“Вот найдем сына, он все сам расскажет”

Местные жители символически хоронят своих близких, и только Бодров-старший надеется на лучшее

26 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 702
  Сегодня в Северной Осетии официально объявлен день траура по погибшим в Кармадонском ущелье. В минувший вторник Сергей Шойгу на совещании со службами МЧС принял решение — всех пропавших без вести считать погибшими.
     Большинство местных жителей в этот день символически хоронят своих близких. Вот только команда Сергея Бодрова до сих пор не теряет надежды на спасение режиссера. Несколько ребят из съемочной группы ежедневно вместе с московским отрядом МЧС продолжают обследовать место трагедии.
     Корреспондент “МК” посетил место, где проводились съемки, где остался инвентарь и откуда, по сведениям очевидцев, ушел в никуда Сергей Бодров.

     Сегодня небольшой кавказский городок Верхний Кармадон называют городом смерти. Люди здесь живут как на пороховой бочке, которая в любую минуту может взорваться. Если оставшаяся часть ледника сойдет, она накроет Кармадон, Верхний Кармадон и еще более 10 сел. Последствия этой катастрофы могут оказаться значительно масштабнее предыдущей.
     — До нас доходят слухи, что нам грозит эвакуация, но пока никто никаких мер не предпринимает, — рассказывает директор единственной кармадонской школы. — Да и сами мы, наверное, откажемся, все-таки родная земля, здесь похоронены наши предки.
     Еще неделю назад из Владикавказа до Кармадона вела прямая дорога длиною 30 километров через поселок Гизель. В минувшую пятницу дороги не стало, отменили рейсовые автобусы. Добраться до селения можно только объездной дорогой через поселок Фиагдон, что в 100 километрах от города. У местных жителей пока еще остались какие-то продукты и запасы питьевой воды. Как выживать дальше, еще не думали. Личного транспорта ни у кого нет. Нанимать частную машину до Владикавказа обойдется не меньше 300 рублей в одну сторону.
     Сошедший ледник Колка хорошо просматривался со всех сторон. В нескольких километрах от Верхнего Кармадона расположено село Даргавса. Здесь живет 78-летний охотник Кудзия. Именно он за несколько дней до случившейся трагедии предсказал обвал ледника.
     — Этот ледник всегда считался самым страшным и опасным. Некоторое время за ним велись постоянные наблюдения. Но семь лет назад все забыли про него, — рассказывает старик. — Тогда я сам стал следить за ледником. С каждым годом трещины в нем увеличивались. Я отправил больше сотни писем в различные инстанции, но никакой реакции не последовало. За несколько дней до трагедии предупреждал, что ледник вот-вот сдвинется, да никто не стал меня слушать...
     Мы едем дальше, наша “копейка” явно не тянет.
     — Эта дорога много лет непроездной считалась, — рассказывает водитель. — По ней лишь трактор мог пройти...

Жители Кармадонской долины ночуют в горах

     Село Кани. Местные жители с помощью бинокля могли наблюдать за съемками фильма, которые велись с противоположной стороны гор. Также они явились очевидцами случившихся событий.
     — Внучка смотрела “Спокойной ночи, малыши!”, и не успела доиграть колыбельная, как потух свет. Я вышла на улицу, был сильный туман, потом раздался гром. Я глянула на горы и не поняла, что произошло. Огромные серые глыбы летели в ущелье волнами, глаза не успевали следить за ними, все случилось за считанные секунды, — рассказывает Сима Хазикова.
     В ту ночь все жители Кани выбежали из домов и бросились к подножию Девичьей горы.
     — Это самое безопасное место в нашем районе, — утверждают они. — Уже целую неделю там около ста человек ночует. Спим у добрых людей по очереди.
     Подножие Девичьей горы стало укрытием для большинства тех, кто проживал близ Кармадонского ущелья. Ночью там холодно, как на Севере, но спастись можно только в этом месте.
     — Ни о каких новых жилищах и речи не ведется. По словам спасателей, дорогу только через 15 лет отремонтируют, а у нас даже магазина нет и только одна палатка на несколько сел, — вздыхают жители Кани.
     С 62-го по 92-й годы в Кармадонском ущелье располагался всесоюзный санаторий “Кармадон”. Затем дом отдыха преобразовали в поселение для беженцев. Так кармадонцы остались без работы. Ведь большинство из них числились сотрудниками санатория.
     — У нас отопление включают на полмесяца в году. Дома старые, вот-вот рухнут. Этим летом мы пережили мощное наводнение, все трубы прорвало. Были жертвы. Но никто нас спасать так и не приехал, — говорят женщины села.
     Мы спускаемся в ущелье. В этот же день сюда добрался и Сергей Бодров-старший. Больше часа он просидел на траве, глядя на обрушившийся ледник. Отец человека, известного сегодня всей стране просто как “брат”, не может, да, видимо, и не хочет общаться с окружающими, он все больше молчит.
     — Вот когда найдем сына, он сам все расскажет, — говорит мне Бодров-старший.
     — Надежда есть?
     — Нам обещали...
     Огромные черные глыбы льда протянулись на 30 километров. Сколько людей осталось под ними, уже вряд ли удастся подсчитать.
     — У меня погибли четыре внучки, муж и невестка. Сегодня похороны, — плачет рядом одна из местных женщин. — Сначала хотели гробы сколачивать, думали вещи покойных туда положить, но нас отговорили. Так что просто на кладбище кресты поставим. Поминки, по нашим обычаям, через 40 дней устроим.
     ...Мы подходим к завалам, пройти самостоятельно больше 20 метров по останкам ледника не удается. Огромные трещины расходятся прямо под ногами. Подошва ботинок насквозь промокает. Так близко к ущелью подбираются сегодня кроме нас лишь местные жители, чтобы помянуть родных и положить цветы на место трагедии. Въезд к Кармадонской долине перекрывают уже на первом перевале.
     Вероятность того, что кто-то из живых может находиться подо льдом, ничтожна мала. Но, по словам некоторых сотрудников МЧС, она все-таки остается. К сожалению, проникнуть под толщи глыб невозможно, колоть лед придется несколько лет. Взрывать опасно, так как непременно сойдет вторая лавина.
     Больше 20 лет потребуется, чтобы восстановить курортную зону, выстроить базы отдыха и заманить сюда туристов... Впрочем, правительство Северной Осетии все равно готовится раз и навсегда запретить какое-либо строительство в тех местах, где имеется опасность схода ледников.

