Ученье — вред

8 августа 2002 в 00:00, просмотров: 509
  “Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь...” Но если простые смертные, впитав знания школьных марьиванн и вузовских преподавателей марксизма, живут и радуются, то телеведущим сложнее. Эфирные небожители всегда на виду и на слуху, и если уж лажаются, то на всю страну. “Шесть нот” музыкального рулевого Ивана Демидова помнят до сих пор, хотя его “обоз” давно уехал. “Воркуту в Сибири” Михаила Осокина цитируют студентам-журналистам как пример классического телеляпа...
    
     Среди теледеятелей, которые, подобно Горькому, прошли “свои университеты”, есть физики, лирики, естествоиспытатели. К первым можно отнести отца-создателя КВНа Александра Маслякова. В юности этот прирожденный шоумен зачем-то окончил Московский институт инженеров транспорта (МИИТ) и даже прослужил инженером полтора года в проектном институте с устрашающим названием “Гипросахар”, где, “слава богу, не успел ничего спроектировать”. Через два года инженерной карьеры Александр Васильевич спохватился и пошел на курсы творческих работников ТВ. Результат известен: “Алло, мы ищем таланты”, “А ну-ка, девушки!” и, естественно, КВН давно стали телеклассикой.
    
     Практически по стопам главного кавээнщика двинулся другой веселый и находчивый телеведущий — Александр Гуревич. В Московском инженерно-строительном институте (МИСИ), куда он поступил, тоже была команда КВН. А еще там был старшекурсник Андрей Кнышев — автор и ведущий программы “Веселые ребята”. Именно он однажды пригласил на одну из передач молодых шуткарей, будущих инженеров-проектировщиков. Так Гуревич впервые попал в “Останкино”. Непрерывно сочиняя сценарии, песни и речевки для КВН, Александр каким-то образом все-таки закончил МИСИ, а через год поступил на режиссерский факультет ГИТИСа. Его постановочный теледебют — небезызвестный “Сам себе режиссер”, премьера в качестве телеведущего — “Устами младенца”.
    
     Когорту “лириков” смело может возглавить Дмитрий Крылов. Кем только не был наш телепутешественник: руководителем любительской киностудии, дворником, осветителем в театре, водителем машины “скорой помощи”... Зато когда Дмитрий определился и окончил отделение режиссуры эстрады ГИТИСа, он настолько проникся науками, что некоторое время там преподавал. Телекарьера Крылова строилась в три этапа. После пражских событий его призвали на ТВ делать программу, которая заменила бы знаменитый “Кабачок”. Ничего не получилось: никто из уважающих себя драматургов не шел светиться на тогдашнем ТВ. И только после краха социализма Дмитрий расправил крылья: сначала сделал анонсовый “Телескоп”, а потом — и “Непутевые заметки”.
    
     Практически из цирка пришел на ЦТ и ВР Матвей Ганапольский, чьей альма-матер стало училище эстрадно-циркового искусства в Киеве. До сих пор Матвей с ужасом вспоминает, как учился делать сальто. Продолжение обучения было не таким экстремальным — всего лишь режиссерский факультет ГИТИСа. А вот ведущий “Своей игры” Петр Кулешов не без удовольствия ностальгирует об этапах своей поистине артистической карьеры. Эксплуатируя природное обаяние, Кулешов умудрился поступить сразу на второй курс Государственного института театрального искусства им. Луначарского в Питере, после окончания коего работал актером в театре “Модерн”. Но этого было мало — и Петр запел, да так, что с ходу поступил на вокальный факультет Московской консерватории. Видимо, его богатый бас приглянулся Алле Борисовне — в пугачевском Театре песни “вечный студент” проработал больше года. А потом уже выдержал кастинг в 60 человек, среди которых были и экс-знатоки, и актеры, и журналисты, и стал телеведущим.
    
     Извилистыми путями продвигалась профессиональная фортуна наших “телеестествоиспытателей”: Николая Дроздова и Павла Лобкова. Главный теледруг животных Дроздов вполне мог стать... портным. Поступив на биофак МГУ, Николай Николаевич на втором курсе вдруг бросил учебу и подвизался на швейной фабрике. Кстати, и на текстильном производстве Дроздов не потерялся: всего за год дорос до мастера 7-го разряда по пошиву мужской верхней одежды. И все же поиск себя среди ножниц и катушек завершился возвращением в МГУ, только на кафедру биогеографии.
    
     Павел Лобков, как известно, увлекся “Растительной жизнью” совсем не случайно: он заканчивал факультет биологии питерского университета. И счастлив этим, потому что есть наука, а есть ремесло.
     — Я считаю, что если бы проучился пять лет на журфаке, а не на биологии, то журналист из меня получился бы еще хуже, чем я есть сейчас, — скромничает Лобков. — Если фундаментальной науке надо учиться, то ремеслом можно овладеть на практике.
     Однако и в стенах храма фундаментальных наук бытует своя порочная практика. К примеру, на питерском биофаке живет традиция принимать абитуриента с самым экзотическим именем вне зависимости от уровня знаний. На потоке, где преподавал Павел, лидировала девушка по имени Электра Эдисоновна. Но на следующий год ее “переплюнула” Мариэлла Финогеновна Иванова, которая на вопрос о двойном оплодотворении цветковых залилась краской и прошептала: “Ну, это когда один раз, а минут через 15 — второй...” Отчислили Мариэллу Финогеновну через полгода.
    


    Партнеры