Михаил Машковцев: Я как Ленин после введения НЭПА

Рыбные войны камчатского губернатора

25 июня 2002 в 00:00, просмотров: 237
  Полтора года назад на губернаторских выборах в Камчатской области мало кто ставил на победившего в итоге Михаила Машковцева, известного своими радикальными коммунистическими взглядами. С одной стороны, на предвыборной платформе кандидатов были энергетические кризисы, являвшиеся в условиях камчатской зимы настоящим бедствием, практически полностью остановившаяся промышленность и масса нерешаемых социальных проблем. С другой — десятки миллионов долларов, которые крутились в никем не регулируемом рыбном бизнесе, попасть в который было мечтой каждого “предпринимателя”. Победа на выборах коммуниста, члена ЦК КПРФ, изрядно расширила “красный пояс”. Но программа коммунистической партии никак не предусматривала, каким образом можно управлять проблемной высокодотационной областью...
    
     — Михаил Борисович, вы шли на выборы с программой, основанной на решении социальных задач. Но Камчатка — особый регион, где все проблемы переплелись в один тугой клубок. Каким образом он развязывается?
 
    — Камчатская область всегда была областью с моноструктурной экономикой. Как говорили в свое время, рыбный стол Советского Союза. Где-то около 70% рыбы, которая поступала в продажу в СССР, вылавливалось на Камчатке. Поэтому все остальные отрасли промышленности, расположенные у нас, были так или иначе связаны с обслуживанием рыбодобывающей промышленности. После перехода на рыночную экономику, когда каждый платит за себя, получилось, что сегодня в Красноярском крае себестоимость электроэнергии, кажется, 13 копеек киловатт-час, а у нас примерно 2 рубля 60 копеек. Выходит, что на Камчатке электроэнергия самая дорогая в России, чуть ли не самая дорогая в мире. Это делает всю нашу промышленность, кроме рыбодобывающей, неконкурентоспособной. Поэтому вся наша экономика держится только на рыбе.
     — Но как быть с теми обещаниями, которые вы давали в ходе предвыборной кампании?
    
— Когда я шел на выборы, то подчеркивал, что цены на электроэнергию будут расти, здесь нам ничего не сделать. Во-первых, потому что энергетика не в наших руках, во-вторых, потому что объективно денег брать на топливо будет негде. И первое, что я сделал, когда начал работать, — принял решение вдвое увеличить тариф на электроэнергию для бытовых потребителей. Это, как ни странно, вызвало волну критики со стороны наших ультрадемократов. Которые, собственно, к этой ситуации и привели. А тут сразу стали борцами за счастье народа, пытались даже на этой базе организовать отставку губернатора. Но люди достаточно легко поняли самое простое объяснение: лучше по 2 рубля, но со светом, чем по полтора рубля, но без электричества. Так что попытки организовать массовые протесты поддержаны не были. Несколько сложнее оказалась ситуация с переходом на федеральные стандарты по оплате жилищно-коммунальных услуг. Я действительно заявлял во время предвыборной кампании, что не допущу роста квартирной платы. Но переход на федеральные стандарты оказался неизбежным, потому что область высокодотационная. Вопрос правительством был поставлен ультимативно: если вы не переходите на федеральные стандарты, мы перестанем платить вам субсидии, дотации на жилищно-коммунальное хозяйство.
     — Возможно ли благодаря рыбному промыслу решить все вопросы, связанные с экономикой области?
  
