Даешь навязчивую идею!

Наш специальный корреспондент Ирина Степанцева передает из Мюнхена с чемпионата Европы по легкой атлетике

12 августа 2002 в 00:00, просмотров: 781
  Не знаю, как проходили выходные в Москве и чем себя радовал столичный житель, но мюнхенцы, похоже, все собрались в Олимпийском парке и на стадионе. Мало того что трибуны были переполнены, так еще и сверху толпами стояли зрители. Им были видны лишь огромные экраны, но слиться вместе со всеми в экстазном крике победы, видимо, было важнее удобств домашнего просмотра... И в это время наши легкоатлеты, как плюшкины, собирали золотые медали.
    
     Все плюшкины были на одно лицо — женское. Сначала своим молотом с результатом 72,94 метра принесла победу Ольга Кузенкова. Она лидировала весь сезон и считалась основным претендентом на “золото”. Но, как известно, лидировать — одно, побеждать — другое.
     Следующее “золото” России с высоты птичьего полета перед дождем спустила Светлана Феофанова. (Интервью со звездой легкой атлетики читайте в завтрашнем спортивном выпуске “МК”.) Дождь и ветер, будь они неладны, помешали Свете пойти на рекорд, но для победы хватило и не свойственных ей уже 4,60. Всего на пять сантиметров ниже прыгнула с шестом и серебряный призер Мюнхена Елена Исинбаева, которая отважно заявила на пресс-конференции, что ей погода очень даже понравилась. “Это потому что тебе ветер дул в спину”, — заметила Феофанова. “А я его ждала и уговаривала”, — парировала Лена.
     Ну и наконец завершение субботнего вечера: Ирина Коржаненко не оставила никаких сомнений в том, кто нынче в Европе распоряжается ядром. Ирина с результатом 20,64 метра опередила и сильнейшую украинскую спортсменку Виту Павлыш, и Светлану Кривелеву, которая явно расстроилась из-за “бронзы” и покинула стадион, не остановившись около журналистов.
     — Ира, а если вы проигрываете, как проглатываете неудачу?
     — Может, поплачу немного. А потом думаю: значит, так было угодно кому-то там (тычет пальцем вверх), и сама себя вывожу из хандры. Я вот все хихикаю тут после победы, веселюсь, но не думайте, что победа легко далась. Совсем непросто, но я надеялась, что удача мне улыбнется.
     — Если вы улыбнетесь ей...
     — Да, просто какая-то уверенность была — нагло говорю и нескромно, но почему-то я чувствовала: мое время. Хотя здесь перед соревнованиями такой страх обуял! Я даже не была уверена, что вообще могу выйти и толкать. Но после первой же попытки поняла: не только могу, но и выиграю. А знаете, как страшно каждый раз? К тому же в Мюнхене собрались сильные соперницы, конкуренция серьезнейшая. Страх был еще и из-за отбора на Кубок мира — кто покажет сильнейший результат, тот и поедет. Может, там медом и не намазано, но Кубок — это престижно и, скажем так, приятно материально. Еще хотелось доказать, что я не потерянный человек для спорта. В общем, все вместе соединилось и стало уже навязчивой идеей. От нее разве можно избавиться? Но и боязно было.
     — Это вы со страху на 64 сантиметра Виту Павлыш опередили?
     — То, что в результате будут четыре сантиметра, была уверена — номер у меня здесь такой — в середине четверка. Правда, я предполагала, что это будет 34 сантиметра, а не 64.
     — Что-нибудь мешало выступлению, кроме дождя?
     — Да, слухи. Как только приехали, мне сказали, что Вита толкнула в этом сезоне на 21 метр, правда, результат не был официально зафиксирован. Я, конечно, не расстраивалась, мне только радостно, что мой вид вперед идет, но легкое замешательство появилось.
     — А кто такой добрый был, что вам стало так радостно?
     — Так земля же слухами полнится. Но это не так уж важно — потому что если я готова, то готова. Если нет, так уж слушай, не слушай — все равно. Я вот больше за ногу переживала: вдруг подведет? Микродыра в бедре у меня была, вроде и залечила успешно, но психологический страх остался.
     — А как же планы со страхом строить?
     — Да какие планы? Это мечта была — победа здесь, потом Кубок мира. Я никогда ничего не планирую вперед — меня даже муж за это ругает. Потому что если в мыслях куда-то уношусь в заоблачные дали — то обязательно ничего не получается. Я как темная лошадка...
     — Ничего себе “темная” — за 20 метров толкнуть ядро могут всего несколько человек.
     — Нет, я о том, что сама для себя часто бываю непредсказуема. Могу “это”, а могу “не это”.
     — У вас в Мюнхене всего третий старт в сезоне, а до этого была двухлетняя дисквалификация. Пережить такое спортсмену непросто. Природный оптимизм помог?
     — Если бы не муж, то никакой природный оптимизм не выручил бы. Сначала я очень сильно упала духом. И вышла из этого состояния только благодаря мужу, который мало того что тянул меня эти два года, но и регулярно вдалбливал: ты самая лучшая, самая сильная. Да даже за час до соревнований он мне внушал по телефону — что бы ни было, ты все равно сильнее всех.
     — Значит, муж занимался гипнозом по телефону, почти как Чумак по телевизору. А как сами вы себя взбодрили?
     — Я суеверная, даже скрывать нечего. И перед отъездом мне подруга, Наташа Садовая, подарила талисман — серебряную подковку. Сказала: “Эта подковка на весь год удачу обеспечит”. Вот я ее перед стартом достала, посмотрела, в руках погрела и пошла за ядром.
     ...Ну что тут скажешь? Больше нам благородно-навязчивых идей. Тем более что равнодушных победителей не бывает.
    


Партнеры