Всех не перепишешь

“Вписать себя в историю России” больше всех хотят столичные бомжи

28 мая 2002 в 00:00, просмотров: 303
  “Как смогу я, слабая женщина, править страной, не зная числа моих подданных?” — воскликнула Екатерина II в конце XVIII века. И всех посчитали. Этим же вопросом озаботилось нынешнее руководство страны. И велело с 9 по 16 октября провести перепись населения.
     Пожалуй, ни в одном городе России октябрьское “хождение в народ” не готовится так тщательно, как в Москве. И нигде грядущая перепись не выявляет такого количества проблем.

    
     Москва начала готовиться к ней еще в июле 2000 года. Тогда была проведена пробная перепись в Восточном округе (в районе Преображенки). Она и показала основные трудности, с которыми придется столкнуться переписчикам. Больше 10% жителей района категорически отказались рассказать о себе. Еще 7 тысяч человек (около 11%) вообще не пошли на контакт с переписчиками. Главная проблема — страх. Жители боятся, что всероссийской акцией воспользуются преступники, и попросту не открывают двери. А сами переписчики — в основном девушки — запасаются газовыми баллончиками, опасаясь дурных намерений хозяев...
     Но, как заверил председатель комиссии по проведению переписи в Москве г-н Петров, все эти страхи необоснованны. Переписчик будет приходить не один, а в сопровождении либо сотрудника милиции, либо старшего по подъезду. Но присутствие людей в форме рождает другие опасения. Кто даст гарантию, спрашивают жители, что, узнав об отсутствии московской регистрации, тот же милиционер не захочет тут же “принять меры”? К тому же многие хорошо помнят недавнее заявление силовиков о том, что перепись поможет найти скрывающихся от правосудия преступников. А состоятельные москвичи боятся другого: кто, к примеру, даст гарантию, что человек, задающий вопросы и внимательно оглядывающий квартиру, не окажется наводчиком? Члены комиссии по подготовке переписи в Москве успокаивают: переписчик дает подписку о неразглашении информации и в случае чего будет нести уголовную ответственность.
     Согласно опросам, по крайней мере один москвич из десяти намерен спрятаться во время переписи, а почти треть может нечестно ответить на вопросы. Почти все боятся объявлять о доходах, молодые люди боятся попасть под призыв, мигранты боятся депортации, национальные и религиозные меньшинства не хотят высовываться, чувствуя себя под угрозой...
     Кстати, во время пробной переписи на Преображенке самое большое желание “вписаться” проявили... бомжи.
     Еще одна серьезная трудность — недостаток переписчиков. Москве их требуется не меньше 37 тысяч. Организаторы собираются привлекать всех кого только можно: безработных, сотрудников предприятий, студентов.
     В 1882 году Лев Толстой, принимая участие в переписи населения Москвы в качестве добровольного переписчика, рассказывал, что часто целые дома, в которые он приходил, были закрытыми и пустыми: древняя боязнь власти заставляла людей бежать. Остается надеяться, что за столетие с лишним отношение москвичей к переписи стало более спокойным. Но надежда, честно говоря, слабая...
    




Партнеры