Явление дважды героя

Сталин, Троцкий и папаша Карпов

15 августа 2002 в 00:00, просмотров: 882
  Статья “Сталин, Берия и папаша Мюллер” (“МК” от 31.07.02) вызвала некоторые эмоции у наших читателей. В особенности — у Владимира Карпова, автора двухтомника “Генералиссимус”: об этом двухтомнике и шла речь в статье. Эмоции тов. Карпова были, по всей видимости, столь бурными, что он не поленился и сам привез в редакцию “Ответ Марку Дейчу”. Сей ответ (на 18 страницах) Владимир Васильевич предварил просьбой, она же — требование, на имя главного редактора: немедленно опубликовать, причем без “правки и сокращения”. А “в случае отказа в публикации (бывает такое при нашей “демократической свободе слова”) прошу меня уведомить, чтобы я мог опубликовать отказ и мою статью в другой газете”.
     Что ж, уведомляем. Теперь тов. Карпов имеет полное право публиковать свой “Ответ” в любых СМИ. Вместе с нашим отказом, с которым все заинтересованные стороны могут ознакомиться.
    
 
    18-страничный “Ответ Марку Дейчу” завершается, понятное дело, подписью: “Герой Советского Союза Владимир Карпов”. После “Союза” ручкой поставлена запятая и ручкой же добавлено слово “академик”.
     Я с большим пиететом отношусь к академикам. А уж перед ветеранами войны и вовсе снимаю шляпу (которую, впрочем, не ношу) — эти люди заслуживают самых высоких и добрых слов. Но к нам в “МК” тов. Карпов пришел не как ветеран, а как автор “историко-документального издания” под названием “Генералиссимус”. В качестве же автора, претендующего на историзм, да еще и документальность своего “издания”, никакие льготы на него, автора, — будь он хоть четырежды Героем, как незабвенный Леонид Ильич Брежнев, — не распространяются.
     И еще одно предуведомление. Безусловно, “отказ в публикации” можно объяснить, как это делает тов. Карпов, ущербностью нашей демократической свободы слова. Дело, думается, все-таки в другом. Ни одна уважающая себя газета не станет публиковать откровенное вранье и фальшивые “документы”, которыми пестрит книга “Генералиссимус”. Именно такая оценка сего “труда” — фальшь и вранье — вытекает из моей статьи “Сталин, Берия и папаша Мюллер”. Тов. Карпов с ней не согласен? Что ж, у него остается истинно демократический способ доказать свою правоту — подать в суд. Потому что публиковать его “Ответ”, в котором повторяются те же бредни и фальшивки, что и в “историко-документальном издании”, иначе как по решению суда мы не станем.
     За сим — не обессудьте.
* * *
     Перво-наперво Владимир Васильевич возмутился: как это я осмелился назвать его партийным функционером от литературы, а его произведения — беспомощными в литературном отношении! “Не монтируется это с тем, — пишет тов. Карпов, — что меня писатели страны избрали своим руководителем”.
     Еще как монтируется. Именно таких и избирали: тех, кто отсутствие писательского дара восполнял деятельностью на ниве “общественно-политической жизни”.
     Вершин своей номенклатурной карьеры тов. Карпов достиг в 1986—1991 годах: первый секретарь Союза писателей СССР, кандидат, а затем и член ЦК КПСС. То есть — как раз во время горбачевской перестройки. Между тем, если верить Владимиру Васильевичу, именно в эти годы в России к власти пришли “сионисты”, которые развалили созданную Сталиным великую державу: “Сотни и тысячи представителей других национальностей служат, а точнее, прислуживают сионистам, являются их верными пособниками, получая за это вознаграждение высокими должностями, допуском в политические и коммерческие структуры, в СМИ, кино, литературу, на эстраду, телевидение, радио”.
     Самокритично. Вот, стало быть, от кого и за что у тов. Карпова все его чины и регалии.
