Снявши маковку, по кресту не плачут

В Дубровицах стоит неправильная церковь

20 мая 2002 в 00:00, просмотров: 260
  Что бы вы подумали, увидев где-нибудь в окрестностях Кельна католический собор, украшенный православным крестом и маковками-закомарами? Наверное, вокруг такого диковинного строения в Германии была бы создана целая индустрия для туристов: кепки, чашки, майки с его изображением.
    
     В России единственная православная церковь, выстроенная по духу и букве католицизма, прозябает в безвестности неподалеку от Москвы.

     Высокая белая башня приветствует всякого, кто едет из Подольска в сторону Дубровиц. Подобравшихся ближе ожидает “сектор приз” — вместо привычной луковичной маковки “голову” храма украшает сияющая на солнце золотая корона.
     Откуда взялась в Подмосковье диковинная венценосная церковь? Собственно, ее устроитель, князь Борис Алексеевич Голицын, и делал ставку на то, чтобы поразить царское воображение. Это случилось, когда сподвижник молодого Петра I в 1689 году попал в опалу.
     При правительнице Софье Борис Голицын был начальником приказа Казанского дворца — руководил окраинами тогдашней империи, бывшими Казанским, Сибирским и Астраханским царствами. Должность немалая. Но то ли его чем-то обидели, то ли ревность к всевластию обласканного правительницей кузена была настолько сильна, но Борис вовремя сделал политически правильный выбор — оставил сторонников Софьи и примкнул к партии малолетнего царевича Петра и царицы-матери Натальи Кирилловны. Западник Голицын первым познакомил Петра с Францем Лефортом, а потом возил царевича в Немецкую слободу.
     Многие считают, что именно Голицын был тем “серым кардиналом”, что в конце концов свалил Софью. Во всяком случае, после поражения стрелецкого бунта именно он допрашивал сторонников Софьи, включая и собственного кузена Василия и его близких. У талантливого ренегата было много врагов по обе стороны баррикад. Кто-то из них сумел убедить Петра, что Голицын ведет двойную игру. И немало возвысившегося вельможу отправили в ссылку, в родовое имение Дубровицы. Через год из Москвы пришла весть о пожаловании князя Бориса в бояре. Но о возвращении в столицу — ни слова. И тогда новоявленный боярин решил воздвигнуть в Дубровицах храм в честь Петра Первого с надеждой, что тот приедет на его освящение. Строительство началось в том же 1690 году.
     Проектировал и строил церковь Знамения в Дубровицах неизвестный итальянский мастер с несколькими подручными, а помогали им местные каменотесы, жившие в долине реки Пахры. С архитектурной точки зрения церковь представляет собой центрический крестообразный храм — настоящее европейское барокко XVII века. Но монументальный остов, широкие гульбища с лестницами вокруг сооружения не оставляют сомнения в том, что затейный романский стиль перенесен-таки на русскую почву. Такая культурная проекция не могла обойтись без издержек — скульптурные изображения библейских героев, украшающие вход храма и каждый угол цоколя, в глазах отцов православия всегда были греховными.
     Строительство завершилось в рекордно короткие сроки, через 7 лет. Столько же времени потребовалось на внутреннюю отделку храма. Роскошь лепнины, золота и рельефов внутреннего убранства этой церкви превосходит даже барочное великолепие знаменитой московской Меншиковой башни. При этом скульптуры и горельефы святых внутри храма не менее революционны, чем снаружи, а Богоматерь — вылитая Мадонна с полотен Возрождения.
     Государь приехал в Дубровицы в 1704 году. К тому времени боярин Борис Голицын давно был освобожден от опалы и даже успел “порулить” страной вместе с другими боярами — Нарышкиным, Стрешневым и Ромодановским — во время вояжа Петра по заграницам.
     Но вскоре всем стало ясно, что старому вельможе с новой властью не по пути — дряхл князь Борис скакать по новомодным ассамблеям и бесконечным баталиям. Празднование освящения Знаменского храма митрополитом Стефаном Яворским в присутствии царя Петра длилось семь дней. Оно стало финальным взлетом карьеры боярина Бориса Голицына. Петр отправился строить Петербург и воевать со шведами, а наставник его юности глухо запил.
     “Неправильная” Знаменская церковь — гениальный памятник его немереным амбициям — пользовалась в народе дурной славой. Ей приписывали семейные трагедии, обрушившиеся на старого князя: сначала умерла дочь, потом погиб младший сын вместе с женой. А в марте 1713 года сорокадвухлетним скончался и старший сын Алексей, которому были завещаны Дубровицы. Эта ветвь рода Голицыных совсем захудала, несмотря на то что новая императрица Елизавета вспомнила о соратнике отца и назначила одного из отпрысков боярина Бориса московским генерал-губернатором. Но и из этого ничего не вышло, и в конце XVIII века один из внуков Бориса Голицына продал Дубровицы своему полковому командиру, небезызвестному Григорию Потемкину.
     Сейчас церковь в Дубровицах уже никого не шокирует своим неканоническим видом. В прекрасном храме венчаются молодожены со всей округи, и никто больше не боится понабраться грехов от белокаменной башни, памятника боярским амбициям.
    


    Партнеры