Стальной сезон

Уже без Федорычева

1 июня 2002 в 00:00, просмотров: 321
Когда перед началом летней охоты ко мне обратился главный разработчик боеприпасов нового поколения в России с просьбой пострелять сталью, я, честно говоря, очень заинтересовался. Предложение весь сезон стрелять только этими боеприпасами показалось заманчивым.
Спросите, почему?
Иду на эксперимент
Тут надо немножко отвлечься от главной темы и рассказать о себе. Я охочусь уже 26 лет, причём последние десять почти круглогодично (за исключением двух летних месяцев). В среднем в год по дичи расстреливаю не менее пятисот патронов. Поэтому никаких секретов при стрельбе влёт или по зверю для меня нет.
Также немаловажно отметить, что природная меткость свойственна всем мужчинам рода Фокиных. Чтобы не быть голословным, вот несколько примеров.
Старший брат моего деда, учась до революции в гимназии, неоднократно выходил победителем в стрельбе из винтовки, сначала в нашем Покровском уезде, а затем и во всей Владимирской губернии.
Слава о среднем брате, как о лучшем охотнике наших мест, до сих пор жива, хотя охотиться он начинал ещё в позапрошлом веке. Сам же дедушка, не будучи охотником, тоже прекрасно стрелял. Это подтверждает хотя бы один эпизод, когда во время войны, охраняя железнодорожный склад, он попал из «Нагана» в пятку убегающему диверсанту, чтобы взять того живым.
Из нынешнего поколения можно также выделить хороших стрелков. Мой отец, например, в армии неоднократно отмечался как лучший стрелок из карабина. Брат на военных сборах не раз вызывал восхищение у офицеров своей стрельбой из автомата. Ну а те, кто бывал с ним на охоте, знают, что вставать рядом с ним на утином перелёте или вальдшнепиной тяге бесполезно. Племянник, служащий в милиции, ни на одной из учебных стрельб не выбивал меньше 29 очков из 30 из ПМ. И, наконец, мой десятилетний сын, никогда не испытывавший особой страсти к оружию, удивил меня своей меткостью. Как-то для отстрела крыс в утиной вольере друзья привезли мне американскую духовую винтовку. Когда же я дал сыну пострелять по различным мишеням, то просто был поражен: расстреляв почти полную упаковку шариков, он едва ли сделал пару промахов. О себе хорошо говорить не принято, поэтому думаю, что всё вышесказанное, вкупе с моим охотничьим опытом, поможет читателю понять, почему я почти каждый промах сталью ставил в вину не себе, а боеприпасам.
Ну и, конечно, желание стать одним из первых охотников России, целиком отстрелявшим весь сезон сталью, вне зависимости от вида охоты и ценности трофея, тоже побудило к эксперименту. Перед тем как рассказать об итогах сезона, хочу сделать одну оговорку. Человек я очень далёкий от техники и физики. Поэтому в моём повествовании вы не найдёте технических характеристик и других цифр. Также не буду делать никаких выводов о скорости полёта дроби, кучности и резкости. Просто поделюсь впечатлениями охотника.
Охота на болотно-луговую дичь
Сезон начался охотой с легавой в начале августа.
Основной объект — коростель, дупель, перепел. Стрельба лёгкая, на довольно коротких дистанциях. Патроны с дробью, что-то вроде нашей девятки. Надо заметить, что болотно-луговой мелочи в прошлом году было не густо, и в общем-то большой практики стрельбы явно не получилось. Стрелял я немного и, к сожалению, плохо. Стальные патроны с мелкой дробью, мягко говоря, меня не вдохновили. Большое количество промахов по угонным, низколетящим птицам совсем не характерно для легашатника с моим стажем. Те же птицы, которых удалось сбить, почти все бегали по траве, волочили перебитые крылья или подлётывали. С коростелями было ещё сложнее. Каждый охотник знает, как ведёт себя подранок этой птицы. Так вот, почти всех сбитых коростелей собака потом добирала по полчаса.
В целом по болотно-луговой дичи было произведено 67 выстрелов, а взято 14 коростелей, 4 дупеля, 2 бекаса и один перепел. То есть в среднем более трёх выстрелов на птицу. Для стрельбы из-под собаки это очень скверный результат.
За тетеревами
В середине августа мы ездили в русскую глубинку на тетеревов. Стрельба по тетеревиным выводкам стальной дробью, подобной нашей пятёрке, просто разочаровала. За два дня собака сработала пять полноценных, ещё не разбитых, выводков. Я, старательно целясь, исправно провожал их дуплетами, но в итоге положил в ягдташ всего одну молоденькую курочку, да и та, сбитая выстрелом, носилась от собаки по полю почти двадцать минут. Признаюсь, я не выдержал и, чтобы не возвращаться с такой красивой охоты налегке, попросил у друзей боеприпасы старого поколения. На следующий, к сожалению, последний, день нашей охоты мне удалось наверстать упущенное: моими трофеями стали три молоденьких петушка и старый черныш.
Стрельба по утке
Но не всё так плохо, как может показаться читателю. Проблески в стрельбе боеприпасами нового поколения появились с открытием охоты на утку. В первый день сезона, стреляя утром и вечером, я взял пять кряковых, истратив 15 патронов. Утка не мелочь, и результат 1:3 — весьма прилично. Правда, почти половина кряковых падала подранками, но для утиной охоты это дело привычное. Так потихоньку я отстрелял утиной сталью весь сезон, включая и поздне-осеннюю охоту на Клязьме. Для этой охоты на пролёте мне выделили улучшенный утиный патрон с дробью вроде обычной четвёрки. Результаты стали ещё лучше.
