Бунт генералов

Офицеры воюют с солдатами

12 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 1259
  В 1942-м наши солдаты под Сталинградом выдержали жесточайшие атаки фашистов. Через 60 лет, в 2002-м, наши солдаты под Сталинградом бежали от своих офицеров.
     Бежало 54 бойца. Слава Богу, они никого не убили, никому не оказали вооруженного сопротивления. Поэтому их трудно будет сделать преступниками в глазах общества.
     Хотя генералы уже начали стараться. С откровенным раздражением начальник Генерального штаба Квашнин и командующий Северо-Кавказским военным округом Трошев объясняли, как правильно понимать этот массовый побег.
     КВАШНИН. Вам что, жареный факт нужен? Нет? Ну тогда чего комментировать? Может, это провокация со стороны некоторых, кому хочется политическую ситуацию все время в другом виде видеть.
     Начальник Генерального штаба, похоже, спутал избитых солдат с какой-нибудь фракцией Госдумы. А если не спутал — пусть предъявит смутьянов-агитаторов, потому что самим солдатам политические провокации в голову не приходят никогда. А если не предъявит — значит, первое, что он захотел сделать, это не защитить солдат, а подсунуть стране и Кремлю удобную версию.
     ТРОШЕВ. Я всегда говорю: правильно Путин сказал: “Не ищите стрелочника”. Вы лучше разберитесь, откуда идет эта проблема. Вот почему мы боремся с террористами, теми, которые сбивают не только вертолеты, но и взрывают дома в Волгодонске, Москве и т.д., и т.д. Вот это главное, а не то, что всех повально наказать. Кроме того, офицеров озлобить. Они и так озлоблены на многое. На многое. Сегодня не все делается для армии так, как должно делаться. Отсюда все последствия.
     На первый взгляд речь совершенно несуразная. Убежали солдаты, а генерал говорит: “Разберитесь, откуда идет эта проблема. Вот почему мы боремся с террористами...”
     Понятно желание все взрывы (даже дальневосточных военных складов) списать на террористов. Но списать на них массовое дезертирство...
     Один говорит “политическая провокация”, другой — “террористы”. Генералы идут не в ногу, даже не сговорились, как отвечать. А разве это первый побег? Комитеты солдатских матерей утверждают: “ежедневно 200—300 бегунков”. Слово ласковое. Но выходит, что в год минимум 70 тысяч бегунков. Это уже не дезертирство. Это бунт.
     Против кого?

* * *

     Два солдата убежали, убили лейтенанта, убили генерала, план-перехват... Три солдата бежали, убили семерых, план-перехват...
     Теленовости по всем каналам повторяют эти сообщения снова и снова. Чуть не каждую неделю. А что мы чувствуем? Ужас? Гнев? Нет. У большинства эти сообщения вызывают тоскливую досаду: опять плохая новость, опять плохая новость, не слушать, забыть...
     Но скажите: эти солдаты-убийцы — это возрожденная армия или нет?
     Осенью 1999-го Чубайс, двигая в Думу свой СПС и играя на чувствах одураченных, говорил: “В Чечне возрождается русская армия!” Звучало эффектно. И никто не спросил: что именно возрождается? Выносливость, меткость, другие солдатские навыки, требующие упражнений? Или душевные свойства: честь, благородство и прочее, что, согласно легендам, было свойственно царской армии?
     Или еще что-то?
     “Возрождается” — значит, было, потом умерло, а теперь оживает, как кустики весной.
     Вот и вопрос: беглые солдаты-убийцы — они возрожденные? Были они в Чечне или нет? Если были — почему не возродились? Если не были — значит, побыв там некоторое время, возродились бы и не стали убивать генерала...
     Если армия в Чечне возрождается — т.е. становится лучше — то надо всю ее, весь миллион, пропустить через Чечню. И потому она, Чеченская война, идет так долго — вдвое дольше Великой Отечественной.
     Если она, война в Чечне, нам полезна, тогда понятно, что денег на нее не жаль. Просто платим за возрождение армии. И значит, солдаты-убийцы просто не успели еще попасть в очистительно-возродительное место на Северном Кавказе.
     А если нет? Если все не так — почему мы не требуем, пусть запоздало, ответа с тех, кто болтал о возрождении? От тех, кто обещал скорую победу? Помните, осенью 1999-го генералы гордо говорили: “Теперь не 1995 год! Мы научились беречь солдат!”
     Потери первой Чеченской войны: 4103 убитых. Потери второй Чеченской: 4405 убитых. И она продолжается.
     Плохо, что мы не чувствуем боли. Боль — сигнал. Боль полезна, она сообщает, какое место пора лечить. Нет сигнала — гангрена, смерть. Если у общества пропала реакция на войну, то очень может быть, что оно умирает.
     Мало-помалу милиция становится все более жестокой, все чаще зверствует. Даже в Москве не редкость, что задержанных избивают. А ведь за эти годы через Чечню, как через мясорубку, пропустили всю милицию. Вот она и стала костоломной. Избивают, пытают — с собственным населением обращаются как с вражеским.
     У многих, кто там возрождался, мозги набекрень. После такой командировки им и Москва кажется захваченным городом. Они не на улице столицы, они на тропе войны.
     Если так, то в потери следует зачислить всех, кто возрождался. У них у всех посттравматический синдром. Они потеряны для нормальной жизни и готовы причинять потери.

