Юрий Аксюта: Мы вас удержим

9 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 371
  Юрий Аксюта — один из тех, кто делает радио и за рамками эфира. До недавнего времени он был генеральным продюсером “Европы плюс”, теперь занимает аналогичную должность на “Хит-FM”.
    
     — Сколько лет ты на радио?
  
   — С 1982 года. После того как я закончил актерский факультет ГИТИСа, наш педагог по сценической речи Александр Иванович Ушаков посоветовал мне попробовать себя на радио. Надо сказать, что поначалу желания трудиться на радио у начинающего артиста не было никакого. Но работа в одной бригаде с величайшей женщиной в области радио — Ольгой Сергеевной Высоцкой и с Юрием Левитаном изменила мои взгляды на радио и по большому счету определила мою дальнейшую жизнь. Это был дикторский отдел Всесоюзного радио, но осваивать пришлось практически все радийные профессии — корреспондент, ведущий музыкальных программ, режиссер и так далее. У меня были великие учителя. А когда в конце восьмидесятых все стало разваливаться и я собирался уходить, мне предложили работу на “Европе плюс Москва” — так я стал первым ди-джеем.
     — Почему же после 12 лет работы ты ушел с “Европы плюс”?
     — Причина очень проста. Как и везде, в радиомире должна быть ротация кадров. Кроме того, каждый творческий человек растет, и в определенных обстоятельствах ему становится, скажем так, тесно. У меня наступил именно такой период.
     — А почему именно “Хит-FM”, ведь были и другие предложения?
   
  — Я знаком с Борисом Зосимовым (владельцем радиостанции “Хит-FM”) более десяти лет. У нас давно было желание поработать вместе. Весной он сделал мне это предложение, и я понял, что обоюдное желание сотрудничества может получить реальное продолжение. Тем более что станция “Хит-FM” находилась далеко не в лучшем периоде своей жизни. У Бориса Зосимова появилось желание эту ситуацию изменить, и мне предоставили возможность это сделать. Это интересно. Я пришел на станцию, где дела идут не очень хорошо, и моя задача эти дела исправить.
     — Сил хватит?
    
— Я человек достаточно амбициозный — и в хорошем, и в плохом смысле этого слова. Но я не собираюсь что-то делать за счет других и идти по трупам, а буду осуществлять все за счет своих знаний, опыта и умений. Считаю, что амбиции мои абсолютно обоснованны. Больше того, я думаю, что могу их реализовать здесь, в новых условиях, на данной конкретной радиостанции.
     — Помогать в реализации амбиций тебе будут новые люди?
 
    — Да. Вообще, для меня очень важно, с кем я работаю. Сейчас мне фактически на станции дан карт-бланш. Эту ответственность я абсолютно четко осознаю, поэтому подбираю единомышленников. Они должны думать так же, как и я, понимать, что и как нужно сделать, и чувствовать себя друг с другом более чем комфортно.
     — Ты придерживаешься авторитарных методов руководства?
     — Нет, я человек лояльный и не упертый, иду на компромиссы. Если мне аргументированно объяснить, почему другая точка зрения более правильная, я готов попробовать сделать иначе. Я не считаю, что только я прав, и все, что говорю, — гениально и обязательно к исполнению.
     — Конкуренции не боишься?
  
   — Нет, ведь соперники хорошо известны. Это все станции, которые входят в первую десятку.
     — Существует идеальное радио?
    
— На моей памяти такая станция была. Это “Европа плюс” в определенный момент своего существования. Отношения в команде были близки к идеальным, и чувствовалось, что люди работают не за деньги, хотя зарплата там всегда была высокая. Но не это было определяющим. Была прекрасная рабочая атмосфера.
     — Ты будешь переносить этот опыт на “Хит”?
    
— Обязательно! Важно, чтобы люди приходили на работу с удовольствием. Чтобы они не следили, когда пробьет шесть или семь часов, чтобы побыстрее свалить. Иначе жизнь будет проходить впустую. Ведь с момента начала коммерческого вещания в нашей стране прошло всего-то двенадцать лет, а уже выросло новое поколение. Годы летят очень быстро. Какая бы музыкальная политика ни проводилась, какие бы ни были сделаны расчеты, какие бы ни были голоса у микрофона — все это живые люди. И в зависимости от того настроения, с каким они это все делают, получается хорошо, плохо или не получается вообще. Все зависит от людей, а не от моего теоретического расчета. Так что моя задача — создать людям нормальные условия для работы — и материальные, и психологические, и творческие.
     — А если убрать человеческий фактор?
     — Сделать этакое холодное радио можно. Можно вообще убрать голоса из эфира и зарядить компьютер на определенную музыку. Но музыку программирует опять же живой человек. И человеческий фактор все равно будет присутствовать.
     — Ну а что, по-твоему, может потенциальную аудиторию радиостанции “разгорячить”, подогреть интерес к той или иной частоте?
  
   — Здесь нет и не может быть универсальных рецептов. Для кого-то это отличная внеэфирная рекламная кампания, грамотный креатив плюс правильно спланированный и потраченный рекламный бюджет. Для кого-то — эфирные “мульки”, еще крепче привязывающие слушателя к излюбленной частоте и тому, что на ней происходит. Для кого-то еще — “точечное”, то бишь на 100% соответствующее формату и вкусам целевой аудитории, информационное спонсорство, участие в промо-проектах.
     — Какие из этих рецептов будут действовать на “Хит-FM”?
  
   — В принципе все. Но на первых порах мы хотим привлечь внимание потенциального слушателя к тому, что происходит в эфире нового “Хит-FM”. Станция стала динамичной, стильной, по-хорошему агрессивной. Наша целевая аудитория сейчас — 15—25 лет, основа эфира — самые последние modern rock, dance и pop-хиты последних трех лет. Естественно, в корне изменилось эфирное оформление и сетка программ. То есть на частоте 107,4 FM c 26 августа вещает абсолютно новая радиостанция. Поверьте мне, перемены действительно кардинальные, и ничего общего с тем, что звучало на “Хите” раньше, это не имеет и иметь не может. Вообще, я считаю, что время “и нашим и вашим” безвозвратно ушло. Будущее — за узкоформатными радиостанциями. Так что мы четко определили нашу целевую аудиторию и действуем (и в рекламной кампании, и в промо-политике) преимущественно для нее. Поэтому упор в той же внеэфирной рекламе сделан прежде всего на частоту — наш слушатель должен заинтересоваться, включить 107,4, а дальнейшая задача — его удержать.
     — Я слышал, что в вашем эфире до запуска нового формата происходило нечто ну совсем уж провокационное...
  
   — Да, было, было. Двое суток накануне запуска нового “Хит-FM” мы ротировали одну-единственную песню. Скорее это была доза трэша, необходимый китч — как ведро холодной воды на голову слушателя, привыкшего к определенным вещам в эфире, к закономерности: две русские песни за двумя нерусскими, потом ди-джейский треп, потом реклама. Думаю, трэш-уик-энд удался на все 100!
     — А что звучит в эфире “Хит-FM” сейчас?
     — Что звучит именно сейчас, сию минуту, точно не могу сказать. Но могу поручиться, что это качественная музыка, способная сформировать сознание нашего слушателя и дать ему максимум положительных эмоций.
     — Судя по всему, работа — твое главное увлечение.
  
   — Когда я был мальчишкой, то очень серьезно увлекался музыкой, как, впрочем, и большинство моих ровесников. У меня была огромная виниловая фонотека. И именно это предопределило мой безумный интерес к работе на музыкальной станции.
     Теперь это не работа и даже не увлечение — это моя жизнь.
    


Партнеры