   — Мы привлекли рыбаков к оплате топлива для камчатской энергетики. Взамен предоставляем льготы на добычу рыбы. И если бы сегодня мы имели те объемы квот на добычу, которые были, скажем, в середине 90-х годов (до миллиона тонн), то сейчас у нас не было бы вообще никаких проблем. К сожалению, 10 лет браконьерства очень существенно подорвали рыбные запасы, прежде всего в Охотском море. В этом году у нас квоты всего на 300 тысяч тонн. А введение общероссийских аукционов отобрало у нас 100% крабов, главного богатства Камчатки. Есть еще один серьезный вопрос. Камчатэнерго накопило с 95-го года долг в двести миллионов долларов. Это 2 годовых бюджета области. Лондонский арбитражный суд потребовал распродажи предприятия. Эти международные долги мы, конечно, погасить не в состоянии.
     — Каким образом договорились с рыбаками об оплате энергетики?
     — Мы заключаем с фирмами договоры займа. Берем у фирмы деньги в долг для завоза топлива. Но в договоре указано, что по предоставлении фирме оговоренного количества квот на добычу рыбы долг считается погашенным. Это не противоречит никакому закону. По сути дела, это действительно “продажа рыбы в воде”. То, что мы делаем, называется дифференциальной рентой, которую в любой развитой стране берет себе государство. Я уже неоднократно обращался с предложением в правительство, писал президенту о том, что вместо рыбных аукционов, которые сейчас проводятся, нужно ввести фиксированную плату за рыбные ресурсы. Территория может иметь право в каждой конкретной ситуации кому-то эту плату повышать, а кому-то оставлять узаконенную минимальную. Скажем, градообразующим предприятиям, предприятиям, несущим социальную нагрузку. И должны быть фиксированные отчисления с этой платы в федеральный бюджет. А все, что сверх того, остается в бюджете области. Тогда и область будет заинтересована взять как можно больше, но не снять с рыбаков последнюю шкуру. Как это сейчас нередко происходит на московских аукционах. В принципе с такими предложениями все соглашаются. Но пока дальше слов дело в общероссийском масштабе не идет.
     — И с такими предложениями вы не встречаете противодействия со стороны “рыбных генералов”?
     — Да, конечно, Камчатка самый богатый рыбный край. И к нам рвутся фирмы, желающие заняться промыслом, из любых регионов России. Благодаря московским аукционам это стало возможным. И сейчас я столкнулся с совершенно фантастической ситуацией, когда в область приехала довольно оригинальная проверка. Проверяющая комиссия полномочного представителя Президента Российской Федерации по Дальневосточному округу. Во главе с первым заместителем полпреда г-ном Апанасенко Геннадием Васильевичем, бывшим первым замом хабаровского губернатора. Приехал он с абсолютно тенденциозной установкой показать, что у нас с рыбной отраслью все плохо. Подписать заранее заготовленный акт о том, что мы неэффективно используем рыбное хозяйство. Самое интересное, что в его же акте отмечено: энергетика Камчатки выжила и существует благодаря эффективному использованию рыбных запасов. И тут же пишет, что рыбный департамент ничего не делает. Причина же “наезда” очень простая — я отказал всем хабаровским фирмам в выставлении их судов на приемку камчатского лосося. Идет настоящая рыбная война. В очередной приезд одного из представителей хабаровских фирм, которому было отказано в ловле рыбы, мне было прямо сказано:
     — Михаил Борисович, очень ответственные люди в аппарате полномочного представителя будут недовольны вашим решением.
     Через месяц появляется комиссия, и прямо в аэропорту Апанасенко заявляет, что он приехал наводить порядок! Что на Камчатке он потребует от губернатора снять несколько заместителей с должностей, и если это требование не будет выполнено, то губернатор будет отстранен от должности и введено прямое президентское правление. Ситуация фантастическая… Приезжает ответственный работник, первый зам. полпреда, и заявляет такие антиконституционные вещи. Заявляет, еще не познакомившись с обстановкой! Это же наглость, выходящая за все разумные пределы!
     — Вы, став губернатором, не приостановили членство в компартии, остались первым секретарем обкома. Как коммунист вы должны подчиняться программе партии, как губернатор вы видите, что реальная жизнь с ней часто не стыкуется...
     — Я всегда считался в ЦК одним из крайне левых ультрабольшевиков, по взглядам я таковым и остался. А вот по форме действий я считаю, что если губернатор будет заниматься организацией революции в своей области, то не президент, не администрация президента, не суд его уберет — его уберут люди через два месяца. Потому что при этом завалит всю хозяйственную работу. Значит, я должен сотрудничать с предпринимательскими кругами, и я должен создавать условия, благоприятные для работы честных предпринимателей, чем я и занимаюсь. Я еще раз подчеркну, что, оставаясь по убеждению сторонником развития социализма, я как губернатор должен работать в рамках действующих законов и выполнять законы российского государства. Это написано и в уставе, и в программе КПРФ. Другое дело, что как губернатор я действительно сейчас многое вижу несколько по-другому. Хотя, когда меня избрали, некоторые чиновники даже устроили демарш, хлопнув дверью. Я даже по телевидению выступил, сказал, что чувствую себя как Ленин в 18-м году: полная экономическая разруха и саботаж царских чиновников.
     — В декабре 2000 года вы себя чувствовали как Ленин в 18-м году, а летом 2002 года вы себя как чувствуете?
  
   — Как Ленин после введения нэпа. Экономическая ситуация остается очень тяжелой, но уже не катастрофической, стабилизировалась.
    


Партнеры