Русский стиль

Влад Уортон, промоутер Кости Цзю, дал эксклюзивное интервью “МК”

5 июля 2002 в 00:00, просмотров: 540
  Все-таки не жалуют Россию люди такого высокого полета. Приезд промоутера Константина Цзю в Москву подарил нам шанс увидеть и самого боксера в Первопрестольной. Наверное, нескоро, где-то в январе... Пока же идут переговоры, лучше ничего не загадывать — бизнес есть бизнес. По-другому профессиональный бокс не назовешь. Спонсоры, телевидение, ставки, договоры... “Все смешалось в доме Облонских”. Правда, мы только осваиваем подобного рода коммерцию и поэтому смотрим на нее широко раскрытыми глазами. Влад Уортон на вопросы с финансовой подоплекой отвечает спокойно — на Западе, где он работает, профессиональный бокс поставлен на такую широкую ногу, что спрашивать про зарплату боксеров просто неприлично.
     Что кривить душой, не очень-то верилось в реальную возможность привезти в столицу абсолютного чемпиона мира по всем трем версиям.
   
  — Я очень положительно отреагировал на предложение Эдмуна Чеславовича провести бой в Москве. Ведь и я, и Костя — русские. Эта встреча станет самым грандиозным событием в истории отечественного бокса. Уникальность его еще и в том, что фанаты бокса смогут увидеть Костю на родине в защите звания абсолютного чемпиона мира. Его карьера тоже не вечна, на каком-то этапе она приблизится к своему логическому концу, — моментально отреагировал на мой скептический взгляд Влад Уортон.
     — Сейчас вы говорите как Костин друг, но что вы скажете как профессиональный промоутер?
     — Все зависит от нас и наших сотрудников здесь, в России. Во-первых, мне надо как-то уговорить приехать телекомпанию “Шоу-тайм”. Они у вас никогда не были, и предложение может их шокировать. Во-вторых, разница во времени — ощутимая проблема. Оборудование опять же: у них система SECAM, у вас — PAL... Впрочем, я как организатор могу сказать: если все вопросы будут закрыты, то бой состоится.
     — Интересно, над какими вопросами вы уже поработали?
     — Были в “Олимпийском”. Великолепный стадион, один из лучших в мире. Прошли переговоры с телевидением. Весьма положительно. Главное, что Костя заинтересован.
     — Кстати, а как вы с ним познакомились?
     — Совершенно случайно. Я смотрел, как он выступал на чемпионате мира в 91-м году, и еще тогда подумал, что вижу лучшего боксера как среди любителей, так и среди профессионалов. Потом, когда у него был профессиональный дебют, после боя я подошел с поздравлением. Мы разговорились, познакомились. С тех пор вместе, уже лет десять.
     — Вы уже тогда были промоутером?
   
  — Нет, я стал им в прошлом году. У Кости сначала работал менеджером. А когда ушел Билл Морди, работавший до меня, я провел с Костей первый промоушн. Подошел к этому делу творчески. Считаю, что создал новый стиль промоутера, который не сидит на одном месте и не смотрит, как проходит бой. Я, например, должен пройти в зрительный зал, пожать руки болельщикам не только в первом, но и в последнем ряду, поблагодарить, что пришли.
     — Почему же вы официально зарегистрировались только в 2001-м?
  
   — Горжусь, что стал первым русско-австралийским промоутером в Лас-Вегасе, штат Невада. Процедура получения прав длится 8 месяцев. Для начала ты должен заполнить анкету на 50 листов. Больше полугода она проверяется. У тебя даже отпечатки пальцев снимают, чтобы установить, не относишься ли ты к криминальным персонам. В итоге, если все нормально, выдают рецензию, по которой комиссия определяет, достоин ли ты звания промоутера... Мне потом ее председатель говорил, что у меня была одна из лучших анкет. Очень приятно...
     — Возвращаясь к Биллу Морди. Часто ли промоутер обманывает боксера?
     — Деньги — это дьявол. Такие случаи бывают не только в боксе. Государственные чиновники тоже иногда воруют. Есть промоутеры, которые сочетают в себе и отрицательное, и положительное, но считаются великими. Как Дон Кинг. У него есть чему поучиться.
     — Вы знакомы с Доном Кингом?
 
    — Очень хорошо. Человек-трудоголик даже в свои 73 года. Правда, сейчас начал сбавлять темп. Но до сих пор его закон — это закон джунглей. Он уважает только силу, с ним всегда надо вести себя жестко. Если вы вчера проиграли, то сегодня он может вас покинуть. Но я его уважаю как человека, который достиг в этой жизни того, чего хотел достичь. Дружу с его сыном, моим ровесником. А с Доном у меня были сделки. Что могу сказать? Пока все пальцы целы.
     — ?!
 
    — Шутка такая профессиональная. Когда здороваешься с тем, с кем не надо, — остаешься без пальца.
     — Говорят, боксеры не любят Кинга?
    
— Кто-то ненавидит, кто-то обожает. Многих боксеров он сделал миллионерами. Скольких оставил нищими — я не знаю.
     — Вот и Тайсона тоже кто-то любит, кто-то нет. Даже после его последнего поражения.
 
    — Тайсон остается героем. Многие фаны помнят его с 16 лет, когда он бил всех, был самым сильным человеком на планете. Но прошло 16 лет, Майк побывал в тюрьме. Это сильно меняет людей! Он уже не тот... Мне кажется, на ринг против Льюиса он выходил с не очень-то большим желанием. Сказался нервный срыв на пресс-конференции, когда Майк пытался ударить Леннокса. Но на ринге он выстоял как мужчина. И после боя был спокоен. Я знаю Майка! В обычной обстановке он любит пошутить, очень добрый, немалые суммы тратит на детей улиц. Он же сам оттуда и лучше нас с вами знает, что это такое. Только о его благотворительности почему-то не пишут.
    


Партнеры