Пара на пару

Марат Сафин: “Хочу помочь Кафельникову уйти. С Кубком Дэвиса...”

23 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 448
После двух блестящих побед в первый день полуфинала Кубка Дэвиса Марат Сафин и Евгений Кафельников были стопроцентно уверены, что выиграют парный матч. Но неожиданное сопротивление аргентинцев в парной встрече выбило их из колеи. В конечном итоге Женя и Марат проиграли: 17:19. “Нам просто повезло”, — заявил потом Лукас, один из лучших парных игроков в мире. Впрочем, победители склонны быть великодушными.

Между тем зрители присутствовали на историческом событии. Матч длился 6 часов 28 минут! Как после такого марафона снова выходить на корт и отыгрываться в одиночку в последний день полуфинала — представить трудно. Учитывая, что аргентинцы — Хуан Игнасио Чела (против Сафина) и Гастон Гаудио (против Кафельникова) — отлично отдохнули за время парной игры и в воскресенье вышли на корт бодрячком. А мы сделали ставку на незаменимых лидеров, и сказать по этому поводу можно только одно: “Кто же знал?!”
Сразу уточню, что этот номер “МК” был подписан задолго до того, как стали известны результаты вчерашних одиночных встреч.
Пятница
“Ну, Женя, я из-за тебя чуть очередной инфаркт не заработал!” — Борис Николаевич Ельцин даже не пытался сдерживать чувств... Вероятно, врачи упорно отговаривали экс-президента от подобных экспериментов над своим здоровьем, но любовь к теннису победила. В пятницу вечером Ельцин приехал на полуфинал в Лужники. Никто ведь не ожидал, что матч Кафельникова и Челы затянется аж на 4 часа 8 минут и отнимет столько нервов.
Когда Кафельников вырвал долгожданную победу, Ельцин немедленно “вызвал” в VIP-ложу его, Марата, и, конечно, капитана команды (между прочим, своего бывшего советника) Шамиля Тарпищева. Личные поздравления длились не меньше часа... Кстати, на приеме были также Вячеслав Фетисов, Леонид Тягачев и Владимир Алешин.
Когда корреспондент “МК” поинтересовался у Вячеслава Фетисова, какие чувства он испытывает после такого матча, великий хоккеист сказал: “Сегодняшнее выступление Жени меня потрясло”. — “Как вы относитесь к тому, что он собирается уходить из большого тенниса?” — “Думаю, рановато!” — “Может, попытаетесь его уговорить?” — “Вы же сами понимаете, что это бесполезно. Если он уже все решил...”
После приема у экс-президента Кафельников, уже практически в ночи, отправился на пресс-конференцию, а Марат спустился вниз и бросил с усталым раздражением: “Меня уже мутит от этих кортов! Хочу домой!” Его трясло. Похоже, выступление товарища по команде измотало его больше, чем самого Кафельникова. Перед этой игрой Марат говорил: “Женя должен выиграть. Должен. Тогда нам останется только победить в парах, и мы — в финале!”
Суббота
Казалось, эта победа даже не обсуждалась. Аргентинцев никто в расчет не брал. Если Лукас известен всему миру как великолепный парный игрок, то Налбандян значительно больше прославился как одиночник — финалист Уимблдона. Что характерно, эти теннисисты вообще впервые играли в паре. В то время как Женя и Марат... “Двум лидерам вместе не играть!” — заметил кто-то из журналистов. А Шамиль Тарпищев по этому поводу сказал следующее: “Проблема в том, что Марат — не парный игрок. Ему сложно под кого-то подстраиваться. Женя в этом смысле гораздо органичнее”.
Именно по этой причине покрытие крота выбиралось исключительно “под Женю”. Марат Сафин, как известно, любит “быстрые” покрытия. И на террафлексе чувствует себя дискомфортно. Зато аргентинцы, привыкшие к “медленному” грунту, были в восторге: они ожидали “быстрого” харда, так что для соперников наш выбор оказался приятной неожиданностью.
“Это была наша ошибка, — признавался потом Шамиль Тарпищев. — Недооценили соперников... С другой стороны, — пошутил он, — нам повезло: у нас не было шансов проиграть, но мы все же сделали это...”
Борис Николаевич на этот раз приемов не устраивал. Он так нервничал, что Наина Ельцина перманентно его успокаивала и пыталась усадить. Но экс-президент ни на что не реагировал. Оказался слишком страстным, и зал от души его поддерживал...
...Марат на пресс-конференцию не пришел. Женя, несчастный и обессиленный, все же добрался до журналистов вместе с Шамилем Тарпищевым. Однако до начала массового “допроса” оставалось еще минут пять, и Женя сразу скрылся за жалюзи (благо между ними и огромными окнами пресс-центра было приличное расстояние), чтобы не напороться случаем на бестактного репортера. Кафельников долго разговаривал с кем-то по мобильному, ходил из стороны в сторону и казалось, вот-вот взорвется. Были б силы...
Когда все началось, Женя уткнулся взглядом в одну точку, скинул кроссовки и стал вяло вращать под столом онемевшими ступнями. На вопросы в основном отвечал Тарпищев.
Марату предстояло в воскресенье выступать первому. Скорее всего он не пришел только поэтому. Что характерно, перед выступлением друга накануне он говорил: “Женя хочет уйти, и я собираюсь ему в этом помочь... В том смысле, чтобы благодаря нашим общим усилиям он ушел победителем Кубка Дэвиса — это ведь единственный кубок, которого еще у Кафельникова нет”.


Партнеры