Над седой равниной моря

1 августа 2002 в 00:00, просмотров: 248

Детей выпустили на волю. Лето. Они мирно и не очень мирно пасутся на травке или на пляжах. Однако скоро, ох как скоро их опять загонят в жадно распахнутые двери школы.
Что они там делают? Или что там с ними делают?
Раньше считалось, что дети там приобретают «багаж знаний», который поможет им в дальнейшей жизни зарабатывать больше, чем без этого багажа. И этот багаж в нашей советской школе был потяжелей, чем в американской. Из этого делался вывод – наша школа лучшая в мире. Но оказалось, что тяжесть багажа не является таким уж преимуществом в современном бизнесе. В каком же смысле наша школа – теперь уже российская – лучшая в мире? А ни в каком.
Учителя жалуются, что им мало платят. А за что платить?
Мы готовы платить за начальное образование порядка 30% сверх бюджетного финансирования. Здесь нет проблем. Мы понимаем, что читать-писать, считать и уметь вести себя в обществе себе подобных необходимо каждому ребенку. Кроме того, мы готовы платить 25% сверх бюджетного финансирования за подготовку ребенка к поступлению в вуз. Тоже понятно. «Корочки» диплома пока что-то значат.
А еще за что платить?
Мы готовы платить за то образование, которое дается вне школьной системы. Его формы разнообразны. Его цели понятны и каждый раз могут быть нами оценены. Выбор свободен. Каждый раз речь идет не о «багаже знаний», а о знакомстве с жизненными проблемами, ориентации в обществе и умении решать возникающие задачи.
Кто нам нужен? Активный, «играющий» в современный бизнес человек, человек, понимающий, что истина не одна, их много, человек, воспринявший культуру ХХ века, чтобы жить в XXI, человек раскованный и принявший правила игры, потому что это разумно и удобно. Вместо этого нам хотят подсунуть забитого человека, которому одиннадцать лет вдалбливали что такое хорошо, а что такое плохо, а кроме того, что он обременен кучей долгов перед семьей, коллективом, государством и т.д. На уроках литературы на него навешивали мрачные проблемы XIX века, по истории заставляли зубрить даты наиболее кровопролитных мордобоев, в качестве национального символа ему подсовывали балалайку. Что ж, все так плохо? Нет. Не все. Математике у нас учат хорошо. Вот теперь все. Остальное никуда не годится.
И пока деловые люди не сформулируют свой заказ системе образования, производитель образовательных услуг будет только клянчить деньги, а качество своего продукта не изменит.
Это ж как везде на рынке. Что тут странного?
Если мы срочно не проведем реформу образования, то нас ждет тупиковый путь экономического развития. Система образования не может сама реформироваться. Ей и так хорошо. Образование – это дело общества, а не системы образования. Потребитель, а не производитель должен решать что хорошо, а что плохо.
Теория человеческого капитала, «багажа знаний», безнадежно устарела. Если мы не будем целенаправленно учить ребенка играть, решать задачи, выстраивать проекты, то с какой стати нам ожидать успеха, выигрыша в жизненной игре в мире ХХI века? Информация подешевела до обесценивания, в огромной свалке Интернета можно найти все что надо. Как искать, как использовать ее, как играть с ней на рынке? Этому мы не учим.
А есть ли у нас учителя, которые могут этому учить? Есть. Но очень мало. Обычный учитель может научить только тому, чему его самого учили.
Поэтому деловые люди, озабоченные будущим страны, а главное, будущим своих детей, деловые люди, которые хотят, чтобы их дети и внуки делали бизнес в России и чтобы при этом в этой самой России была нормальная бизнес-среда, должны начать трясти педвузы. По-серьезному. Никакой благотворительности. Предъявляем рекламацию.
Весной вашему покорному слуге довелось председательствовать на конференции «Общественные ресурсы образования». Стало ясно, во-первых, что общество продолжает, конечно, ругать систему образования, но и кроме того стало что-то делать. «Мемориал» проводит среди детей конкурсы, связанные с проблемами исторической памяти, Конфедерация обществ потребителей учит в летних лагерях поведению на современном рынке, экологи подхватили упавшую сеть «юных натуралистов», не остаются в стороне Московская Хельсинкская группа, Ассоциация юных лидеров и т.д. А во-вторых, бизнес с присущей ему целенаправленностью ринулся учить учителей общаться с миром через Федерацию интернет-образования. Это уже радует.
Мы все время так гордились, что мы умные, что остались в дураках. Ум-то сегодня нужен не пассивный, не ограничивающийся ответом на вопрос «почему?», а активный, спрашивающий: «для чего?».
Хотим, чтобы у нас была современная бизнес-среда, хотим, чтобы у нас были ориентированные на деньги кадры, хотим, чтобы ВВП рос не на 3–4% в год, а на 10%, – срочно займемся образованием. Не займемся, так в дураках и останемся.
В федеральный стандарт образования опять суют «Песню о Буревестнике». Да до каких же пор это будет продолжаться! «Нам, гагарам, недоступно» понимание того, зачем российской школе воспитывать соколов бен Ладена и пренебрегать навыками бизнес-поведения.




Партнеры