     Но главный “конек” тов. Карпова — отнюдь не новейшая история, а борьба за власть между Сталиным и сионистами во главе с Троцким. “Я разобрался в этой борьбе за власть в 30-е годы, — утверждает Владимир Васильевич. — Троцкий после ранения Ленина был фигурой №1 в Советском правительстве и в партии. Борьба за власть им практически была выиграна: на всех ключевых постах находились сторонники Троцкого”.
     То ли разобрался плохо, то ли подвело автора дремучее невежество. Еще в 20-е годы Троцкий вчистую проиграл борьбу за власть в партии “ленинскому большинству в ЦК”. “Троцкисты были разбиты наголову как в Москве, так и по всему Советскому Союзу”. Этот вывод содержится в “Кратком курсе истории ВКП(б)” — популярном когда-то учебнике, подготовленном самим вождем. Уж не спорит ли с ним, с любимым и мудрым, тов. Карпов?..
     Еще в 20-е Троцкий был изгнан со всех постов, а в 1929 году — еще и из страны. В 30-е годы Сталин уже расставил своих сторонников (“Кадры решают всё!”) “на всех ключевых постах”, его власть стала практически неограниченной.
     И уж конечно — никогда Сталин не обвинял Троцкого в сионизме. Кстати говоря, сионизм — политическое движение за возвращение евреев в Палестину и создание там еврейского государства — в 20-е годы был в России запрещен. Более яростных противников, чем евреи-большевики, у сионистов не было. Троцкий и тут был самым непримиримым. Вот один лишь штрих. Во время Гражданской войны к Троцкому пробились еврейские “ходоки” и попросили его не провоцировать “белую солдатню” на погромы. Троцкий ответил так: “Возвращайтесь к своим евреям и передайте им, что я — не еврей и мне наплевать на то, что с вами случится”.
     Замечу: все приводимые мной цитаты и цифры я готов подтвердить с документами в руках. Тов. Карпов подобными доказательствами себя не обременяет. Понятно почему — документов у тов. Карпова нет, потому что их не существует. Зато фальшивок — сколько угодно. Из “Генералиссимуса” они перекочевали в “Ответ”, хотя весомее от этого не стали.
* * *
     В своем послании тов. Карпов прилежно переписывает из “Генералиссимуса” “сладострастные слова Троцкого, пьяного от пролитой крови русских людей:
     “Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем до животного состояния... А пока наши юноши в кожаных куртках — сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, — о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть! С каким наслаждением они физически уничтожают русскую интеллигенцию — офицеров, инженеров, учителей, священников, генералов, агрономов, академиков, писателей!”
     Обратите внимание, Дейч, не Карпов сочинил эти слова, а привел их секретарь Троцкого в своих воспоминаниях”.
   
  Осмелюсь утверждать: воспоминаний о Троцком, откуда тов. Карпов якобы заимствовал эту цитату, не существует. А иначе — с чего бы Владимиру Васильевичу так упорно скрывать фамилию “секретаря”, название его книги, а также издательство, в котором она вышла?
     А вот как поступает тов. Карпов с теми подлинными документами, которые хоть и в очень незначительном количестве, но все-таки присутствуют в его “историко-документальном издании”.
     “А вот еще один кровавый документ, — продолжает делиться открытиями в своем “Ответе” Владимир Васильевич, — подписанный четырьмя единокровными соратниками Троцкого — Свердловым (Гаухманом), его женой Новгородцевой, Володарским (Голдштейном) и Крестинским:
     “Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их полностью, провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо участие в борьбе с Советской властью”.
 
    Свердлов хоть и еврей, но фамилия его — подлинная. Крестинский — чистокровный украинец. Жена Свердлова, Клавдия Новгородцева, — чистокровно русская; она никогда не была членом ЦК и потому документов, исходящих от ЦК, никогда не подписывала. И уж тем более — никак не мог Володарский поставить свою подпись под чем бы то ни было в 1919 году, потому что годом раньше его убили. Но все это мелочи. Дело в том, что под этим документом — действительно страшным — вообще нет ни одной фамилии. Называется он так: “Циркулярное письмо ЦК РКП(б) об отношении к казакам”, подпись под ним — “Центральный комитет РКП(б)”. Подлинник находится в архиве РГАСПИ, фонд 17, опись 4, дело 7, лист 5. Ответственность за него лежит на всем большевистском руководстве, и не в последнюю очередь — на Иосифе Виссарионовиче.
