Три рассказа о Сталине

Российско-грузинские отношения испортились из-за танцев

11 июля 2002 в 00:00, просмотров: 421
  Среди наших читателей есть множество совершенно удивительных людей. Например, автор этой статьи Леонид Николаевич Карцев, бывший главный конструктор Уралвагонзавода, создатель танков “Т-55”, “Т-62”, “Т-72”. Он — просто кладезь интереснейших историй.
  
  
     У командующего сухопутными войсками И.Г.Павловского служил в 70-е годы адъютантом полковник П.М.Симченков. В Великую Отечественную войну он был ранен в ногу и немного прихрамывал. После ранения он попал в Генштаб. Когда я, будучи заместителем председателя НТК ГБТУ, изредка приходил к Павловскому с каким-то делом, а у него кто-то был, Петр Михайлович обязательно что-то рассказывал. Мне запомнились три его рассказа о Сталине, которым я верю и которые хочу поведать читателю.
* * *
     Летом 1943 года, после Курской битвы, штаб Воронежского фронта прислал донесение, в котором говорилось и о трофеях, где фигурировало 100 немецких тяжелых орудий. Прочитав это донесение, Сталин сказал: “Товарищ Василевский*, 100 орудий — мы можем из них сформировать тяжелый артиллерийский полк. Запросите, сколько взято к ним снарядов”.
     Когда связались со штабом фронта, оказалось, что захватили только 10, а не 100 орудий... Ошибка произошла где-то при печатании или расшифровке. Когда Василевский доложил об этой ошибке, Сталин сказал: “Я понимаю, что ошибку сделала какая-то девица, но направленец, который принял этот доклад, должен был подумать о правильности этой цифры и ее перепроверить. Ведь захватить 100 пушек не так просто. Пошлите его на фронт. Там он поумнеет”. Что и было сделано.
* * *
     После войны начали расквартировывать войска на постоянное местожительство. Один танко-самоходный полк расквартировали в Тбилиси.
     Командовал полком 27-летний холостяк, Герой Советского Союза, подполковник. Однажды вечером он с порученцем пошел в парк на танцы. Танцплощадка была под навесом. Во время танцев ему понравилась какая-то симпатичная грузинка. Он станцевал с ней несколько раз, но к нему подошли грузины и предупредили: “Если ты еще раз ее пригласишь на танец, мы тебя побьем”. Он не принял всерьез их угрозу... И грузины побили подполковника, а заодно и его порученца.
     Придя в полк, подполковник объявил тревогу, вывел самоходки в парк и дал команду: “По крыше танцплощадки — огонь!” После этого залпа все танцующие разбежались. Убитых и раненых не было.
     На другое утро первый секретарь компартии Грузии доложил об этом событии Сталину, который поручил расследовать этот случай маршалу Василевскому.
     Сведения оказались достоверными. В Генштабе для доклада Сталину подготовили два варианта наказания провинившегося: первый — понизить в звании до майора и послать служить командиром батальона, второй — лишить звания Героя Советского Союза, разжаловать до лейтенанта и послать служить командиром взвода.
     Когда Василевский доложил результаты проверки и предложения Генштаба, Сталин сказал: “Товарищ Василевский! Что бы вы сделали на месте этого командира полка?” Василевский ответил: “То же самое, товарищ Сталин!”
     — Тогда зачем же портить жизнь прошедшему от Сталинграда до Берлина Герою Советского Союза из-за каких-то паршивых грузин?.. У вас есть еще такие полки?
     — Есть, в Прикарпатье.
     — В течение 24 часов поменяйте командиров полков.
     Это приказание было выполнено с радостью.
* * *
     В 1951 году у Курильских островов прошло цунами, которое снесло на одном из них расквартированный в 1945 году пехотный полк. При докладе об этом событии Сталину Василевский сказал, что номер полка сохранился, так как знамя полка вытащил из воды один сержант. Сталин сказал: “Это же героический поступок! Давайте присвоим этому сержанту звание Героя Советского Союза. Пусть молодежь знает, что и в мирное время можно стать Героем. Готовьте представление”.
     Перед тем как писать представление, сержанта спросили, как он спас знамя. Он рассказал: “Я стоял на посту у знамени. Вдруг меня накрыло водяным валом. Я потерял сознание, очнулся на берегу моря, рядом со мной лежало знамя. Я его поднял и принес в часть”. Все были в растерянности, так как сержант никакого героического поступка не совершал. Василевский доложил об этом деле. Сталин сказал: “Какие же у нас несовершенные законы! Был бы этот парень мошенником, наговорил бы разных сказок, мы бы дали ему Героя, а тут честный человек — и мы не можем. Товарищ Василевский, наградите его своей властью”.
     Спасатель был награжден именными часами и месячным отпуском для поездки к родным, в Рязанскую область.
    
     * Маршал Василевский тогда был начальником Генштаба.
    


Партнеры