Контрастный Буш

Почему Колин Пауэлл стрелял в Игоря Иванова?

28 мая 2002 в 00:00, просмотров: 513
  “Кичен синк” в переводе на русский язык означает “кухонная мойка”. Но так называют и особый вид пиццы, в которой все смешано — и мясо, и рыба, и овощи, и даже фрукты. Сегодня я предлагаю вам свой “кичен синк” — черты и черточки, штрихи и штришки только что прошедшего саммита Путин—Буш, которые были скрыты от посторонних глаз. Но именно эти детали, по-моему, наиболее выпукло высвечивают значение российско-американской встречи в верхах.
     
Выступая на пресс-конференции в Андреевском зале Кремля, президент Соединенных Штатов дал петуха, но не по вопросу об импорте курятины. Объясняя, почему соглашение о сокращении наступательных ядерных потенциалов было облечено в форму договора, он сказал, что это было сделано на случай, если лет через 10 новые руководители наших стран вдруг захотели бы ввергнуть их в новую катастрофу. Буш явно подразумевал “холодную войну” и даже нечто худшее. У членов американской делегации вытянулись лица: даже допущение того, что через 10 лет может произойти нечто подобное, ставит под сомнение необратимость процесса развития российско-американских дружественных отношений. По-видимому, президент Буш хотел сказать нечто другое, куда более безобидное, но что сказано — то сказано...
     Перед тем как президенты Путин и Буш вошли в Андреевский зал для подписания совместных документов, первый ряд кресел по правую сторону зала заняли члены российской делегации, включая министра иностранных дел Игоря Иванова. С промежутком в одну-две минуты в зал проследовали и члены американской делегации. Проходя мимо Иванова, госсекретарь Колин Пауэлл наставил на него указательные пальцы рук, подняв одновременно большие пальцы вверх, имитируя пистолеты. Это чисто американский язык жестов, отражающий ковбойскую мифологию — стрельбу с бедра пистолетами в обеих руках. Пауэлл и Иванов улыбнулись друг другу.
     Казалось бы, элементарный жест, но сколько в нем скрытого смысла! Невозможно представить себе, чтобы Джон Фостер Даллес наставил бы указательные пальцы на Вячеслава Михайловича Молотова, или чтобы Генри Киссинджер сделал бы аналогичный жест в сторону Андрея Андреевича Громыко. Но, с другой стороны, трудно себе представить и Игоря Иванова, делающего подобный жест в сторону Колина Пауэлла. Дело не в том, что Иванов не знает ковбойской мифологии. А в том, что это диктует нынешнее реальное соотношение сил между США и Россией...
     Российская журналистская братия поселилась в гостинице “Октябрьская”, а американская — в “Европейской”. Случайность? И да, и нет. Россияне не могли поселиться в “Европейской”, где номер стоит 400 долларов и выше. И никакая наша бухгалтерия таких астрономических расходов не приняла бы. У американских коллег карман глубокий, и потом они привыкли к комфорту — телефон в ванной, мини-бар, биде, и т.д. У нас в “Октябрьской” всего этого за наши 90 долларов не было. Не было даже отопления, хотя ночи в Питере стояли холодные, и мы дрожали под одеялами.
     Продиктовав предыдущую статью машинисткам “МК”, я, чтобы встряхнуться, вышел из гостиницы, завернул за угол и оказался на Невском. Весь проспект с обеих сторон был заполнен праздничной толпой. Выбрав милую девушку, нацепившую на голову рыжие искусственные косички, я спросил ее, в чем дело.
     — Кажется, президент Буш проедет, — сказала она.
     — Да не президент Буш, а карнавал пройдет, — поправила ее другая девушка.
     Действительно, через несколько минут карнавальное шествие залило Невский. Но и пребывание Буша в Санкт-Петербурге было, по сути дела, сплошным карнавалом: посещение церквей, Эрмитажа, Русского музея, прогулка по Неве — чем не карнавал? Кое-кто в зарубежной прессе даже критиковал президента Буша за это. Думаю, напрасно, ибо тот факт, что за три дня пребывания президента Соединенных Штатов в России переговоры заняли только три часа, говорит о том, насколько продвинулись вперед российско-американские отношения.
    


Партнеры