Щупальцы голливудского осьминога

2 июня 2002 в 00:00, просмотров: 379
  Кое-кто заводит в качестве домашних любимцев собачек и кошек, на худой конец хомячков. А вот Николас Кейдж коротает время в своем доме в компании с двумя ящерицами, осьминогом, мертвой летучей мышью и человеческим черепом по имени Винсент. Компашка, конечно, довольно странная. Но зато Ник считает, что он никогда не будет перебарщивать с выпивкой или наркотиками, чтобы испытать острые ощущения. Видимо, расставленные по всему дому клетки с ящерицами, аквариумы с осьминогами и черепа на пару с дохлыми мышами и так достаточно сильно запугивают актера, когда ночью он идет на кухню выпить стакан теплого молока (судя по американским фильмам, это любимое ночное занятие всех жителей Нового Света).
 
   
     Вообще-то некий экстрим всегда был присущ Николасу. Когда ему было около 20 лет и он был уже весьма известен публике, о нем ходила масса слухов, и злые языки даже говорили, что популярность и известность ему сделали именно слухи, а не его роли. Так или иначе, но о нем, например, говорили, что для съемок в фильме “Птичка” Кейдж без анестезии позволил вырвать себе два зуба, чтобы как следует вжиться в роль. К сожалению, этот слух не подтвердился. Зато точно известно, что на съемках “Поцелуя вампира” он съел живого таракана и не поморщился. После выхода этой картины Николас в интервью для MTV уверял публику, что в его повседневном меню тараканы отсутствуют. В одной из сцен ему надлежало съесть сырое яйцо, но у актера появилась другая идея: “А почему бы не таракашки?”. Ник боялся насекомых тварей и таким образом надеялся расправиться со своими страхами и пощекотать нервы зрителю. Режиссеру идея понравилась, и он дал согласие, отсняв целых два дубля. После этого страх у него не прошел, но кошмары снились еще долго. В фильме “Коттон Клуб” он решил почувствовать, каково это быть гангстером и, чтобы постичь характер и нрав своего героя, взорвал улицу с помощью автомобиля с дистанционным управлением, что привело в негодование всю общественность.
     Маленький Николас Ким Коппола тоже был мальчишкой озорным, хулиганистым, но хилым. У него было два брата, Марк и Кристофер. Папаша Август Коппола был литературным критиком, мать Джой работала хореографом. На лето маленький Ник, чтобы не скучать дома, ездил к своему дяде Френсису в Сан-Франциско, где его всегда с нетерпением ждали двоюродный брат Рой и двоюродная сестрица София. Там, в Сан-Франциско, Николас неизменно устраивал веселье, которое частенько заканчивалось неприятностями. Однажды он натащил в комнату Роя разной пиротехники — петарды, всякие хлопушки, патроны, гранаты — и все это поджег. Результатом, конечно, стал пожар, к счастью, быстро потушенный. В другой раз он решил устроить костерок в комнате Софи, в общем, он не давал скучать своим близким. Благо денег у дядюшки Френсиса Форда Копполы, известного режиссера, было предостаточно, чтобы быстренько ремонтировать все следы игр племянника.
     С матерью Ник виделся мало: она страдала депрессией и часто лежала в больнице, а в 1976 году, когда мальчику было 12 лет, родители развелись. Позже Николас Кейдж говорил, что считает развод родителей одним из самых тяжелых воспоминаний своего детства. Общим решением дети остались с отцом. После этого семья переехала на время к дяде Френсису. Отец проводил много времени с детьми и племянниками, воспитывая их на классической музыке, литературе и фильмах. Там-то, в Сан-Франциско, и проявил молодой Кейдж свои врожденные актерские способности.
     В школе, куда он попал, одноклассники не очень-то жаловали его, такого маленького и хиленького. Бывало так, что и били. А наш вариант — “ты чего, козел, наехал, да мой дядя своих братков пришлет, они тебе и моргала выколют, и пасть порвут, всю жизнь на лекарства будешь работать” — в Америке не пойдет никак: за такие угрозы там можно и в места не столь отдаленные загреметь на долгий срок. Так что Ник запугивать никого не стал.
     Но однажды, когда утром в школьном автобусе мальчишки отобрали у него завтрак, чаша терпения переполнилась. Разъяренный Николас пришел домой, надел взятые из гардероба своего старшего кузена Роя джинсы и тяжелые ботинки, модно причесал волосы и для завершения картины нацепил темные очки. После этого, оставшись довольным переодеванием, он прямиком направился в тусовку, которая обидела его. Появившись там, он представился Роем, своим кузеном. Пообещав от его лица больших неприятностей своим врагам, если те еще хотя бы раз подойдут к маленькому Никки, будущий актер удалился. Эта первая роль удалась на славу: больше никто не трогал Николаса.
