Когда едут милицейские крыши...

Ворованные автомобили все чаще приобретают сотрудники МВД

16 августа 2002 в 00:00, просмотров: 634
  Поделиться свалившейся на Василия Гургеновича радостью во всем доме, кроме друга-соседа, было не с кем: вряд ли кто другой понял бы, что значит телеграмма от частного детектива о найденном автомобиле, похищенном у Василия полгода назад. Ибо сосед Василия Гургеновича был ему братом по несчастью: и он, по чьему-то злому умыслу и той же зимой 2001 года, лишился своих новеньких “Жигулей”.
     …Разделив нечаянную радость, сосед в тот вечер тоже театрально достал из кармана аккуратно сложенную телеграммку и с гордостью похвастался:
     — Гляди, Вась, у меня такая же… — и удивленно добавил: — Это ж надо! Машины у нас с тобой угнали с разницей в один месяц. Нашли с разницей в один день. И в подъезде у нас с тобой — разница в один этаж… Чудеса!
     Наутро братья по счастью, каждый сам по себе, отправились по указанным в телеграммах адресам, к новым хозяевам своих автомобилей. И у подъезда дома №12 по улице Лебедянской столкнулись... нос к носу.
     Ведь новые владельцы похищенных у “братьев” автомобилей тоже жили в одном доме.
     С разницей… в один этаж.
Хроника пикирующего следствия
     Почуяв неладное, Василий Гургенович и его сосед решили не заниматься самодеятельностью и направили свои стопы в родное ОВД “Восточное Измайлово” — то самое, которое возбуждало уголовные дела по факту хищения у них новеньких “Жигулей”.
     Соседу повезло больше: оперуполномоченный, едва услышав о найденном автомобиле, в тот же день потащил его к дому на Лебедянской. Новой собственницы двенадцатой модели “Жигулей”, как выяснилось позже — привлекательной юной особы по фамилии Лисичкина, дома не оказалось. Испуганный голос из-за двери сообщил, что она на работе — в магазине автозапчастей на Липецкой улице.
     На удостоверение оперуполномоченного Лисичкина отреагировала убийственно спокойно:
     — Да сдалась мне ваша машина! Как купила, так и продала… — И, подбоченившись, многозначительно добавила: — Отберите, если сможете. На ней, между прочим, ездит сам Царан.
     Заявление Лисичкиной, как выяснилось через пару минут, не было пустым колокольным звоном: из директорского кабинета вышел вызванный по команде “Полундра!”… начальник отделения уголовного розыска ОВД “Бирюлево Восточное” майор милиции Александр Царан.
     Оценив оперативную обстановку профессионально наметанным глазом, майор понимающе развел руками:
     — Ну, коль такое дело, я вам эту машину сам завтра же пригоню.
     Однако ни завтра, ни послезавтра ни машина, ни начальник уголовного розыска в поле зрения соседа так и не появились…
     А утром следующего дня оперуполномоченный ОВД “Восточное Измайлово” посадил в служебный автомобиль Василия Гургеновича и повез опять к дому на Лебедянской улице — к новому владельцу его одиннадцатой модели “Жигулей” некоему Золотову.
     — Отсутствует, — прошамкал из-за двери чей-то приглушенный голос. — На работе он.
     — Уж не в магазине ли запчастей?.. — осведомился оперативник, задумчиво оценивая собственную шутку.
     — В магазине, — проскрипела дверь.
     На Липецкой улице, в уже хорошо известном измайловским операм магазине “Автозапчасти”, достали Золотова — человека с не слишком лазурным прошлым. От машины он тотчас же открестился:
     — В г-глаза ее не видел… Только доверенность на нее выдал… Даже не знаю кому...
     Понимая, что над магазином запчастей и аферами его сотрудников окончательно захлопнулся милицейский колпак, директор магазина, по случайности оказавшийся отцом Лисичкиной, попытался дело замять:
     — Господа, сейчас все уладим! Клянусь: через десять минут ваш автомобиль будет здесь.
     Директор магазина слово сдержал: его подручные пригнали автомобиль под двери магазина в мгновение ока.
     Взглянув не него, Василий Гургенович ахнул:
     — Это не мой автомобиль! Это машина моего соседа!
     Лисичкин побагровел:
     — Извини, отец… Бес попутал. Потерпи до завтра: пригонят и твой автомобиль…
