На шаг впереди времени

1 июня 2002 в 00:00, просмотров: 239

Умение просчитывать ситуацию на несколько ходов вперед традиционно считается качеством, присущим в первую очередь хорошим шахматистам.
Александр ЛАТКИН – руководитель Департамента по строительству, архитектуре, жилищно-коммунальному и дорожному хозяйству администрации Самарской области – сумел организовать работу своего ведомства по законам шахматной игры.

В результате Самарская область на протяжении последних десяти лет прочно удерживает славу региона, где применяются самые современные методики и ставятся наиболее смелые эксперименты в строительной индустрии.
Новое здесь – на каждом шагу. Даже само название департамента, как оказалось, таит в себе известную долю новаторства. Выяснилось это в самом начале нашего разговора, который начался с вполне естественного вопроса:
Александр Антонович, вы возглавляете департамент, в названии которого уже обозначены несколько направлений его деятельности. Можно ли выделить из них какое-то одно, наиболее для вас важное и приоритетное?
– Нельзя. Из этого сложного и длинного названия невозможно выделить какую-либо отрасль. Они абсолютно взаимосвязаны и составляют единое целое, которое правильнее было бы называть термином «комплексное развитие территории». Посудите сами. Жилищно-коммунальное хозяйство всегда зависит от качества строительства. Разве можно считать нормальной ситуацию, когда строители что-то построили и ушли, оставив после себя массу недоделок, а с ними потом мучаются коммунальные работники? Мы первые в стране ввели у себя такую практику, как гарантийные обязательства строителей.
«ДЛ»: На какой срок распространяются эти гарантии?
– От года до трех лет. В течение этого периода строительная организация берет на себя обязательства по устранению всех недоделок и неполадок, возникших по ее вине. Но это даже не самое главное. Когда мы разрабатываем нормы для проектирования и строительства, мы изначально закладываем в них наиболее прогрессивные эксплуатационные технологии. В итоге снижаются затраты на содержание объекта. Короче говоря, объединение строительства и коммунального хозяйства – это ключ к эффективному использованию капитальных вложений.
«ДЛ»: С этим все более или менее понятно. А как в вашу схему вписывается дорожное строительство?
– Здесь ситуация аналогичная. Более того, я уверен, что столь бурно обсуждаемую сейчас реформу ЖКХ вообще невозможно рассматривать отдельно от проблем дорожного фонда. Энергообеспечение малых населенных пунктов напрямую зависит от состояния дорог.
Программой энергообеспечения и газификации села мы, как и вся страна, занимаемся уже много лет. И сейчас, по прошествии времени, я скажу откровенно: в предыдущие годы мы порой совершали ошибки. У нас было три разных программы: дорожного строительства, газификации и развития жилищно-коммунального комплекса. И каждая существовала отдельно от других. В результате мы всю Россию опутали газопроводами. Когда-то, возможно, это и было правильно. Жителям отдаленных сел, оторванных от благ цивилизации, мы хотя бы давали тепло. Сейчас ситуация другая. Уровень плотности дорог в Самарской области в пять раз превышает средние показатели по России. В основном благодаря тому, что мы построили за последние десять лет. Практически все населенные пункты имеют дороги с асфальтовым покрытием. И тянуть газопровод в каждый из них не всегда разумно. Иногда проще привезти туда сжиженный газ. А где-то вообще экономичнее установить автономную систему энергоснабжения. Одним словом, появляется возможность для маневра. Сегодня, когда на повестке дня – реформирование «Газпрома», когда цены на газ растут и могут вырасти еще больше, мы можем более уверенно смотреть в будущее.
«ДЛ»: Заглядывать в будущее... Насколько часто это приходится делать?
– Постоянно. Причем относится это не только к проблемам энергетики или, скажем, строительным технологиям. Уникальность работы строителя в том, что он должен профессионально разбираться в любой из отраслей, для которой берется что-либо строить. Вот и приходится становиться то врачом, то учителем, то авиатором.
Несколько лет назад нам предстояло начать строительство онкологического центра. В первую очередь мы изучили нормы Всемирной организации здравоохранения, познакомились с зарубежным опытом работы подобных учреждений. Было очевидно: уже на стадии проектирования нужно закладывать самые прогрессивные технологии, использовать самый передовой мировой опыт. В противном случае наш центр окажется устаревшим еще до окончания строительства. Казалось бы, очевидные вещи. Однако такую точку зрения пришлось долго отстаивать. Оппоненты нашлись и среди депутатов областной Думы, и среди врачей. Позиция у них была примерно такая: «Не нужно нам звезд с неба. Давайте построим что-нибудь попроще и как-нибудь по старинке будем там лечить». Пришлось доказывать, что даже с точки зрения экономики мы больше потеряем, чем приобретем, пойдя по такому пути. Мы не сможем получить аккредитацию в системе онкологических объектов ВОЗ, лишимся доступа к информационно-исследовательской базе и так далее. Постепенно удалось убедить всех.
