МАЛЕНЬКАЯ МАМА

Как с ростом “в метр с кепкой” подняться на небывалую высоту

16 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 374
  “Маме еще в роддоме сказали, что я буду маленькая”, — начала свой рассказ 23-летняя Юля Кузнецова — симпатичная, хрупкая и в то же время очень мужественная девушка. Далеко не все женщины-карлики решаются на материнство. Полтора года назад она родила красивого и здорового мальчугана. По словам врачей, только каждая десятая “маленькая женщина” может родить здорового ребенка.
     По дороге в кафетерий ловим на себе ошалевшие взгляды прохожих. Еще бы! Девушки с разницей в росте почти 60 см сильно привлекают внимание.
     — К этому нельзя привыкнуть, можно лишь сделать вид, что не обращаешь внимания. Конечно, грех обижаться на детей — им интересно. Но когда взрослые смотрят в упор да еще задают глупые вопросы: “А почему ты такая маленькая?”
     Считается, что маленькие люди — злобные и обиженные на всех. Кто-то их боится и считает чуть ли не инопланетянами. Она родилась в Калининграде. Родители были здоровы. Почему Юля получилась такая — неизвестно. До нее в роду таких людей не было. Ходила в детский сад. Училась вместе со здоровыми детьми. “Когда смотришь на себя в зеркало — это одно, а если кругом видишь себе подобных — это сильно бросается в глаза... и пугает”, — говорит Юля. Она учится на третьем курсе экономического факультета Московского государственного гуманитарного института-интерната — единственный для инвалидов в России.
     — Я никогда не знала, что такое гулять с мальчиками. На меня не обращают внимания, но я привыкла не расстраиваться. Понимаю: почти для всех парней в первую очередь важна внешность. Когда узнала Олега — отца моего ребенка, — для меня это было счастьем. Мы познакомились в институте. Олег гораздо выше меня — его рост около двух метров. Конечно, вместе мы смотримся очень оригинально. С первого дня нашей встречи я не рассчитывала выйти за него замуж. А когда дело дошло до постели, поняла: мечтаю родить ребенка. Когда Юля забеременела, стало страшно: боялась, что ребенок может родиться с патологией. Беременность вели в Московском областном научно-исследовательском институте акушерства и гинекологии (МОННИИАГ). Сначала все шло хорошо: никаких отклонений не было. Но через некоторое время врачи вынесли вердикт: “Ребенок родится больным”. Но какая именно патология у него будет — никто не говорил. Настоятельно рекомендовали прервать беременность. “Пока не поздно, а то ребенок родится уродом. Что ты с ним будешь делать?!”
     — Спасибо маме, она все время была со мной, — у Юли на глаза наворачиваются слезы. — Но больше всего я обязана двум людям, которые спасли мою душу и жизнь моему малышу... До аборта оставалось дней пять. Рано утром ко мне тихонечко подошла медсестра и посоветовала обратиться в Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, к доктору Стыгару Аркадию Михайловичу. Оказывается, что ее подругам, совершенно здоровым женщинам, также говорили, что их дети родятся больными. Они уже решились прервать беременность, но обратились в центр. Выяснилось, что плод здоров, и беременность идет хорошо. Сейчас их детям по шесть-семь лет — и они абсолютно здоровы! После рассказа медсестры мы с мамой отправились в научный центр. Там меня встретил Аркадий Михайлович... Оказалось — плод абсолютно здоров. Никаких патологий. До сих пор не понимаю, почему меня обманули в МОННИИАГе. Для чего они хотели забрать моего неродившегося малыша? На опыты? Или просто не желали связываться со мной — маленькой женщиной?.. Мой мальчик родился здоровым. Вес 3,450 кг, а рост — 51 см. Во время рассказа Юлина мама вышла на прогулку с Сашкой. Мы с радостью присоединились к ней. Беленький, с голубыми глазками, улыбчивый. Он прыгал, бегал, качался на качелях... Саша перегоняет по росту многих своих сверстников. Я спросила Юлю, как же она с ним справляется: “Конечно, мне уже тяжело его поднимать, бегать с ним. Но он как будто понимает: лишний раз на ручки не попросится и не капризничает. Тем более мне помогают мама и папа. Я очень хочу найти работу — на пенсию по инвалидности и помощь родителей прожить трудно. А сейчас в доме маленький ребенок...”
     После встречи с Юлей захотелось поговорить со спасителем ее ребенка, доктором Стыгаром. Позвонила в научный центр — мне грубо ответили, что “этого доктора” давно уволили, и бросили — нет, швырнули трубку. Это странное совпадение с увольнением доктора Стыгара наводит на мысль о серьезных проблемах в нашей медицине...
     Юля улыбается, смеется, особенно когда смотрит на Сашку. Но чувствуется, что не так все гладко, как она хочет показать. Проблемы есть, и совсем не маленькие. Но, слава Богу, вокруг Юли находится много хороших людей. А не черствых, готовых обидеть не за что-нибудь, а просто потому, что привыкли: маленькие ответить не смогут...
    


    Партнеры