Рейтинг слухов

8 июля 2002 в 00:00, просмотров: 409
ЦИТАТНИК
     Василий ШАНДЫБИН, депутат Госдумы:
     “У меня работа очень напряженная, и тоже, как любой мотор, у человека изнашивается все — и сердце, и другие органы”.
    
     Владимир ЖИРИНОВСКИЙ (о том, как он хотел бы провести отпуск):
   
  “Идеальный вариант — вообще бы какой-нибудь остров, как Робинзон. Чтобы половить там какую-нибудь Пятницу или какую-нибудь супружескую пару, с ними побалдеть, вместе позавтракать, поваляться, пошутить”.
    
     Александр ХЛОПОНИН, губернатор Таймырского автономного округа:
  
   “Я не удивлюсь, если среди кандидатов на пост губернатора Красноярского края появится какой-нибудь негр по фамилии Хлопонин”.
РОССИЯ ПРОЛОББИРУЕТ ДОПИНГ
Источники в спортивных кругах
     Легендарный австралийский бегун, рекордсмен и чемпион мира Рон Кларк выступил в защиту допинга. По мнению спортсмена, употребление отдельных допинговых препаратов, не наносящих вреда здоровью, следует разрешить.
     Реакция мировой спортивной общественности на сей счет пока неизвестна. Зато, по слухам, инициативу Кларка собираются поддержать некоторые спортивные федерации России. В частности, они намерены пролоббировать предложение Кларка в Международном олимпийском комитете. Поводом для подготовки к столь активной деятельности будто бы стали последние скандалы на Олимпиаде и в художественной гимнастике — как известно, тогда нескольких российских спортсменок поймали на употреблении допинга. А гимнасток Алину Кабаеву и Ирину Чащину даже временно дисквалифицировали. В настоящее время “нечестные” спортсмены участвуют в судебных разбирательствах, но российским спортивным боссам, понятное дело, хочется “разборки” замять. И лучший тому способ — добиться узаконивания допинга.
ИЗ КАЛИНИНГРАДА ПРОРОЮТ ТУННЕЛЬ
Правительственные кулуары
     Калининградский вопрос стал камнем преткновения между Россией и ЕС. Они хотят ввести для калининградцев дешевые визы, которые были бы по карману каждому, кто хочет выехать в “большую Россию”. Мы не соглашаемся и требуем безвизовой системы. Споры длятся достаточно долго, но консенсусом не пахнет и по сей день. Неофициальные источники утверждают, что в недрах российского правительства уже созрел вариант, который может устроить всех. И вариант этот — рытье подземного туннеля с последующим пуском подземных же поездов, следующих из Калининграда до “большой земли” и обратно. Причем без остановок. Тут странам ЕС особо и придраться не к чему: потока нелегалов, следующих этим маршрутом, бояться будет не нужно (куда ж из-под земли “бечь”), визы за подземное пересечение территорий тоже нет смысла требовать. Правда, по какому именно пути будет проложен туннель, пока не решено. По слухам, рассматриваются два варианта. Первый — прорыть “подземелье” через территорию Польши к Белоруссии (протяженность такого пути составит 60—80 км) или через литовскую границу — все к той же “вотчине” Александра Лукашенко (около 100 км), а уже оттуда — на обычном поезде в Россию.
     Вариант №2 — прорыть туннель прямо из России в Калининград, но тогда придется “пропахать” значительную часть территории Литвы. И составит этот путь более 300 км. Какому варианту будет отдано предпочтение, сказать пока сложно.
ВЛАСТИ ПЫТАЮТСЯ СОХРАНИТЬ ЛИЦО ВОЕННЫХ СУДОВ
Слухи из судебных коридоров
  
   Новый поворот в деле полковника Буданова стал настоящей сенсацией. На процессе уже закончились прения, и это означало, что суд собирался удалиться в совещательную комнату — составлять приговор.
     Казалось, оправдательный приговор неминуем, как вдруг новый гособвинитель Владимир Милованов, сменивший на посту Сергея Назарова, делает заявление о том, что обвинение изменило позицию “в части оценки деяний” подсудимого. И требует провести еще одну психиатрическую экспертизу. Суд, поначалу отказавший Милованову в ходатайстве, на следующий день неожиданно изменил свое мнение и решил, что новая экспертиза действительно необходима. С чего бы это?
     По слухам, столь неожиданный поворот напрямую связан с завершением процесса об убийстве Дмитрия Холодова. Как известно, Московский окружной военный суд освободил обвиняемых за недоказанностью преступления. Это вызвало огромный общественный резонанс и, как следствие, волну упреков в адрес военных судей — которые, получается, ни при каких, даже самых отягчающих обстоятельствах своих “не сдают”. По слухам, судейское руководство решило не накалять страсти до предела, и поэтому в деле Буданова была “стерта” уже почти поставленная точка. Меж тем, как утверждают слухмейкеры, не факт, что новая экспертиза признает Буданова вменяемым. Возможно, это просто способ оттянуть время с тем, чтобы возмущенное общество успокоилось.
РОССИЙСКИХ ПИЛОТОВ ХОТЕЛИ ПОДСТАВИТЬ
Группа по расследованию причин катастрофы
 