Но это еще не все. Встречаемся с врачами. Начинаем рассказывать им о современных технологиях организации лечебного процесса, о мировом опыте планировки операционных. Они заявляют: «Нет. Мы привыкли работать по-своему. Нам ничего этого не надо». Начинаем обсуждать, детально разбирать каждую позицию. В итоге оказывается: все, что мы предлагали, – это действительно наиболее удобно, оптимально и правильно.
«ДЛ»: А каким образом вам удается внедрять передовые технологии на предприятиях строительного комплекса? Тоже путем уговоров?
– Для этого у нас есть более действенные механизмы. Одна из функций департамента – разработка территориальных строительных норм. Фактически это закон, по которому живут строительные предприятия области. Главная проблема, с которой мы здесь сталкиваемся, – явное несоответствие некоторых официально действующих в стране стандартов современной мировой практики. Что, впрочем, неудивительно. Ведь многие из этих норм принимались еще в 60-е годы. В таких случаях мы ориентируемся на зарубежный опыт и вводим в наши нормативные документы мировые стандарты. Единственное условие: они должны быть не ниже тех, что приняты в России.
Другой пример: к 2005 году вся страна должна поэтапно перейти на разработанные Госстроем новые нормы по теплотехнике ограждающих конструкций. Мы не стали откладывать этот переход. И делаем это уже сейчас. В результате затраты на эксплуатацию нового жилья в Самарской области снизились в несколько раз. Все дома строятся с новыми эффективными ограждающими конструкциями.
И, наконец, главное: в Самарской области начиная с прошлого, 2001 года больше нет крупнопанельного домостроения.
«ДЛ»: Как это нет? Что же вы в таком случае строите?
– Мы полностью перешли на монолитные безригельные каркасы с гибкой планировкой. История с «хрущевками» у нас не повторится. Панельные дома, которые неизбежно станут обузой для следующего поколения, мы строить больше не будем. Любой панельный дом – это жесткая система, это строительство замкнутых объемов. Мы же теперь строим только площади. Изменятся времена – человек легко сможет перестроить свою квартиру в соответствии с новыми жизненными стандартами.
«ДЛ»: Столь радикальное изменение строительной политики, по-видимому, поставило на грань разорения не один завод ЖБИ. Когда вы принимали подобные решения, учитывался ли этот фактор?
– Ситуация, когда какой-то завод ЖБИ в силу отсталости производства и несовершенства применяемых технологий вынужден закрываться, вовсе не кажется мне трагической. Гораздо важнее другое – общая картина развития отрасли. А она у нас вполне благополучная. Достаточно сказать, что сегодня число работающих в строительном комплексе области превысило уровень конца 80-х годов. Более того, существует серьезный дефицит рабочих и специалистов. Так что безработица нам в любом случае не грозит.
Что же касается предприятий стройиндустрии, то здесь мы делаем ставку на развитие наиболее прогрессивных видов производства. Нам, конечно, трудно конкурировать с Москвой, а с недавних пор и с Петербургом. Но среди остальных российских регионов нам нет равных.
Расположенное в нашей области российско-югославское предприятие «Синтерос» занимает второе место в мире по производству напольных покрытий. А знаете, с чего мы начинали в 1991 году? Стоял голый каркас, а рядом – оборудование в ящиках. И все. Денег нет. Мы – в Минфин, в правительство. Там тоже никто денег не дает. Что делать? Решили привлечь частных инвесторов. Выглядело это тогда немного наивно. Мы, кажется, даже давали объявления в газеты. Зато уже тогда, в начале 90-х, нам удалось провести первый инвестиционный конкурс. В 1992 году предприятие заработало. Причем из бюджета области не было потрачено ни одной копейки. Точно такая же история повторилась с заводом ячеистых бетонов.
И это не единственные примеры. В Самарской области мы первыми создали производство алюминиевых строительных конструкций, адаптированных к нашим климатическим условиям. У нас выпускаются лучшие теплоизоляционные материалы – на базальтовой основе. Не каждая европейская страна может похвастаться таким производством.
Вообще сейчас в России сложилась уникальная ситуация. Страна способна совершить стремительный технологический рывок. Главное – правильно ставить цели. Не надо догонять мировой уровень, надо стараться его превзойти. Нам это вполне по силам. Кстати, многие на Западе это понимают. Поэтому так настороженно к нам и относятся.
«ДЛ»: Для большинства российских регионов задача перегнать Запад пока неактуальна. Им бы как-нибудь пережить очередную зиму...