     Если тов. Карпов этот документ видел, то он — лжец. А если не видел — то просто невежда и дешевый фальсификатор.
* * *
     Особенно огорчили Владимира Васильевича мои комментарии по поводу приведенного им в “Генералиссимусе” списка “Военного комиссариата”, якобы укомплектованного Троцким. Был такой комиссариат, утверждает тов. Карпов в своем “Ответе”, потому как “факты упрямая вещь”.
     Действительно: упрямая. А потому повторю еще раз. Специально для... ну, в общем, специально для тов. Карпова. Никакого “Военного комиссариата” никогда не существовало. Был “Народный комиссариат по военным и морским делам”, позднее — Реввоенсовет. Согласно карповской комплектации, в “военном комиссариате” русских не было вообще, евреев же — 34, да еще 8 латышей плюс 1 немец... Все это бред воспаленного воображения: подавляющее большинство членов наркомата были русскими (Крыленко, Дыбенко, Каменев, Рыков, Подвойский, Кобозев, Аралов, Антонов-Овсеенко...), но были и латыши (Вацетис и Смилга), и даже один грузин — Сталин. (“Историческая энциклопедия”, т. 11; монография “РВС республики”, Политиздат, 1991 г.)
     Но самое забавное — это “источник”, откуда вдохновенно черпает свои фантастические сведения тов. Карпов. Вообще-то он на подобные вопросы не отвечает, молчит, как разведчик на допросе в СМЕРШе. И лишь выдавливает из себя нехотя: “Это было опубликовано в Америке, не у нас, а в Америке было опубликовано. Я взял оттуда”.
     Вперед, граждане! В Америку, вслед за тов. Карповым.
     В начале 20-х годов в Нью-Йорке вышла книга “автомобильного короля” Генри Форда “Международное еврейство”. В ней было много любопытного: о “всемирном еврейском заговоре”, “тайном еврейском правительстве” и тому подобных кознях “мировой закулисы”. В Америке, правда, книга успеха не имела, более того — ее окрестили “злонамеренной пропагандой”. Реакция общества была столь сильной и однозначной, что в 1927 году Форд публично отрекся от авторства, признался, что в действительности книга состоит из статей двух русских эмигрантов, которые ввели его, Форда, в заблуждение. “Король” даже принес извинения евреям “за тот вред, который книга им причинила”.
     Все это не помешало триумфальному приему “Международного еврейства” в нацистской Германии. Книга неоднократно издавалась там миллионными тиражами, а фотографию Форда держал на своем рабочем столе сам фюрер...
     Вот там-то, в этой книге, имеются те сведения, коими оперирует тов. Карпов: военное ведомство советской России безграмотно названо “Военным комиссариатом”, число его членов то же, что и у Владимира Васильевича, — 43, из них — 33 еврея. У Карпова, правда, 34 — так это от усердия... Имеются в той книге и “исторические свидетельства очевидцев”. Ну вот, к примеру:
     “Когда большевики захватили власть, тотчас весь Петербург был наводнен тучей прокламаций и плакатов на еврейском языке. Ясно было видно, что этот язык должен сделаться одним из главных языков в России... Говорят, что Ленин не еврей. Возможно, но почему его дети говорят по-еврейски? Почему его воззвания написаны по-еврейски? Почему он отменил христианское воскресение и велел праздновать еврейскую субботу? Объяснение этого, может быть, в том, что он женат на еврейке”.
     Жаль, что тов. Карпов не привел сей “документ” в своем “Генералиссимусе”. Было бы весьма уместно. А впрочем — есть на сей счет старинная турецкая пословица: “Если ты пьешь воду из мутного источника, не удивляйся потом, что у тебя испортился желудок”.