* * *

     Генералу хочется, чтобы в бегстве солдат был виноват международный терроризм. Мы ведь воюем с международным терроризмом. Вот недавно в Красноярске оперативники нашли 100 тонн танковых колес, 6 танковых моторов, огромное количество нового обмундирования. Это, что ли, международные террористы украли?
     Мы знаем, сколько воруют машин, потому что потерпевшие обращаются в милицию. Мы не знаем, сколько воруют танков, ибо нет заявлений об угоне.
     100 тонн одиночка не вынесет. Воруют огромные группы, перегоняют, переправляют на транспортных самолетах в чужие, быть может, недружественные страны. В этом бизнесе тысячи людей — от генералов до грузчиков. Это армия.
     Генералы и заигрывающие с армией депутаты вбивают нам глупую мысль: все беды от того, что у армии мало денег. А их всегда мало. Американским генералам тоже мало, несмотря на то что их бюджет в сотни раз больше.
     Воруют не от бедности. Иначе все бедняки воровали бы. Воруют не от бедности, иначе богатые не воровали бы. Библию не читали, в Бога не веруете, но кино про Остапа Бендера знаете наизусть. Симпатичный Шура Балаганов, имея 100 тысяч в кармане, полез в чужой карман за трешкой. Он не сознавал, что делает. Натура такая.
     Симпатичный генерал Трошев явно не сознавал, что говорил. Прочтите внимательно. “Я всегда говорю: правильно Путин сказал... Вы лучше разберитесь, откуда идет эта проблема... Вот это главное, а не то, что всех повально наказать. Кроме того, офицеров озлобить. Они и так озлоблены на многое. На многое. Сегодня не все делается для армии так, как должно делаться. Отсюда все последствия”.
     Тысячи дезертиров — это солдатский бунт. К нему мы привыкли. А теперь мы увидели — впервые за все правление Путина — генеральский бунт.
     Трошев начал с дежурного комплимента президенту. Но все дальнейшее...
     Давайте разбираться. Трошев считает, что наказать майоров за избиение солдат означает озлобить офицеров. Наказывают майоров не чеченцы, не террористы. Наказывает вышестоящее начальство. Его, это начальство, Трошев и предупредил. И добавил: офицеры уже и так озлоблены. И с нажимом повторил “на многое. На многое”. А нам внушали, что армия без памяти любит Верховного главнокомандующего. А она, оказывается, озлоблена.
     На кого? Неужели это солдаты озлобили офицеров, как дети-детдомовцы озлобили своих воспитателей-садистов. Нет, Трошев говорил не о солдатах. И похоже, не о журналистах.
     Озлоблены на власть? Но разве мало раздают орденов? Разве мало приемов в Кремле? Разве мало перед армией расшаркиваются политики?

* * *

     Не писал об армии полтора года. Не писал про “Курск”, про вертолет — и так слишком много плясок на костях. Но вопросы накапливаются, от них никуда не денешься.
     Полтора года назад, в марте 2001-го, был назначен новый министр обороны. Конечно, ему досталось тяжелое наследство. Все министры, все президенты жалуются, что им досталось тяжелое наследство. Но полтора года — большой срок. Скажите, стало ли лучше?
     Если стало лучше, то почему озлоблены офицеры? Ведь они первые почувствовали бы на себе даже малейшее улучшение.
     Единственный аргумент (публичный, не закулисный) того назначения был очень красивый: вот, впервые у нас будет штатский министр обороны.
     Штатский или в штатском? Или мы должны считать генералов КГБ штатскими людьми?
     В тот же день был назначен и новый министр внутренних дел. Скажите, стало ли лучше?
     ...Очень трудно уважать армию, которая продает оружие врагу. Да, она не вся это делает. Но она вся это терпит.
     Сбит огромный вертолет. Погибло более ста человек (до сих пор не знаем, сколько точно). Нашли “трубу”, из которой этот вертолет был сбит. Разве на ней нет заводского номера? Разве наши гениальные эксперты не могут определить завод-изготовитель? А сыщики — по документам — не могут найти, за какой воинской частью числится этот РЗРК “Игла”? Найти чеченца, который стрелял, очень трудно. Найти своего, который продал, гораздо легче. Почему он не расстрелян?
     Нам то и дело показывают обнаруженные чеченские схроны с российским оружием. Разве на этих гранатометах и автоматах нет номеров?
     Почему озлобленные офицеры не соберут всероссийское офицерское собрание? Согласны терпеть предателей? Значит, не офицеры. Боятся открыть рот? Что это за офицеры, которые боятся?
     Тот, кто озлоблен и боится, опасен не для внешнего врага. Того, кто озлоблен и боится, легко натравить на кого угодно.

* * *

     Чтобы не было слишком грустно, надо сказать и о главных друзьях по борьбе с международным терроризмом.
     На минувшей неделе НТВ показало широко разрекламированный документальный фильм “Террор”. Там президенты России и США и еще некоторые важные лица рассказывают, как оно все было 11 сентября и после 11 сентября.
     В какой-то момент на экране с бодрой улыбкой появилась советник президента Соединенных Штатов Америки Кондолиза Райс:
     — Когда мы разложили карту, нашли Афганистан и увидели, где он находится...
     А три года назад они, видать, разложили карту, нашли Югославию...
     Хоть стой, хоть падай. Хоть плачь, хоть смейся. Каким же дуракам досталась такая прекрасная планета.
    



Партнеры