    Туман, покрывавший причины столкновения российского “Ту-154” и грузового “Боинга-757”, летевшего из Бахрейна, начинает постепенно рассеиваться. По крайней мере несколько факторов указывают сейчас на то, что в значительной мере вина за происшедшее лежит на швейцарских диспетчерах, слишком поздно предупредивших российских пилотов о возможном столкновении и отдавших приказ снижаться всего за 44 секунды до катастрофы вместо положенных полутора минут. Хотя изначально швейцарская сторона утверждала, что сделала предупреждение как раз-таки за полторы минуты, но российский экипаж не реагировал. Присоединились к обвинению в адрес россиян и немцы.
     По слухам, первоначальные “наезды” на российских пилотов были инициированы представителями “Боинга” и компании DHL, которой принадлежал разбившийся грузовой самолет. Машина будто бы была неисправна, и это обстоятельство руководство “Боинга” рассматривало как серьезную угрозу репутации компании. Что касается DHL, то ее репутации тоже пришлось несладко. Особенно после того, как родственники одного из разбившихся на “Боинге” пилотов признались СМИ, что мужчина мечтал погибнуть в авиакатастрофе. Это породило новый всплеск слухов, на сей раз связанных с тем, что второй пилот был камикадзе, каким-то образом заставивший своего товарища пойти на намеренное столкновение. Понятно, что вышеописанные обстоятельства не обрадовали ни “Боинг”, ни DHL, руководители которых решили объявить виновниками катастрофы россиян. И если бы не вскрылась безалаберность диспетчеров, то “российская” версия могла бы стать основной.
СЕЛЕЗНЕВ И ТУЛЕЕВ “АТАКУЮТ” КПРФ
Думская молва
  
   После исключения из КПРФ Геннадий Селезнев так и не сделал заявления о том, какой путь он предпочтет на парламентских выборах. Останется ли его движение “Россия” в составе НПСР и, соответственно, пойдет на выборы вместе с коммунистами, перерегистрируется ли “Россия” в партию и “отправится” на предвыборную кампанию самостоятельно или же скооперируется с каким-либо иным политическим объединением.
     По слухам, соцпартию, о которой идет речь, возглавит кемеровский губернатор Аман Тулеев, в свое время также разорвавший отношения с КПРФ. Войдет в новообразование и Светлана Горячева. Соответственно, примкнет к партии и Селезнев во главе с “Россией”. И пойдут они на выборы рука об руку. Как утверждают слухмейкеры, финансирует проект Кремль, считающий, что с помощью партии соцнаправленности можно отобрать у “красных” определенный процент голосов. Причем голосов избирателей не столь левых взглядов, как коммунисты, а тяготеющих ближе “к центру”. Людей, которые голосовали за КПРФ потому, что ниша, которую могла бы занять партия менее радикальная, была пуста (за исключением разной политической “мелочи”). Теперь есть вероятность, что ее займут. Вот только для того, чтобы за партию голосовали, нужно ее как следует раскрутить — это раз. И успеть зарегистрировать, чтобы получить право на участие в выборах, — это два. Для того и для другого времени осталось очень мало.
ЛАБОРАТОРИЯ СЛУХА
     На прошлой неделе Белоруссия отмечала День независимости и принимала новый гимн. “Независимая газета” пишет, что Лукашенко, принимая текст гимна, убрал строчку “Мы бяларусы з братняю Руссю”. Наблюдатели также отметили, что Лукашенко, выступая с речью в честь Дня независимости, впервые не обратился к России как к ближайшему союзнику Белоруссии, зато очень часто говорил о том, что “независимость Белоруссии превыше всего”. Чем объяснить такое радикальное изменение позиций? Играет ли Лукашенко просто на свой имидж или условия, предлагаемые Россией, действительно неприемлемы для него? Ситуацию комментируют наши эксперты.
    
