КАННонизация— 55

Началась война президентов и претендентов

16 мая 2002 в 00:00, просмотров: 225
  Вчера во Франции открылся главный кинофестиваль мира — Каннский. Конкурс нынешнего 55-го киносмотра вызывает только одно, но очень сильное чувство — трепет. Настоящее нашествие клонов! Его еще можно было бы назвать “войной президентов и претендентов”.
     В этом году отборочная комиссия Каннского кинофестиваля посмотрела предварительно 2281 фильм (из них 939 полнометражных из 89 стран и 1342 короткометражных). Из 21 отобранной картины 14 снято режиссерами, ранее номинировавшимися на “Золотую пальмовую ветвь”, 2 — президентами Канн прошлых лет, а у 4 режиссеров конкурса заветная “Пальм д’ор” уже имеется. Добавьте к этому, что многие претенденты выдвигались не раз: Уинтерботтом и Сокуров , например, претендуют на “Пальму” в третий раз, Марко Беллокио — в пятый, а Кен Лоуч — вообще в седьмой! Португалец Маноэль Ди Оливейра из разряда вечных претендентов почти в буквальном смысле — старику за 90, а он каждый год исправно лезет в конкурс. Кстати, президент нынешнего жюри Дэвид Линч мог бы наградить Оливейру только из-за своей любви к курьезам вроде стариков, пересекающих Штаты на газонокосилках (вспомните его фильм “Простая история”, который выдвигался на “Пальму” в 1999 г.). При таком раскладе гадать можно долго и убедительно, даже не отправляясь в кинозал.
     Вряд ли имеет смысл награждать кого-то из постоянных клиентов конкурса. Дело в том, что в этом году уже затеяна программа по восстановлению исторической справедливости. Первый фестиваль, как известно, не состоялся в 1939 году из-за Второй мировой войны, хотя фильмы были отобраны. Теперь решили первый фестиваль клонировать: фильмы отсмотреть и все же премировать. Так зачем же подчинять реабилитации еще и основной конкурс? Корифеи явно должны прыгнуть выше себя, чтобы получить в этом году главный приз.
     Приз могут дать самому нетипичному фильму, сравнивать с которым свою продукцию никто просто не сможет. В этом случае есть шансы у Сокурова , поскольку его “Русский ковчег” хоть и назван игровым, по слухам, тянет на документалистику: как известно, фильм снят на одном дыхании — без монтажных склеек и выключений камеры. Но Сокуров снял что-то из русской истории, а это минус, поскольку трудно сказать, насколько мировая общественность в теме.
     У Полянского есть реальный шанс показать что-то выдающееся. Он может внести ту новую интонацию, которая изменит сам подход к теме холокоста, введет определенный рубеж. Такая попытка была проделана несколько лет назад Роберто Бениньи с его комедией “Жизнь прекрасна”, но она была слишком искусственна, чтобы затронуть суть проблемы. Полянский же мог снять фильм о том, что концлагерь — это не только итальянская буффонада и американский саспенс, но еще и едкая самоирония случайно уцелевшего, которому навязывают больший стыд, чем он способен вынести. Кому, как не Полянскому, чудом избежавшему уничтожения в детстве, снять такое кино?
     Лично я больше всего болею за Каурисмяки и Ассаяса . Прошлый фильм Каурисмяки “Юха” просто покорил. Он был настолько по-русски отвязным, каким умеет быть только Том Уэйтс . Тема нового опуса — амнезия, ее трудно испортить. С Ассаясом еще лучше. Во-первых, триллер. А в текущей ситуации ясно, что перекос в занудство не оправдан. Во-вторых, главный приз у Ассаяса все равно уже есть: его жену Мэгги Чун все мы хорошо помним по “Любовному настроению” Вонга Кар-Вая . Когда рядом с тобой женщина с такой шеей, занятие кино неизбежно превращается в плебейство, которое никакие “Пальмы” не облагородят. Поэтому у Ассаяса прекрасная возможность заниматься кино как хобби, в качестве компенсаторной терапии. Такая легкость может быть очень симпатичной. Особенно на фоне общей юбилейной горячки.
     Возможно, приз дадут новому веянию. Скажем — в свете надвигающейся моды на 80-е — фильму Уинтерботтома “Люди круглосуточных вечеринок” о зарождении рэйва и постпанка в Лондоне. Правда, в Англии фильм вызвал неоднозначную реакцию...
     Огромные шансы у Пола Томаса Андерсона . От него всегда можно ожидать интересных с формальной точки зрения решений. А в жюри сейчас полно эстетов. Скажем, Шэрон Стоун , чей вклад в мировую культуру свелся к тому, чтобы слегка раздвинуть колени. Правда, при всех стилистических наворотах мысли в фильмах Андерсона до сих пор резвились на мелководье. Тут ему серьезную конкуренцию составит Александр Пэйн (“О Шмидте”), вооружившийся книгой Луи Бигля, над романами которого в свое время всерьез колдовал сам Кубрик. Но Пэйн выразительностью съемок пока не отличался. Его фильм “Выскочка” с Риз Уизерспун у нас даже не выпустили в прокат, а сразу закатали на видео.
     Прошлогодний прокол с “Амели” может заставить лояльнее отнестись к коммерчески ориентированным картинам. Таких можно ждать от Гаспара Ноэ (его мне еще пару лет назад настоятельно рекомендовал Озон), Ассаяса, Полянского и Николь Гарсия. Но есть один минус — в Каннах французы редко получают главную награду. Короче, вся надежда на Линча. Была в его жизни “Пальма”. Помогла она ему? Не очень — “Дикие сердцем” в прокате провалились, “Малхолланд-драйв” нормально снять не дали. Ни денег, ни уважения. При такой судьбе у текущего президента должен был выработаться устойчивый пофигизм к призам вообще и к каннским — в частности. Что вселяет надежду. А вдруг своим решением он озадачит всех еще больше, чем собственными фильмами?
    


Партнеры