Губит детей не пиво, губит детей вода

Хлорированное пойло провоцирует выкидыши

1 июня 2002 в 00:00, просмотров: 287
  В последнее время москвичи часто жалуются на качество питьевой воды: вопреки всем определениям она имеет и вкус, и цвет, и запах. Самое логичное тут объяснение: воду излишне хлорируют. Как известно, ее хлорировали и раньше, но не излишне. А теперь излишне. Потому что микробов полно развелось.
     А микробов полно развелось, ибо трубы все прогнили, а на новые денег нет. Однако “Мосводоканал” во всем этом никогда не признается. Там всех пытаются убедить, что свято блюдут санитарные нормы. Граждане, конечно, понимают, что их дурачат. Однако обман водопроводчиков дорогого стоит: недавно ученые пришли к выводу, что хлорированная вода (даже не излишне) вредна для здоровья.
     Американские “гиганты мысли” сделали открытие: женщины, употребляющие хлорированную воду из-под крана, подвергают серьезному риску не только себя, но и своих будущих детей. Многим из них просто не суждено родиться: выкидыш в первые три месяца беременности — классический побочный эффект употребления хлорированной воды.
     Наибольшую опасность для здоровья представляет хлорорганика — это около 300 соединений хлора с органическими веществами, содержащимися в воде. Из-за них рождаются плохо развитые дети — с низким весом и малым ростом. Кроме того, младенцы могут появиться на свет с пороками головного и спинного мозга, сердца, полости рта (“заячья губа”, “волчья пасть”).
     Одна из самых опасных групп хлорорганических веществ — тригалометаны. Они способствуют развитию рака мочевого пузыря.
     Наша вода по качеству примерно такая же, как американская. Но ситуация в России куда хуже. Требования к содержанию хлорорганических веществ гораздо мягче, и никто даже точно не знает, какое их количество мы потребляем с питьевой водой.
     Впрочем, совсем скоро все изменится. Как стало известно “МК”, водопроводные станции Москвы в ближайшее время будут переведены на новый вид очистки питьевой воды — озоносорбцию. Новое оборудование уже начали монтировать на самой старейшей из столичных станций — Рублевской. Озонирование, конечно, гораздо дороже традиционного хлорирования, но весьма эффективнее и безопаснее для здоровья: обеззараживающие свойства озона уже давно используются во всем цивилизованном мире для борьбы с вредными микроорганизмами, присутствующими в питьевой воде. Однако и полностью отказываться от хлорирования столичные коммунальщики не намерены.
     “Все большие города, имеющие протяженные сети, хлорируют воду, — просветили корреспондента “МК” в “Мосводоканале”. — При всех преимуществах озон очень нестойкое соединение, быстро разлагается. А хлор, путешествуя по водопроводным сетям, доходит до конечного потребителя и сохраняет воду чистой. Так что мы все равно будем его добавлять, но только в положенных дозах: сейчас это 1,2 мг/л”.
     А вот жители Подмосковья, судя по всему, никаких претензий к качеству воды не имеют, поэтому в области не спешат вводить озонаторные станции.
     “Население губернии получает артезианскую воду, — объяснили нам в областном санэпиднадзоре, — она более устойчива перед бактериями. И никакого обеззараживания для нее не требуется. А в тех районах, где качество воды нестабильное, применяем хлорирование и ультрафиолетовую очистку”.
     Помимо изношенности трубопроводов не лучшим образом на качество питьевой воды влияет техногенный бум, который мы сейчас переживаем.
     “За последние десять лет количество автотранспорта в Москве возросло в 4 раза, — рассказал корреспонденту “МК” действительный член Российской экологической академии Виктор Борисович Руденко. — Выхлопные газы растворяются в атмосфере, а затем оседают в виде осадков. Обращали внимание, какая пена на лужах остается после дождя? Особенно страшно, когда вредные выбросы впитываются в снег. И когда он весной тает, в воду столько нечистот попадает, что представить страшно”.
     Позапрошлой зимой московские власти пошли на беспрецедентный эксперимент: решили растапливать снежную кашу и очищать талую воду. А перед тем как отправить снег в печь, брали анализы на содержание в нем вредных веществ. Исследования показали: предельно допустимая концентрация в пробах нефтепродуктов была завышена в 19 000 раз, свинца — в 300 раз, меди — в 996 раз!
     Как говорится, люди, которые любят колбасу, не должны знать, как она делается. Но с водой-то сложнее — хочешь не хочешь, а пить ее приходится. Так что остается только надеяться, что власти найдут-таки деньги на наше здоровье. И будет московская вода, как ей и положено по учебнику химии, — без вкуса, без цвета, без запаха.
    


    Партнеры