“Бедная овечка” в стае волков

Алена Свиридова: “За Макаревича горло перегрызу!”

14 августа 2002 в 00:00, просмотров: 787
  Вопреки сложившейся среди поп-персон традиции устраивать грандиозные вечеринки по случаю дня рождения, собирая в пафосных заведениях пол-Москвы, популярная певица Алена Свиридова решила поступить иначе. Сегодня она отметит свой “день варенья” в далекой Новой Зеландии. Поэтому мы решили побеседовать с Аленой заранее, накануне ее отъезда на другой конец света.
    
     — Алена, ваши друзья не обидятся, что в этот день вы оставите их без именинницы?

     — Да нет. Друзей собрать никогда не поздно. Вот приеду из Новой Зеландии, обязательно устрою для них праздник. А пока что лечу отдыхать и расслабляться почти в незнакомой мне компании. Будет человек пятнадцать, из них я знаю четырех, а вы только одного — Андрея Макаревича.
     — Это будет самый экзотический день рождения в вашей жизни?
     — Ну почему же. В прошлом году 14 августа я была в Индонезии. Взяла с собой красивое платье, мы устроили на яхте шикарный стол. Посидели, подурачились от души. И потом я же фанат подводного плавания, так что путешествия по морям-океанам стали для меня не просто развлечением, а жизненной необходимостью.
     — А вы любите свой день рождения? Все-таки одни и те же добрые слова, тосты и подарки могут надоесть.
     — Ну что вы. День рождения — единственный день в году, когда можно безбоязненно любить себя. А приятные слова женщинам никогда не надоедают.
     — Где-то читал, что ваша квартира завалена мягкими игрушками. В этот раз, наверное, коллекция изрядно пополнится?
     — Уж не знаю, где вы это вычитали. Мягкие игрушки я терпеть не могу. Почему? Да потому, что хорошую, качественную игрушку сегодня днем с огнем не сыщешь. А от китайского ширпотреба меня уже просто воротит. А насчет подарков скажу так. Когда ко мне подходят и спрашивают: “Алена, что тебе подарить?” — я обычно говорю: “А на какую сумму мне рассчитывать?” Вообще же я рада любому подарку, но больше всего — книжкам и автомобилям. Вот так.
     — А то, что вы заядлая кошатница, — тоже газетчики наврали?
     — Не то что наврали, но изрядно переборщили. Есть у меня две кошки. Вернее, кот и кошка. Но смотришь в журналах — я постоянно с кошачьей мордашкой в руках. Сделали из меня какую-то бабу Маню-кошатницу, как будто дома у меня их целый выводок.
     — Алена, вы недавно были в Кении, затем поехали в Киев, а сейчас — в Новую Зеландию. Значит, жизнь бьет ключом?
     — Да, точно. Работы сейчас — пруд пруди. Почему-то меня стали усиленно звать на телевидение. И в Кении, и в Киеве мы снимали новую программу “Гарем”, которая скоро появится на экранах. В Африке успела еще и отлично отдохнуть: купалась, загорала. Вот только с дайвингом промашка вышла. Сильно штормило, и “нырялка” была самая премерзкая.
     — Записи в студии, концерты, гастроли, теперь телевидение. Для чего нужно было взваливать на свои хрупкие плечи еще Союз писателей и Союз композиторов со всеми их бесконечными заседаниями?
     — Во-первых, в Союзе композиторов я пока не состою. А что касается Союза писателей, то я там в развеселом отделе поэтов-песенников, на заседания не хожу, в выборах не участвую. Зато познакомилась с замечательной поэтессой Риммой Казаковой. Только ради этого стоило вступить в союз. А еще я собираюсь писать прозу. В каком жанре? Пока не знаю... Или не скажу.
     — Можно немножко о вашей семье? Сын Вася подрастает, а еще ваш брат Алексей теперь составил вам компанию на сцене.
     — Очень рада, что брат сейчас всегда рядом — вместо подружки. Мы с ним как шерочка с машерочкой, всюду вместе. Он и поет, и на гитаре классно играет, к тому же является моим директором. А насчет сына не хотелось бы распространяться. Он сейчас в Канаде у своего отца.
     — Ну вот. Какая вы скрытная девушка! Болтливостью явно не отличаетесь.
     — А чего болтать-то. Работать надо. Так получилось, что я работаю в основном с сильным полом: продюсеры, музыканты, аранжировщики. Сплошь мужчины. Мне с ними легко. И среди коллег по музыкальному цеху мне наиболее близки Меладзе, Пресняков, Мазай, Макаревич. А у них долгие разговоры не приветствуются.
     — Кстати, о Макаревиче. Ходят упорные слухи, что вас связывают отнюдь не дружеские чувства.
     — Я Макара очень уважаю, обожаю, за него любому глотку перегрызу. Но то, на что вы намекаете, — это чересчур.
     — Ну все-таки есть надежда, что ваши отношения перерастут в нечто большее, нежели просто дружба?
     — Без комментариев. Вы, журналисты, хотите, чтобы вам все преподнесли на блюдечке — вот, мол, хватайте личную жизнь Алены Свиридовой. А самим что, слабо узнать? Я ведь не в монастыре живу.
    



Партнеры