие архивы — Сената, Синода. А в 1918 году появился ленинский декрет о централизации архивного дела. В 1920 году был создан Государственный архив Российской Федерации, но прожил он довольно недолго — до 1923 года. Из него стали выделяться самостоятельные архивы — партийный, Октябрьской революции, Красной армии. Так постепенно возникла система федеральных государственных архивов. Количество их менялось, что-то передавалось из одного в другой.
     Когда в декабре 1991 года разрушился Советский Союз и образовалось новое государство — Российская Федерация, было принято решение о создании Государственного архива. Он возник на базе двух архивов — Государственного архива РСФСР и Центрального архива Октябрьской революции. Сегодня ГАРФ — один из крупнейших архивов в стране. Он постоянно комплектуется. В нем хранится более пяти с половиной миллионов дел. Они занимают более 80 км архивных полок. В архиве трудятся 250 человек, из них — 3 доктора исторических наук, 9 кандидатов наук. Все сотрудники получили прекрасное архивное образование. Архив имеет в своем составе библиотеку. В ней более полумиллиона томов. Она уникальная по своему составу — в ней подобран такой состав периодики, которого нет ни в Ленинской, ни в Публичной библиотеках. В ней уникальная подборка эмигрантских изданий. В ней сосредоточены все издания по архивному делу. Стоит отметить наш выставочный зал, в котором проходят выставки не только наши, но и других федеральных архивов. За последние годы мы приняли 650 тысяч дел — это огромный объем. Нам передали свои архивы А.Н.Яковлев, С.А.Филатов и многие другие политические деятели. Так что, несмотря на кажущуюся молодость, Государственный архив РФ весьма богат и постоянно умножает это богатство.
    


Партнеры