Три укола против одного

ЧАСТО ВИЖУ В ГАЗЕТАХ: “ГЕПАТИТ — ВСЕЛЕНСКАЯ КАТАСТРОФА!” А ЧУТЬ НИЖЕ, МЕЛКИМИ БУКОВКАМИ: “ПРИХОДИТЕ, МЫ ВСЕГДА РАДЫ ВАМ ПОМОЧЬ…” НУ И ЧЕМУ ЗДЕСЬ ВЕРИТЬ?..

1 июля 2002 в 00:00, просмотров: 279
  Михаил Иванович МИХАЙЛОВ, профессор, руководитель лаборатории Института эпидемиологии и вирусологии им. Н.Ф.Гамалеи РАМН, говорит, что печень, как и голова, — “предмет темный” и наукой до конца не изучен.
     Однако то, что сегодня известно науке, — “серьезный повод задуматься каждому из нас над своей судьбой и судьбами своих близких”.

     — Вы говорите, что много шума вокруг гепатита В. Значит ли это, что этот “черт” вовсе не так страшен?
     — Страшен. Даже очень. Как и любое другое серьезное заболевание. В России количество носителей этого вируса почти 5 миллионов человек!
     — Действительно катастрофа…
     — В том-то и дело, что нет. Катастрофа — факт случившийся, а у нас рост заболеваемости гепатитами можно остановить. Вот об этом почему-то говорят очень мало. Больше пугают... Слово “гепатит” читают как “приговор”: что “В”, что “С” исход один — смерть…
     — А в чем разница? Я имею в виду все эти буквенные обозначения. Ведь слово гепатит обозначает воспаление печени, как пневмония — воспаление легких…
     — Правильно. Но и легкие, и печень, и… горло могут воспалиться по разным причинам. Хотя с гепатитами действительно немного сложнее. С поражением печени протекают многие заболевания. Вирусные, микробные, неинфекционные...
     Гепатиты, о которых вы спрашиваете, врачи выделяют буквами только потому, что вирусы, их вызывающие, размножаются в самой печени. Для которых она — дом родной.
     — То есть для “А”, “В”, “С”…
     — Е, Дельта, G, Ttv, Sen… И многих других. Только располагать их принято в другом порядке.
     А и Е — гепатиты энтеральные, заражение которыми происходит через пищу и воду, если они заражены вирусами. Другими словами, мы их кушаем.
     В, С, Дельта, G, Ttv, Sen — парентеральные. Для того чтобы вызвать заболевание, они должны попасть непосредственно в кровь человека. Скажем, при пользовании общим нестерильным медицинским инструментарием, половом контакте, приеме наркотиков и пр.
     Кроме того, есть вирусы, которые еще не открыты... Но об их существовании мы точно знаем. Так вот, эта группа называется “ни А, ни G”.
     — И какой из них самый опасный?
     — Я бы так вопрос не ставил. И вот почему. Гепатит, чем бы он ни вызывался, как-никак поражение печени. И самый “безобидный” энтеральный гепатит А может вызвать серьезные осложнения и даже смерть. По данным ВОЗ, 0,05% случаев этого заболевания заканчивается летальным исходом.
     — Другими словами, из десяти тысяч человек умирает только пять больных…
     — Совершенно верно. Показатель летальности, можно сказать, невысокий. Но вряд ли найдется человек, который захочет оказаться одним из этих “только пяти”… К тому же количество случаев гепатита А в нашей стране в последнее время становится все больше и больше.
     — С чем это связано?
     — В первую очередь, с законами эпидемиологии. Для вируса характерны циклы подъема и спада активности с периодом в 5—6 лет.
     Во-вторых, с относительной экономической и политической стабилизацией в стране. Два-три года назад, когда подавляющее большинство наших граждан не могли позволить провести отпуск на юге или совершить поездку за рубеж, гепатит А тоже был “невыездным” и эпидемической опасности не представлял.
     Сегодня увеличение случаев энтерального гепатита А происходит на фоне неуклонного роста и парентеральных, то есть В и С гепатитов… Все чаще и чаще выявляются случаи, когда один гепатит “наслаивается” на другой или же ими заболевают люди с хроническими инфекционными болезнями, онкологическими, неврологическими, эндокринологическими и пр. Поэтому растет число неблагоприятных исходов.
     — Но ведь хорошо известно, что чаще других гепатитом В болеют наркоманы, люди молодые...
     — И да и нет. Достаточно один раз попробовать наркотик и отказаться от него, а в крови уже будет вирус гепатита В и С. Подчеркиваю, человек совершенно не обязательно должен быть наркоманом, чтобы заразиться.
     В моей практике были молодые ребята и девчата, которые “немного кольнулись”. Как говорится, из любопытства. Многих из них спасти, к несчастью, не удалось...
     — Странно. Врачи утверждают, чтобы чем-то заболеть, нужно получить большую дозу вирусов или микробов. Если их количество будет недостаточным, ничего плохого не случится. Даже СПИДом заражаются иногда через несколько месяцев, а то и лет постоянных “упражнений”. А тут…
