Пирамида Льюиса и мумия Тайсона

Фараон умер. Да здравствует фараон!

10 июня 2002 в 00:00, просмотров: 663
  Пирамиды имеют два назначения: они монументы величия и бессмертия, с одной стороны, и усыпальницы — с другой. “Пирамида” в Мемфисе, где в субботу, 8 июня, состоялся поединок Льюис—Тайсон на звание чемпиона мира в тяжелом весе среди профессионалов, имела для мира бокса такое же значение. Она стала монументом величия Леннокса Льюиса и мумифицировала Майка Тайсона...
 
    В отличие от легкомысленного Лас-Вегаса Мемфис выглядел в день поединка сурово. Усиленные меры безопасности привели к длинным очередям перед входом в “Пирамиду”. Даже участников поединка на ринг сопровождали только по шесть человек. Больше полиция не пропустила, опасаясь схватки двух лагерей на ринге. Да и сам ринг был рассечен на две части “берлинской стеной” охранников в желтых футболках. Такого история бокса не помнит! Рефери на ринге не разрешил соперникам даже поприветствовать друг друга касанием перчаток. Его напутствие звучало так: “Забудем, что было в прошлом”.
     Наконец “берлинская стена” на ринге “Пирамиды” последовала примеру своей большой сестры и тоже рухнула. Бой, которого ждали столько лет, начался.
     Как и следовало ожидать, Тайсон с места в карьер бросился в атаку, пытаясь нырнуть под длинные руки Льюиса и нанести ему свой коронный хук с левой руки. Льюис гасил атаки Тайсона колющими джебами и частым захватом, налегая на Майка всей тяжестью своего тела. Этим он не только сковывал Тайсона, но и физически утомлял его.
     Так проходил бой первые два раунда. Судья сделал Льюису два замечания за захваты. С третьего раунда стало ясно, что ставка Тайсона на быстрый нокаут будет бита. Льюис уверенно начал переводить поединок в свое привычное русло. Многочисленными джебами, которые рассекли Тайсону левый глаз, он сковывал его маневренность и все чаще пускал в ход апперкот с правой руки, самой убойной в современном боксе. Четвертый и пятый раунды позволили Льюису окончательно перехватить инициативу. Тайсон, видимо, понял, что проигрывает и что ему по технике не переиграть Льюиса. Он перестал наносить комбинационные удары и стал откровенно ожидать чудоспасительной “молнии” — возможности нанести один-единственный, но нокаутирующий удар.
     Однако такая примитивная стратегия дорого обошлась Тайсону. Он, по сути дела, превратился в тренировочный мешок, на котором Льюис демонстрировал свою отточенную технику и тактическое мастерство. Тщетно тренеры Тайсона умоляли своего бойца “вспомнить”, что у него есть ноги и голова, что надо больше работать ногами и больше увертываться головой от ударов Льюиса. Но гладко было на бумаге. А вот на ринге Льюис играл роль пикадора и бандерильера, которые обычно готовят быка к закланию матадором. В восьмом раунде Льюис наконец сменил пику и бандерильи на шпагу и переквалифицировался в матадора. И финал не заставил себя долго ждать. Сначала Льюис послал Тайсона в нокдаун, а на третьей минуте опрокинул Майка страшным ударом правой, да еще подтолкнул, как бы спроваживая в преисподнюю. Тайсон рухнул на пол, заливаясь кровью. Лицо его было ужасно. Оба глаза в крови; струйки крови текли изо рта, зачерненного “вставной челюстью”, применяемой для безопасности зубов.
     Льюис победил Майка нокаутом, еще раз подтвердив, что сегодня в мире нет ему равных. Устранив с боксерской шахматной доски последнюю фигуру — Тайсона, Леннокс Льюис наконец похоронил все сомнения, которые имелись в отношении него. Он наконец доказал, что последнее десятилетие в боксе было и остается “эрой Льюиса”.
     Поражение словно преобразило Майка Тайсона. Каннибал чудом, буквально на глазах, превратился в джентльмена. Сразу же после боя Тайсон произнес такую тираду: “Я снимаю шляпу перед Льюисом. Он великий и великолепный боксер. Я глубоко уважаю и Леннокса Льюиса, и его мать”. Затем Тайсон ласково потрепал по щеке Льюиса.
     В интервью на ринге Льюис сказал: “Тайсон правил миром в свое время. Сейчас миром правлю я”. В этой короткой фразе как в капле воды отразился и поединок в “Пирамиде” города Мемфис, и весь расклад современного бокса в его тяжелой весовой категории.
     Фараон умер! Да здравствует фараон!
    


Партнеры