Коллеги Бодрова уверены в спасении режиссера

     Ресторан на первом этаже гостиницы “Владикавказ” на этой неделе превратился в штаб-квартиру съемочной группы Бодрова. Каждый вечер здесь собирается порядка 20 человек: родные, знакомые, друзья, коллеги пропавших без вести ребят. Они не общаются с прессой, вежливо объясняя: “Пока ситуация не прояснится, никаких комментариев”. Они игнорируют любые попытки с моей стороны завязать даже непринужденный разговор о погоде. Они намеренно избегают новых знакомств и не распространяются на тему дальнейшей судьбы начатой картины. А вчера меня неожиданно приглашают присесть за столик. Видимо, у людей, переживших такой страшный шок, появилась наконец необходимость выговориться. Моим добровольным собеседникам оказался ассистент оператора Сергей.
     — Мне повезло. Я ушел в начале восьмого. Это была чистая случайность, — начал Сергей. — Нас четверо человек с гор спустилось. Когда сошел лед, мы были уже во Владикавказе. Отмечали окончание съемок. Прождали ребят до двух часов ночи, думали, они решили остаться в горах.
     В этот день у Вадима, водителя Бодрова, был день рождения. Сам он житель Верхнего Кармадона.
     — Мы знали, что Вадик с Бодровым собираются отметить это событие, — вспоминали позже знакомые именинника. — Вадик так радовался знакомству со знаменитым актером, что не мог утаить этого факта ни от кого, всему селу рассказал. Вадик очень ждал дня рождения — вина закупил, барана резать приготовился.
     Теперь никто не сможет ответить на вопрос, остановились ли на пикник Бодров с коллегами или нет.
     — Информация о случившемся дошла до нас поздно ночью. А по телевизору ее вообще передали лишь утром следующего дня, — продолжает Сергей. — Честно говоря, мы не предполагали, что все так серьезно.
     По словам биологов, приближение подобного рода трагедий хорошо чувствуют животные. Так, в городе Кармадон за полчаса до схода лавины завыли собаки и начали метаться по двору куры. Коровы не хотели вставать в загон. Что-то странное стало твориться и с животными, задействованными в фильме Бодрова. Кстати, это была одна из причин завершения съемок.
     — Обычно съемочный день длится до 10 часов вечера. А тут Бодров уже в семь стал всех подгонять, собрались за какие-то 40 минут, — рассказывают сотрудники съемочной группы. — Лошади упирались, овцы разбегались.
     Многие говорят, что место для съемок картины было выбрано совершенно случайно.
     — Это я убедил Сергея снимать именно в Кармадонской долине, — рассказывает помощник администратора Сослан. — Он еще в августе приезжал с оператором и художником сюда и обалдел от здешней красоты. Сомнений не осталось.
     Оказался задействованным в съемках и брат Сослана. Он закончил театральный вуз. После выхода фильма “Брат” его кумиром стал Сергей Бодров. Он давно мечтал познакомиться с актером. А тут предоставилась возможность даже поучаствовать в съемках.
     — Брат специально взял отпуск, занял денег и приехал в Осетию. Его назначили помощником художника. Он не отходил от Бодрова ни на шаг... — вздыхает Сослан.
     На вопрос, будут ли дальше снимать фильм, сотрудники СТВ пожимают плечами.
     — Мы еще не обсуждали этот вопрос. Вообще, сценарий написал Сергей Бодров. Он давно лелеял мечту об этой картине. Он ее и должен закончить, — говорит продюсер Сергей Сельянов.
     На Кавказе Бодров успел снять всего два эпизода: сцену в колонии строгого режима и в Кармадонском ущелье. Отснятые кадры сохранились. Что будет дальше, покажет время.
    





Партнеры