     — Когда читаю студентам лекции, часто привожу один не совсем корректный, но очень запоминающийся пример. Меня спрашивают: Михаил Иванович, какое количество В-инфицированной крови должно попасть в здоровый организм, чтобы произошло заражение? Отвечаю: возьмите 10 миллилитров сыворотки больного. Затем вылейте ее содержимое в бассейн “Олимпийский”. Размешайте хорошенько воду лопатами, а потом наберите в стерильный шприц те же 10 миллилитров воды. Так вот этого будет вполне достаточно...
     — А что происходит после заражения?
     — Бывает по-разному. Все зависит от того, какой из парентеральных вирусов попал в кровь (их может быть несколько) и состояния иммунитета человека. Любые вирусные гепатиты (кроме тех случаев, которые протекают с желтухой: желтые кожа и белки глаз, темная моча, светлый стул...) могут никак не проявляться. И диагноз ставится только при помощи специальных тестов.
     — И если тест положительный?
     — В медицине принято говорить о пяти основных последствиях заражения: острый гепатит, хронический гепатит (если болезнь длится более 6 месяцев), цирроз печени, первичный рак печени и вирусоносительство.
     — То есть наличие вируса в крови еще не значит, что человек обязательно заболеет?
     — Обнаружение вируса всегда подтверждает болезнь! Получив такой результат, нужно обязательно идти к врачу-инфекционисту, врачу-гепатологу. И чем раньше, тем лучше. Дело в том, что деление гепатитов на “болезнь” и “носительство” достаточно условно. Если мы возьмем на обследование “здорового носителя” вируса гепатита В, мы обязательно определим у него те или иные нарушения со стороны печени. Другое дело, что они во многих случаях протекают бессимптомно, и вирусоноситель может ничего этого не чувствовать.
     — И как долго?
     — Иногда всю жизнь.
     — А если заболеет сразу?
     — Тогда, будем надеяться, выздоровеет, получит длительный иммунитет и тема, что называется, будет закрыта.
     — Получается, что самые опасные последствия вируса в крови — рак и цирроз?
     — Я ждал, что вы именно так скажете… Именно так рассуждает большинство наших людей. Поэтому-то мы только и боимся что рака да цирроза. Да, действительно, 80% всех первичных раков печени — “на совести” вируса гепатита В. Но, с другой стороны, вы забываете, что и вирусоносительство, и острая форма В-гепатита также приводят к серьезным последствиям для здоровья и также становятся причинами смерти.
     Врачам хорошо известна молниеносная форма острого В-гепатита, при которой печень за считанные часы тает, “как кубик сахара в чае”. Спасти такого больного в самой современной клинике сегодня практически невозможно.
     Вирусоносительство может обострять другие заболевания, ухудшая их течение и прогноз. Сегодня учеными разных стран уже доказано, что вирусоносительство усиливает метастазирование рака, делает эту болезнь более агрессивной…
     — А бывает обратное? Когда вирус гепатита улучшает течение какой-нибудь болезни?
     — Интересный вопрос… Да, недавно такой факт был обнаружен. Не вдаваясь в подробности, скажу так: если у больного ВИЧ-инфекцией в крови есть вирус гепатита G, то СПИД протекает в более легкой форме… Не исключаю, что если найдется механизм антагонизма между этими двумя вирусами, это поможет в создании нового лекарства от СПИДа или гепатита…
     — Вы хотите сказать, что эффективного лекарства от гепатита тоже нет?
     — Нет, я не хочу, чтобы меня так поняли. Прогресс, достигнутый в лечении гепатитов, огромен. Если еще десять лет назад мудрые врачи-клиницисты старались не давать нашим больным вообще никаких лекарств, потому что не было препаратов, оказывающих влияние на вирус, то сегодня они существуют. Внедрение в клинику интерферона и других лекарств, снижающих размножение вируса в печени, — огромное достижение медицинской науки.
     Однако хочу повторить истину, набившую оскомину: предупредить болезнь проще, надежнее и дешевле, чем лечить. А для этого у нас сегодня есть все возможности. В первую очередь это вакцинация. Вакцина против гепатитов А и В дает стойкий эффект длительностью в 12—16 лет.
     — А кроме вакцин? Сегодня от всех болезней рекламируют бионормалайзер, циркониевые браслеты, японские препараты на травах…
     — Честно скажу, ничего не имею против всего перечисленного, потому что плохо знаю, что это такое. Однако, насколько мне известно, ни на одной научно-практической конференции, ни на одном конгрессе эти слова в сочетании с гепатитом не звучали…
     — Понятно. Значит, если болен — лечиться, если нет — вакцинироваться.
     — Безусловно. В нашей стране уже применяется так называемая универсальная тактика вакцинопрофилактики. Помимо всех новорожденных, она охватывает подростков 13—14 лет.
     Но этого явно недостаточно.
     Чтобы остановить в России рост заболеваемости гепатитами, необходима массовая вакцинация. А проще говоря, наша активная гражданская позиция.
    





Партнеры