     Да, говорят, в что в Америке люди не отличаются высоким коэффициентом интеллекта, да и образование у них плохое. Но не может же быть такой тупости, когда из-за новых джинсов и солнечных очков человека не узнают. Хотя в бразильских телесериалах это происходит частенько: стоит какой-нибудь дикой Розе надеть парик, как все, включая ее мать, тут же перестают в упор узнавать ее. Но вот что-то слабо верится, что это может случиться и наяву.
     В 15 лет Николас решил стать актером. Просмотр фильма “Восток Эдема” с Джеймсом Дином в главной роли произвел большое впечатление на Ника, и он понял, что быть актером — его призвание. Да и своего отца хотел умаслить. Поэтому он поступает на летние курсы актерского мастерства в Сан-Франциско, а вернувшись в Лос-Анджелес, понимает, что прежняя жизнь ему просто осточертела: по сравнению с дядей Френсисом семья Николаса жила более чем скромно. Юный актер бросает школу, которую всегда ненавидел, и оправляется покорять Голливуд.
     Первым делом он меняет фамилию Коппола на псевдоним Кейдж. По одним источникам, он взял эту фамилию, восхищаясь авангардным музыкантом Джоном Кейджем, по другим — это имя одного из героев комиксов Люка Кейджа. До этого он “примерил” еще целый ряд имен: Блю — то был его любимый синий цвет; Фауст, Маскальзон — от итальянского “плохой парень”, как называла его бабушка; и еще несколько фамилий. В Голливуде он перебивается временными заработками, но на помощь племяннику приходит Френсис Коппола, который вводит Кейджа в актерскую среду. В начале он занимается чтением закадровых реплик во время прослушивания и проб. Его первым серьезным кинодебютом можно считать работу в фильме Копполы “Бойцовая рыбка”. Затем следует целый ряд удачных ролей, а уже в 1989 году Кейдж становится кандидатом на получение престижной премии “Золотой глобус” за роль в фильме “Лунный удар”.
     За несколько лет до этого ему сильно досталось от критиков, когда снималась лента “Пегги Сью выходит замуж”. Режиссером фильма был Френсис Коппола, и он позволил своему племяннику исказить характер персонажа. Кейдж играл, настолько не соответствуя задумкам авторов, что дядя Френсис был вынужден пригласить команду, снимавшую фильм, на ужин со спагетти и за ужином уговаривать всю компанию, настаивающую на уходе Кейджа, потерпеть. Критики не простили этого ни Копполе, ни его племяннику: один автор назвал Николаса “бородавкой на лице великолепного фильма”. Сам Кейдж не сильно расстроился, говоря, что по книгам Эдварда Манча он знает, как страдали люди за свое искусство. Ник остался доволен отснятым фильмом, но один факт все-таки омрачал его радость — дядя Френсис больше не приглашал Ника в свои фильмы.
     Звездный час актера наступил в 1995 году, когда Джессика Ланж объявила обладателя “Оскара” в номинации “Лучший актер” — Николаса Кейджа. Он вышел на сцену, задыхаясь, как марафонец, и выдавил из себя пару слов и фразу “Я тебя люблю”, относящуюся к сыну Уэстону (Уэстон родился 1992 году), и в этом же году 8 апреля Кейдж женился на Патрисии Аркетт (правда, матерью его ребенка была Кристина Фултон).
     В 1998 году открылась “звезда” Кейджа на Аллее звезд в Голливуде. В 2000 году Николас Кейдж начинает свою продюсерскую деятельность. Первым фильмом, который он берется продюсировать, становится “Тень вампира”. Гонорары Кейджа давно исчисляются миллионами. Например, за съемки в фильме “Без лица” он получает 6 млн. долларов, “Выбор капитана Корелли” приносит ему уже 7 млн., “Глаза змеи” — 16 млн., а за работу в блокбастере “Угнать за 60 секунд” — уже 20 миллионов. Будучи одним из самых высокооплачиваемых артистов, Кейдж не отказывает себе в роскоши — он имеет поместье в немецком стиле в Голливуде, апартаменты в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. Последнее время он особенно дружен с Джимом Керри, Чарли Шином и Томом Уэйтсом, а также поддерживает прекрасные отношения с кузиной Софи. Своим хобби он считает коллекционирование всевозможных комиксов. “Если бы я не был актером, то, возможно, попробовал бы себя в книжном издательском бизнесе”, — говорит Кейдж. Хотя на прямой вопрос, что бы он делал, не будь актером, он ответил, что ему нравится писать небольшие рассказики, был бы не прочь стать дизайнером автомобилей или главой компании, выпускающей музыкальные диски.
     Хотя Кейдж всегда был популярен у женщин — встречался с актрисой Дженни Райт, с Кристиной Фултон, казалось, нашел свое счастье, и им даже прочили славу идеальной голливудской пары, но брак распался; ему приписывают роман с Умой Турман и Пенелопой Крус — поговаривают, что Пе стала причиной развода Кейджа с Патрисией Аркетт в 2001 году; моделью Кристин Занг. После развода с Аркетт он завел роман с Лайзой Марией Пресли, но та бросила его, убежав к бывшему мужу. Хотя вроде бы они снова вместе. Во всяком случае, их неоднократно видели вдвоем, они постоянно перезваниваются, и Кейдж надеется вернуть Лайзу.
    


Партнеры