Депутат оставил видеокомпромат?

В показаниях Головлева нашлось место Черномырдину и Христенко

22 августа 2002 в 00:00, просмотров: 556
  До весны прошлого года имени Владимира Головлева широкая публика не знала, хотя у себя на родине, в Челябинской области, он был человеком заметным...
     ИЗ ДОСЬЕ “МК”:
Владимир Головлев родился в 1957 году в Челябинске. Окончил местный политех, работал экономистом. В начале перестройки перешел в Челябинский облисполком. Вступил в региональное отделение “Демроссии”. Получив пост председателя Комитета по управлению госимуществом области, подготовил программу приватизации местных предприятий.
     С 1993 года — депутат Госдумы. Переизбирался туда еще дважды — в последний раз по списку СПС. В Думе этого созыва занимал пост зампреда Комитета по бюджету и налогам.

     В зале заседаний Владимир Иванович появлялся нечасто и в особой депутатской активности замечен не был. Впервые фигура Головлева оказалась в центре внимания в прошлом мае, когда два члена СПС, Головлев и Юшенков, отказались войти в преобразованный Союз правых сил и заявили о намерении создать оппозиционную партию при финансовой поддержке Березовского.
     Таким образом два народных избранника напрочь рассорились с руководством СПС и посвятили себя работе в “Либеральной России” (позже Владимира Головлева избрали одним из ее пяти сопредседателей)...
     А осенью 2001-го депутатов взбудоражила весть: Генпрокуратура попросила их лишить Головлева депутатского иммунитета (что его коллеги и сделали). Депутата вызвали на допрос и предъявили ему обвинение в мошенничестве, злоупотреблении служебным положением и взяточничестве. Как выяснилось, речь шла о довольно давнем — возбужденном еще в 1996 году — уголовном деле о приватизации в Челябинской области.
     Головлева обвиняли по трем эпизодам. Первый касался махинаций с Челябинской областной инвестиционной компанией, куда во временное пользование было передано большое количество акций крупных промышленных предприятий. Все ценные бумаги продали на вторичном рынке, при этом бюджет не получил ни копейки. Вторая часть обвинений была связана с инвестиционным фондом “Социальная защита населения” — жители Челябинска внесли туда около полумиллиона ваучеров, которые были... реализованы на бирже. И, наконец, третье — продажа пакета акций Магнитогорского металлургического комбината за 22 миллиарда “старых” рублей. Эту сумму опять-таки получил не бюджет, а некий “Банк содействия приватизации”, который выдал из полученных средств невозвратные кредиты разным коммерческим структурам.
     Владимир Головлев, естественно, назвал эти обвинения “абсурдными” и связал их со своими трудами на ниве “Либеральной России” под крылом опального Березовского. А через какое-то время стал заявлять, что в приватизационных нарушениях на самом деле виновны другие люди — в том числе и весьма высокопоставленные.
     Вообще, поведение Головлева было весьма противоречивым. Если в начале своих мытарств депутат говорил, что следователи требуют от него “компромат на Чубайса, Христенко и Починка в обмен на послабления”, то потом начал, наоборот, обвинять следователей в том, что его откровения относительно сильных мира сего их не заинтересовали. На допросах Головлев, по его словам, называл фамилии Чубайса (Анатолий Борисович, кстати, когда-то даже выбил для Головлева за успехи в приватизации медаль “За заслуги перед Отечеством”), Гайдара, Черномырдина, Сосковца, вице-премьера Христенко (он тоже в свое время работал в Челябинском областном комитете по государственному имуществу), нынешнего главы области Петра Сумина, прокурора области Анатолия Брагина и других — всего около 50 фамилий...
     В январе этого года расследование закончилось — обвиняемому предстояло ознакомиться со 136 томами дела. Сам Головлев назвал такой исход “внезапным” — он собирался поведать следователям еще немало интересного. В июне срок знакомства обвиняемого с делом истек, но Головлев за несколько дней до его окончания лег в отделение экстренной кардиологии ЦКБ. Примерно месяц назад депутат выздоровел, однако не спешил подписывать последнюю бумагу, необходимую для передачи дела в суд.
     В одном из последних интервью Владимир Головлев сказал очень интересные слова: “Все показания, которые я дал челябинской прокуратуре, несколько месяцев назад были записаны мною в Лондоне на видео. Там я не только говорю, но и прямо цитирую ряд наиболее любопытных документов. Более того, демонстрирую их перед камерой. Не исключено, что в какой-то момент эти записи могут начать транслироваться по европейским телеканалам. Скажем, в разгар очередной кампании по выборам в Государственную думу...”
     Учитывая, что в Лондоне находится “штаб-квартира” Бориса Березовского, можно предположить, что эти записи находятся в его распоряжении. Впрочем, московским соратникам Головлева по “Либеральной России” о наличии подобных видеодокументов ничего не известно...

* * *

     Абсолютное большинство коллег Владимира Головлева по Государственной думе убеждены: его убийство связано с уголовным делом, возбужденным в отношении депутата. Действительно, Владимир Головлев успел назвать слишком много громких имен людей, которые, по его мнению, могли быть замешаны в приватизационных скандалах...
     Депутаты Госдумы, оказавшиеся в Москве, — например, первый замруководителя фракции ОВР Константин Косачев — заявляли вчера, что независимо от политической направленности все депутатские фракции и объединения должны максимально способствовать раскрытию преступления.
     Один из главных “либероссов”, Сергей Юшенков, сказал в интервью “МК”: “Первая версия, безусловно, политическая. Владимиру Ивановичу неоднократно звонили неизвестные люди и требовали прекратить свои отношения с “Либеральной Россией”. Я думаю, это убийство — предупреждение всем тем, кто не согласен с действующей властью. Но в то же время не исключаю, что смерть депутата связана с уголовным делом в отношении него, ведь Владимир Иванович не молчал, он разоблачал тех людей, которые так или иначе были к этому причастны...”
     Между тем многие думцы считают, что “Либеральная Россия” должна воздержаться от “делания политических дивидендов на трагедии”. Так, депутат Госдумы Михаил Гришанков, бывший сотрудник УФСБ Челябинской области (он в свое время был одним из инициаторов расследования приватизационных махинаций), изложил нам свою точку зрения на происшедшее:
     — Причиной убийства, на мой взгляд, стала коммерческая деятельность Головлева, последствия той приватизации, которую он проводил в начале 90-х годов. Я подчеркиваю, что связи Головлева достаточно обширные. Он, по моим данным, например, владел частью пакета акций находкинского порта... Когда я сегодня услышал комментарий своего коллеги Юшенкова о том, что убийство связано с политикой... Честно говоря, у меня очень большие сомнения, потому что “Либеральная Россия” не является никакой политической силой. Я эту версию отбрасываю.
     Насколько мне известно, прокуратура области ждала, когда Головлев выйдет с больничного листа, чтобы предъявить ему окончательное обвинение. Поэтому допускаю вариант, что он был бы очень ненужным свидетелем, если бы начал говорить в суде. По оперативным данным, большой поток средств от приватизации Челябинской области шел в центр, в Москву...
     Хочу заметить также, что в окружении Головлева уже было одно убийство — в самом начале расследования, в 1996 году, бывший руководитель “Банка содействия приватизации” возвращался домой, ему проломили голову, и он скончался в больнице. Убийц, насколько мне известно, не нашли...
    





Партнеры