Особенно запомнился случай в начале ноября, когда одним выстрелом удалось сбить двух поднявшихся из-под берега реки кряковых селезней. Один из них, правда, стал быстро уходить по воде, но был добит со второго выстрела.
Совершенно же фантастическим показался мне выстрел на вечерней зорьке 15 ноября. Заводь Клязьмы почти всю уже сковал лёд. С места, где я встречал зарю, было видно лишь небольшое блюдечко чистой воды, до которого никак не меньше 40 метров. Утки не летали, и, когда, уже отчаявшись, я собирался было домой, со стороны Клязьмы донеслось жвяканье селезня. Я судорожно схватился за манок и дал призывную осадку. Селезень сделал три круга, пытаясь разглядеть подругу. Почти совсем стемнело. Я вновь зашёлся осадкой, вложив в неё всю охотничью страсть. Наконец жвяканье раздалось совсем рядом, и через мгновенье осенний жирный крякаш грузно шлёпнулся на чистую воду. Очень смутно видя силуэт птицы, я нажал на гашетку. После выстрела — полная тишина. Результата не видно. Но мой зоркий помощник-дратхаар бросается вперёд, разбивая грудью лёд. Вскоре он вылезает ко мне с чисто битым селезнем в зубах. Вот тут я сталь зауважал!
Впереди весенняя охота с подсадной, и уж на ней-то легко будет сделать выводы о возможности новых боеприпасов.
Патроны на вальдшнепа
В прошлом сезоне у нас на Владимирщине были неплохие высыпки вальдшнепов. В конце сентября и начале октября стояли чудесные погоды, и мы с Чаком всерьёз занялись отстрелом длинноклювых птиц. По моей просьбе отец-вдохновитель снарядил мне партию патронов специально на эту птицу. Этими боеприпасами и были заряжены стволы моего ИЖа вплоть до отлёта чудесной дичи.
Читатель наверняка знает, как тяжела стрельба вальдшнепов в наших лесах. Лесной виртуоз так искусно прикрывается в полёте стволами деревьев и кустарником, что охотнику остаётся очень мало времени на прицеливание. Имея довольно долгую практику охоты на высыпках с легавой, я знал, что взять пяток долгоносиков на патронташ — это успех. Каково же было моё удивление, когда в первый же выход я сбил трёх вальдшнепов подряд, истратив всего 4 патрона. Более того, все они были чисто биты. Позже, конечно, были и промахи, и не такие высокие результаты. Но ведь высыпки — трудная стрельба. Последнего вальдшнепа я взял 8 ноября уже по снегу. Он был бит из-под стойки, сталью и наповал. Отличная концовка! Патроны на вальдшнепа меня очень порадовали. Из девяти взятых птиц — ни одного подранка, а сожжено всего 28 патронов.
Весной на тяге буду стрелять только ими и обязательно поделюсь результатами с читателем.
Люблю погонять косых
В начале октября настала любимейшая моя пора — охота с гончей. Честно признаюсь: я очень переживал. Ведь у меня первоосенник. Выжлец только-только начал прилично гонять, а вдруг заячья сталь не пойдёт? Вдруг косые будут уходить целыми и невредимыми, и вместо того, чтобы угостить молодую гончую вкусным пазанком, я только буду мешать гону? Но, как говорится, давши слово держись, а не давши — крепись.
Результаты превзошли все ожидания. Шесть зайцев из-под гона взяты мною, и все — стальными патронами, снаряжёнными крупной дробью специально для этой охоты. Справедливости ради скажу, что в наших лесах трудно перевидеть беляка далее 40 метров. Поэтому вся стрельба велась на расстоянии 25 — 30 шагов. Четверо из шести длинноухих легли на месте. Два других, сильно кровя, пролезли ещё не более 50 шагов после выстрела и рухнули замертво. Также отмечу, что при обдирке зверьков часть дроби обнаружена только под шкуркой, но другая, несомненно большая, поражала внутренние органы довольно глубоко. Для того, чтобы взять шесть зайцев, я не истратил и десятка патронов.
Так, в целом, прошёл мой стальной сезон. Я очень надеюсь, что наш специалист по боеприпасам нового поколения, Сергей Георгиевич Митичкин, прокомментирует в своей отдельной статье наблюдения простого охотника. Расскажет читателю, как и почему работали те или иные патроны на разных видах охот, опираясь на законы физики.
В свою очередь, хочу лишь добавить, что выстрел сталью практически ничем не отличается от обычного. По крайней мере, я не почувствовал большой разницы ни в отдаче, ни в силе звука. Что же касается загрязнения ствола, то и здесь нет ничего особенного. Поскольку сталь идёт в специальном контейнере, стволы после охоты легко очистить до блеска.
Думаю, что у этих боеприпасов есть будущее. Стоит только для каждого вида охоты тщательно разработать и подобрать свой патрон. Я, например, уже точно знаю, что весной буду стрелять на тяге и из шалаша стальными патронами, но это будет пока лишь очередной эксперимент. А вот в том, что в следующем сезоне при охоте на высыпках и на зайца из-под гончей я отдам предпочтение этим боеприпасам перед любыми другими, можете не сомневаться.



    Партнеры