* * *
     Владимир Васильевич — человек упертый. Оно и понятно: уплочено, назад дороги нет... В статье я пишу, что не существовало такой должности — “руководитель секретариата НКВД СССР”. Была должность — “начальник секретариата”. Нет, туго упирается тов. Карпов в своем “Ответе”: “На штампе, на рабочем повседневном документе зафиксирована должность: руководитель секретариата НКВД СССР Мамулов С.С.”. Правда, где бы на тот штамп хоть одним глазком взглянуть, Владимир Васильевич не указывает. Секретные сведения.
     Между тем все просто. В сборнике “Кто руководил НКВД, 1934—1941” читаем: “Мамулов С.С., начальник секретариата”.
     Еще один фантастический “документ” из “Генералиссимуса” — “Генеральное соглашение” о сотрудничестве и “взаимопомощи”, якобы подписанный Берией и шефом Гестапо Мюллером. И тут тов. Карпов меня ущучивает. “Мюллеру не надо было приезжать в Москву, а Берии в Берлин. Сотни политических и государственных деятелей ставили подписи, не приезжая в другую страну, документы им возили на подпись”.
     Поясняю. Специально для... ну, опять специально для тов. Карпова. В ХХ столетии ни один мало-мальски значимый международный документ не подписывался с помощью курьеров. Тут автора “Генералиссимуса” вновь кто-то обманул. И группенфюрер СС Карл Вольф никогда не приезжал в оккупированный гитлеровцами Мценск, чтобы обсудить с заместителем Берии некие сепаратные “Предложения германскому командованию”. Бредятина все это. И комкор Фельдман, выполняя план троцкистов-заговорщиков, никак не мог, согласно тов. Карпову, “отправить в лагерь поляка Рокоссовского”. Потому что арестовали будущего маршала в 38-м, а Фельдмана расстреляли — в 37-м, и как раз за участие в мифическом троцкистском заговоре. “Фейхтвангер написал об этих процессах книгу, но к россиянам, — утверждает Владимир Васильевич в “Ответе”, — ее не допускают нынешние поборники свободы слова”.
     Совсем заговаривается тов. Карпов. Книга та — “Москва 1937” — издана в 1990 году двухсоттысячным тиражом. И о том, как Сталин сумел обмануть Фейхтвангера, тоже давно известно.
* * *
     Но кое-что еще не слишком известно. Во всяком случае, именно на это рассчитывает тов. Карпов, когда пишет в письме в “МК”: “Всего 30—40 страниц осилил Дейч из моих тысячи, подробно описывающих и промахи и добрые дела Сталина в Мирные дни и особенно его блестящее руководство крупнейшими операциями”.
     Осилил. Хотя, признаюсь, с трудом: очень много смешных мест попадалось. Вот даже в одной вышеприведенной фразе — словечко “промахи” в применении к Сталину. Смешно.
     Что же касается “блестящего руководства крупнейшими операциями”... Об одной из таких операций — контрнаступлении под Москвой в ноябре 41-го — тов. Карпов очень подробно пишет в “Генералиссимусе”, целыми страницами передирая чужие воспоминания, в частности, Жукова. Пишет с придыханием и восторгом перед гением Великого Стратега. О том, во что вылилось это контрнаступление, Владимир Васильевич умалчивает. Восполним сей пробел:
     “Все доводы Жукова против распыления сил на контрудары, успех которых весьма сомнителен, не возымели успеха. Сталин своего решения не только не отменил, а, наоборот, потребовал немедленного его исполнения.
     Контрудар 16-й армии — это совершенно не подготовленное наступление именно в тот момент, когда противник уже изготовился к нанесению своего удара, имея превосходство в личном составе и артиллерии в 2,4—3 раза, а в танках — в 10 раз. Это был первый бой еще несколоченных и необстрелянных частей фронтового резерва, к тому же начавших его без подготовки. В результате 58-я танковая дивизия потеряла 139 танков (70,2% общего количества), 17-я кавалерийская дивизия — 75% личного состава. О том, как нещадно уничтожались конники, свидетельствует запись в отчетных документах 4-й немецкой танковой группы: “Не верилось, что противник намерен атаковать нас на этом широком поле, предназначенном разве что для парадов. Но вот три шеренги всадников двинулись на нас. По освещенному зимним солнцем пространству неслись в атаку всадники с блестящими клинками. Первые снаряды разорвались в гуще атакующих. Вскоре сплошное черное облако повисло над ними. В воздух взлетают разорванные на куски люди и лошади. Немногие уцелевшие всадники были добиты огнем артиллерии и пулеметов”.