– Я стал руководителем стройкомплекса в 1991 году. Проработал несколько дней – авария. Прорвало теплотрассу. Как было тогда принято, поехал на место. Вижу: траншея, а вокруг нее человек тридцать чиновников. Стоят, что-то обсуждают. Пытаюсь понять, кто за что отвечает, – бесполезно. Один прячется за чужие спины, другой жалуется, что нет денег. А прорванной трубой никто не занимается. Одним словом – полный бред.
Я тогда сказал губернатору: «Не может аппарат управления уровня субъекта Федерации заниматься каждой трубой и каждым унитазом в области. Это дело муниципальных образований».
Новую концепцию структуры ЖКХ я впервые предложил в октябре 1991 года. Приняли ее в июне 1993-го. Споры были серьезные. Пришлось объясняться и в Совете народных депутатов, и в Госстрое.
Зато теперь главы муниципальных образований получили полную самостоятельность. Все коммунальное хозяйство у них на балансе. Бюджетные деньги – в их распоряжении. Департамент занимается исключительно разработкой нормативных актов и контрольными функциями.
Раньше по любому поводу все бежали к руководителю области. Теперь отвечают за все сами. А жилищная инспекция их контролирует. Случилась авария – есть нормативные сроки ее устранения. Не уложились – платите штраф.
У нас есть город Отрадный. 35 тысяч жителей. Два года назад, зимой, там произошла авария теплотрассы. На Дальнем Востоке в таких случаях принято ждать приезда министра МЧС, поднимать по тревоге войска и расставлять солдат с паяльными лампами – отогревать трубы. Что с технической точки зрения довольно абсурдно. У нас с этой проблемой справилось местное коммунальное предприятие. Причем частное. Область помогла только техникой. Мой заместитель поехал туда и вскоре доложил: авария ликвидирована. Вот и все. И никаких народных волнений.
«ДЛ»: Получается, что в реформировании ЖКХ вы оказались впереди планеты всей?
– И не только в этом. Мы первые в России ввели практику лицензирования строительных предприятий. Первыми разработали положение о Государственной вневедомственной экспертизе. И, наконец, одними из первых реализовали важнейший, с моей точки зрения, проект – создали ипотеку. Почему это так важно?
Важнейший вопрос для любой отрасли экономики – это инвестиции. В Самарской области всего 9% от общего объема строительства ведется на деньги государства. В других областях, в том числе и у наших соседей, – до 35%. Лишается такой регион государственных программ – катастрофа неизбежна. Нам это уже не страшно. К нам пришли частные инвесторы. По количеству инвестиций на душу населения мы занимаем одно из лидирующих мест в России.
Ипотеку мы начали развивать давно. Первые идеи появились еще в 1992 году. А нормативно-правовую базу удалось принять лишь в августе 1998-го. Все эти годы шла работа над созданием регионального законодательства, которое позволяет нормально, цивилизованно организовать этот процесс. В некоторых регионах поступили проще: написали постановление губернатора на двух страницах – и уже говорят о внедрении ипотеки. Это псевдоипотека. У нас же тысячи людей благодаря этой программе уже получили жилье. Скажу больше: федеральный закон по ипотеке был принят во многом благодаря нашей инициативе.
Ситуация получилась следующая. В 1998 году мы подготовили полный пакет документов, необходимых для внедрения ипотеки. Наша нормативно-правовая база даже прошла экспертизу конгресса США. В рамках совместного российско-американского проекта. Но областная прокуратура заняла жесткую позицию: федеральный закон отсутствует – значит, внедрять нельзя. Это, кстати, не единственный случай наших расхождений с этим ведомством. Что делать? Мы поехали в Госдуму. С трудом разыскали этот, всеми заброшенный, прошедший лишь первое чтение закон. Включили наших специалистов в состав рабочей группы. Они работали все лето. Зато когда вышел федеральный закон, нам пришлось вносить изменения только в преамбулу. Все его положения полностью повторяли наш областной.
«ДЛ»: Кто еще, кроме прокуратуры, неодобрительно относится к законотворческой деятельности вашего департамента?
– Да вроде никто. Самарский губернатор Константин Титов всегда поддерживает нас во всех наших начинаниях. В Госстрое нашу область вообще считают испытательным полигоном, где проходят обкатку все наиболее современные и прогрессивные идеи. Каждый раз при встрече с руководителями Госстроя обязательно услышишь: «Нет ли у вас еще чего-нибудь новенького?» И в этих вопросах всегда чувствуешь искренний интерес.
«ДЛ»: В таком случае остается предположить, что у самарского строительного комплекса впереди еще не один смелый проект.
– На этот счет можете не сомневаться. Я вообще убежден: единственный способ не отстать от своего времени – это быть на шаг впереди него. Время, как известно, движется неумолимо. А значит, и мы не имеем права останавливаться.



Партнеры