     Игорь БУНИН,
     генеральный директор Центра политических технологий:

     — Дело в том, что стороны давно преследовали разные цели. Для Белоруссии возможно только конфедеративное устройство, где она сохраняет суверенитет и свободу рук. Не по типу Советского Союза, который был унитарным, тоталитарным и т.д., а как, например, конфедерация Сербии с Македонией. Потому что в этом случае минская элита сохраняет свою автономию, свои внешнеполитические позиции, она не растворяется и не теряет статус. Во всех остальных случаях она этот статус теряет. Но все конфедеративные системы — мертворожденные, они неизбежно разваливаются. Помните, как Египет пытался объединиться то с Сирией, то с Ливией, и все это рассыпалось...
     Хотя в принципе идея была провозглашена Ельциным как объединительный процесс конфедеративного типа, но подспудно все рассматривали ее как постепенное поглощение Белоруссии Россией. Сейчас Путин, подходя ближе к возможности некоего конфедеративного устройства, осознал все опасности (президент, два вице-президента, сама фигура Лукашенко, право вето и т.д.). И тогда он четко обозначил одну только линию: включение Белоруссии в состав России, фактически на правах региона. При таком раскладе вся минская элита останется на свалке истории. Поэтому я думаю, что это не шантаж со стороны Лукашенко, а осознание того, что по этому пути у него дороги нет. Для него это путь в никуда.
    
     Вячеслав НИКОНОВ,
     президент фонда “Политика”:

     — Лукашенко известен как человек, который делает достаточно резкие заявления, а потом делает отступления в пользу противоположного мнения. Я не знаю, сколько в его высказываниях политики, а сколько популизма. Для меня очевидно, что причина нынешнего кризиса в том, что в ходе встречи в Санкт-Петербурге Путин предложил Лукашенко достаточно радикальную объединительную схему. Которую Лукашенко не принял, опасаясь утраты своих позиций в Белоруссии, а в перспективе — потери Белоруссией статуса суверенного государства. Вот и вся подоплека этих высказываний. Если раньше Белоруссия выступала инициатором объединения больше, чем Россия, то сейчас Россия готова идти на более высокую степень интеграции, чем Белоруссия. Произошло изменение позиций российского руководства, которое очень сильно обеспокоило белорусскую элиту. Я считаю, что Путин прав, предложив более продвинутую схему интеграции, потому что в последние годы все это просто было топтанием на месте.
     Другой проблемой белорусско-российских отношений, может, самой главной, я вижу то, что не существует реального поэтапного плана создания союзного государства, не определены конечные планы. А когда не знаешь, в какую сторону плывешь, то ни один ветер не будет попутным. И сейчас нужны не разговоры и обмены обвинениями, а серьезная совместная работа по определению стратегии объединения с целью ответить на вопрос: чего же мы все-таки хотим? Я считаю, что интересам обеих сторон отвечает как можно более тесное объединение — во всяком случае, между русскими и белорусами разница меньше, чем между восточными и западными немцами или южными и северными японцами...
    
     Игорь ЯКОВЛЕВ,
     вице-президент Российской ассоциации политической науки:
 
    — Союзное государство существует как факт после подписания Ельциным и Лукашенко договора о его создании в 1999 году. Для того чтобы конституировать это государство, необходимо (в соответствии с договором) провести референдум для принятия конституционного акта, а затем — конституции союзного государства. Договор 99-го года предполагает создание унитарного государства, куда входят Белоруссия и Россия на правах суверенных членов. Но в данном случае возникает парадоксальная ситуация. Очень часто “суверенитет” и “независимость” путают как понятия.
     Стоит отметить, что в свое время Александр Лукашенко пришел к власти на волне ностальгии белорусского населения по СССР. Выборы 2001 года тоже проходили под этим знаком. После чего надобность в союзном государстве как в политически привлекательном элементе для избирателей фактически отпала. В этой связи в начале нынешнего года появился документ “Принципы конституционного акта союзного государства”, подписанный заместителем руководителя администрации президента Белоруссии Леонидом Козиком. В нем впервые белорусская сторона указала, что союзное государство является не государственным образованием, а “межгосударственным образованием нового типа”. Я как член экспертной группы по разработке конституционного акта союзного государства не раз обращался к Козику с просьбой разъяснить, что же такое “межгосударственное образование нового типа”, потому что теория такого не знает. Ответа я так и не получил.
     В любом случае можно с уверенностью говорить о том, что государство в какой-то форме будет существовать. Но Москва предлагает консолидированную форму, а Минск (после победы Лукашенко на выборах) — мягкие формы межгосударственного объединения. Документ Козика явился первым предложением по ревизии договора 99-го года.
    


Партнеры