     Контрудар оказался крайне неудачным. Цели его не были, да и не могли быть достигнуты. Армия понесла большие потери, ее оборона была ослаблена”.
     (Коллектив авторов Института военной истории МО РФ и Отделения истории РАН, “Великая Отечественная война 1941—1945”, книга 1, стр. 240—241.)
     Обойдемся без комментариев. Помолчим. В память о тех, кого безумный Стратег отправил на верную и бессмысленную смерть.
* * *
     В завершение сих дебатов — еще об одной фальшивке из книги “Генералиссимус”. Тов. Карпов очень подробно приводит слова якобы Алена Даллеса о том, как будет проводиться в жизнь план закабаления России. Вот этот страшный заокеанский план (цитирую с некоторыми сокращениями, чтобы не утомиться):
     “Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.
     Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, — словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Национализм и вражда народов, прежде всего вражда и ненависть к русскому народу — все это расцветет махровым цветом. Главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов”.
     “Нетрудно понять, — завершает эту жуть тов. Карпов, — что осуществляет эту иезуитскую программу “пятая колонна” и антисоветски настроенные аборигены. А главная ударная сила, хорошо замаскированная в тексте директивы, — сионисты”.
  
   Можете мне не верить, граждане, но покойный теоретик и практик “холодной войны” Ален Даллес не имел к этой “директиве” ни малейшего отношения. Эти слова писатель Анатолий Иванов придумал для одного из героев романа “Вечный зов” — бывшего жандарма, потом — троцкиста, а потом и штандартенфюрера СС, но не Штирлица, а некоего Арнольда Лахновского.
     Такие у тов. Карпова “документы”. Сию “директиву” он дословно переписал, иными словами — сплагиатил, и отнес на счет Даллеса. Потому как Аллену-то уже все равно, а для наших целей как раз подходит. Выполнять же сей план, согласно тому же тов. Карпову, должна “главная ударная сила — сионисты”.
     Сдвинулся человек на сионистах. Бывает.
* * *
     Личные выпады тов. Карпова в мой адрес я опущу. Ну там “махровый антисоветчик”, “антисоветчик в законе” и тому подобное. Тут, по-видимому, у тов. Карпова аберрация сознания наблюдается: советская власть давно уже приказала долго жить, а он все еще там. В ней.
     В завершение своего многотрудного и многостраничного “Ответа Марку Дейчу” Владимир Васильевич пишет высоким штилем всякие красивые слова о своем патриотизме и прочем таком. И еще о пожеланиях единомышленников “стоять насмерть!”.
     “Никакие выпады меня не запугают
— стоял и буду стоять за Россию”, — грозно предупреждает Владимир Васильевич.
     Между прочим, Советский Союз и Россия — не одно и то же. Это тов. Карпова опять кто-то обманул. И стоять не надо. Тем более — насмерть. Настоялись уже. Присесть бы тов. Карпову. Отдохнуть. От изнурительной борьбы с сионистами. Глядишь, оно бы и полегчало.
* * *
     Последний штрих. Согласно всяким справочникам, тов. Карпов — Герой Советского Союза. Однако сие утверждение было, по-видимому, справедливо лишь до выхода “Генералиссимуса”, поскольку в аннотации к первому тому об авторе написано: “Владимир КАРПОВ — дважды Герой Советского Союза”.
     Прямо-таки не знаешь, чему верить. Не исключено, впрочем, что вторая Звезда Героя — лично от Генералиссимуса. За это вот “историко-документальное издание”.
     Поздравляю.
    


    Партнеры