     Но ни завтра, ни послезавтра свой автомобиль Василию Гургеновичу увидеть так и не довелось…
     Тем временем, пока счастливый сосед праздновал воссоединение со своим железным имуществом, Василий Гургенович обивал пороги Управления собственной безопасности столичного ГУВД.
     Закрытое дело о хищении автомобиля хотя и неохотно, все же возобновили по вновь открывшимся обстоятельствам. Но вызывать на допрос нового владельца автомобиля — Золотова, равно как его покровителей и подельников, не торопились: следователи ОВД кидали дело со стола на стол и приговаривали: “Ну, блин, некогда…”
     Когда же кидать стало уж совсем неприлично, перед следствием предстали Лисичкина и Золотов…
     Первую скрипку подельники вручили Лисичкиной — именно ей отвели роль главного героя покрытой мраком истории:
     — Я мечтала о двенадцатой модели “Жигулей”, искала новый автомобиль, но подешевле… Нашла некоего Иван Ивановича по объявлению в газете, но у него двенадцатых не оказалось, и он уговорил меня купить одиннадцатую. Оформила ее на Золотова — он за сотню “зеленых” для этого дал ксерокопию своего паспорта. И поставили машину в мой гараж. А через неделю мне позвонил тот же Иван Иванович и сказал, что лично для меня нашел двенадцатую модель. Я купила ее и зарегистрировала на себя, а уже ненужную одиннадцатую, оформленную на Золотова, мы вернули тому самому Ивану Ивановичу…
     В случившейся вокруг похищенных автомобилей заварушке одиннадцатая модель канула таким образом в неизвестность. Вместе с ней исчез из поля зрения Василия Гургеновича и начальник отделения уголовного розыска ОВД “Восточное Измайлово” Осипов, поклявшийся честью офицера в том, что машину Василию Гургеновичу обязательно вернет.
     Следствие в растерянности остановилось. При наличии гигантского количества участников криминальной сделки и ее свидетелей установить и обнаружить личность поставщика ворованных машин Ивана Ивановича следствию не удалось.
     На свое в отчаянии написанное в Управление собственной безопасности столичного ГУВД обращение Василий Гургенович получил весьма странный ответ из Нагатинской прокуратуры: спите, Василий Гургенович, спокойно — “по причине отсутствия в ваших действиях состава преступления (ложного доноса) возбуждать уголовное дело в отношении вас нет оснований”.
     И уголовное дело по факту хищения автомобиля снова — уже в который раз... — закрыли.
Вместо приговора…
     К криминальным автомобилям у правоохранительных органов случился совсем не профильный интерес: сотрудники милиции — от рядового до начальствующего состава — в последнее время, увы, все чаще с удовольствием приобретают в собственность или берут в пользование по доверенности машины, имеющие весьма сомнительную биографию.
     И в этом — свой резон.
     Человеку с погонами приобретать и пользоваться автомобилем, по праву ему не принадлежащим, чрезвычайно выгодно: вряд ли воровская малина осмелится продать сотруднику милиции краденый автомобиль как невинно чистый. А значит, имущество с темной биографией, как правило, оценивается для крышующих милиционеров едва ли не в полцены.
     И весьма удобно, ибо риск расстаться с похищенным ничтожно мал: вместо документов на автомобиль сотруднику ДПС на дороге достаточно предъявить удостоверение даже обыкновенного опера, чтобы избежать нежелательных проверок и как следствие — задержания. Ведь не осмелится же гаишный сержант требовать у майора Царана (а не дай бог у чина повыше…) открыть капот…
     По некоторым данным, только за последний год количество похищенных автомобилей, волею случая или по заказу ставших собственностью сотрудников МВД, возросло на треть.
     А это значит, что до тех пор, пока блюстители порядка пребывают в положении неприкасаемых, ныне существующими примитивными средствами розыска (типа “Ваши документики…”) обнаружить примерно 5—7 процентов похищенных автомобилей будет едва ли возможно.
     …По прогнозам экспертов, к началу 2004 года эта цифра при сохранившейся тенденции к росту увеличится как минимум вдвое.
    




Партнеры